Вы знаете, работы стало в разы больше!

    девушка работает за компьютером

    Дистанционно мы попросили известных тольяттинцев ответить на три вопроса, касающихся сложившейся ситуации. Чем вы занимаетесь в самоизоляции? Если ваш сосед нарушает режим, будете ли вы звонить по указанным мэрией телефонам? Когда, на ваш взгляд, все это закончится?

    Ольга Кораблева, кандидат социологических наук, доцент ПВГУС:

    – Чем мы занимается? Вы знаете, работы стало в разы больше! И ноутбука на всех не хватает…

    Первую половину дня учим уроки с дочерью, она у нас в пятом классе. Мне даже видео захотелось снять, как мы недавно делали иностранный язык, особенно смешно было наблюдать за нашим произношением. Много задают по математике. На прошлом дистанционном уроке домашняя работа – 17 упражнений! Конечно, мы отложили в сторону произношение и наш несовершенный английский язык и взялись за точную науку.

    После обеда начинается основная моя преподавательская работа со студентами и дипломниками. Так сказать, обеспечиваем дистанционное образование, как можем, поддерживаем его в рабочем состоянии. Наполняем контентом, учебно-методическим материалом и информационными технологиями.

    Недавно организовали с одной моей дипломницей социологический опрос на тему татуировок. Как тольяттинцы относятся к людям с тату? Вы знаете, очень много горожан уже поучаствовали.

    Как будто и литературу читать некогда. В последнее время в основном слушаю аудиокниги. По-новому был мной переосмыслен Лев Толстой и его Каренина. Сейчас переключилась на Алексея Толстого. Муж перечитывает «Хождение по мукам», а я слушаю аудио. Любопытно. Побывали на онлайн-экскурсии в Эрмитаже, на очереди – опера.

    По поводу нарушителей. Интересный вопрос, но соседей я не вижу. Ни по каким телефонам, ни при каких обстоятельствах звонить не собираюсь.

    Хорошо, если это все закончится в июле, то есть где-то два месяца еще продержаться нам. Но чем больше станем сидеть в изоляциях по норам, тем дольше это будет продолжаться…

    Григорий Эстулин, профессор тольяттинской консерватории:

    – До обеда я работаю. Нашей консерватории наконец-то вернули лицензию на проведение образовательной деятельности. Правда, за эти годы, пока она была закрыта, четыре ведущих сотрудника умерли, а некоторые вообще ушли из профессии, так что проблем хватает. В апреле исполнилось 40 лет ансамблю гитарной музыки «Резонанс», руководителем которого я являюсь. Готовлю материалы, обсуждаю монтаж документального фильма…

    После обеда я – законопослушный нарушитель, профессиональный рыбак-любитель. Беру удочки, сажусь в машину и еду на озера. Никому не мешаю, ни с кем не контактирую. Соответственно, звонить никогда никому не стану, но если соседи будут скверно себя вести, что весьма маловероятно, обращусь за помощью к участковому, с кем хорошо знаком.

    Мой сын по профессии – врач-инфекционист, сейчас живет в Москве и является представителем известной зарубежной фармацевтической компании. Ситуацию отслеживает от и до. Вчера я его спросил по телефону, когда реально все закончится, потому что мне нужно по делам в столицу. Он ответил: не раньше середины июля.

    Деви Гогия, тренер по боксу, бывший чемпион Европы среди профессионалов:

    – В период самоизоляции занимаемся физическими упражнениями в домашних условиях с сыном. Также «рубимся» в настольные игры, смотрим фильмы, мультики, играем в приставку… Признаюсь, что раньше на все это не хватало времени!

    Если узнаю о нарушении кем-то из соседей режима самоизоляции, проведу беседу с этим человеком, чтобы он больше не нарушал и сидел дома.

    Надеюсь, что эпидемия закончится в самое ближайшее время, хотя о начале полноценной подготовки спортсменов и выступлении на соревнованиях можно будет говорить только ближе к осени.

    Опрос вел Игорь Астраханов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 17 (1298) 30.04.20

    девушка работает за компьютером