Вот и наступает последний месяц осени – ноябрь

    27 октября – Параскева Пятница

    А еще: грязниха, порошиха, льняница.

    «На грязниху большая грязь – четыре седмины до зимы».

    Осмотрительно поступают те, кто чеснок высаживает поздно-поздно осенью, чтоб он не прорастал и не погибал ростком на морозе в гололедицу. А еще мудрее поступала одна моя хорошая знакомая из Жигулевска (они с мужем дом с участком в нашем селе лет тридцать тому назад купили). Она в средине, а то и в конце этого месяца высевает салат, лук, морковь и петрушку (но не редис: тот в корень весной может пойти). Уверяла эта насмешница, что ее младшая внучка Людочка слышала, как семена этих овощей якобы ворчали: ни за что-де в такой мерзлоте прорастать не будем! И не надо! Зато по весне у нее были самые ранние овощи.

    29 октября – Лонгины

    В этот день в старину чествовали двух Лонгинов: Лонгина – сотника римского войска, несшего охранную службу во время распятия Христа, и Лонгина – «вратаря Печерского, в Дальних пещерах» (ХIII – ХIV века).

    30 октября – Осий (Осия)

    «На пророка Осию колесо прощается с осью». Ну то бишь тележные колеса снимались и за ненадобностью более складывались в сарае до будущей весны.

    Что и говорить, погодка об эту пору та еще! Знатный комбайнер Сосново-Солонецкого района дядя Миша Мухортов, у которого я в летние каникулы на его комбайне копнильщиком работал, так рассказывал по пути из Соснового Солонца, когда мы об эту пору домой шли – он с МТС, а я из школы, увязая в грязи на нашем проселке, как бы в утешение мне: «Это что за грязь, Натолий! Вот в 26-м, перед колхозами, не поверишь, тележные колеса аж по ступицы вязли. Лошадей тогда погубили-понадорвали…

    Да, так уж исстари в среднем Поволжье, и в Самарской Луке в частности: то засуха – земля на пол-локтя трескается, то грязь непролазная.

    31 октября – Лука

    У горожан, как более образованных, апостол и евангелист Лука почитается как иконописец. У селян же это имя ассоциируется с луком и рифмой «мука». А где мука, там и блины.

    В страдную пору хозяйки, как правило, готовили еду на скорую руку, чтоб побыстрее в поле отправиться или огородными делами заняться. Те же щи или кашу копотно ли сготовить? Все, что потребно, заложила-запустила в чугун или в плошку-кашечницу – и вся недолга. А вот блинами семью, как правило, большую-пребольшую накормить – дело не только трудо-, но и времяемкое. Случалось, хозяюшке две, а то и три сковороды в дело пускать. А то «конвейер» блинный не получится.

    Так что теперь, после Покрова и на «попавшего на язык» Луку, стало возможным своих домочадцев блинками со сметанкой да скоромным маслицем побаловать. Что и говорить, любили мои земляки самаролукцы «блинного» Луку!

    В этот день к падким на все забугорное россиянам (именно к послепетровским россиянам, а не к русичам!) с вот уж воистину с тлетворного Запада нагрянул бесовщинный Хеллоуин.

    На вопрос, как следует относиться к Хеллоуину (кельтскому празднику, отмечаемому накануне Дня Всех Святых, в ночь с 31 октября на 1 ноября), председатель Синодального отдела протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что темные силы часто пытаются заставить человека поверить в то, что их нет, и «как бы поиграть в них». «В игре с нечистой силой всегда выигрывает именно она, поэтому на самом деле людям только кажется, что это прикол – безобидный и веселый. Нечистые силы думают иначе и обязательно «приколются» над тобой так, что ты этому рад совсем не будешь», – предостерег Чаплин.

    Вы думаете, это случайно, ни с того, ни с сего в пермском клубе вспыхнул потолок над разухабисто веселящимися в честь Хеллоуина пермяками и более ста вот уж воистину беснующихся «хеллунцев» сгорели заживо? Конечно же, по недосмотру пожарной службы города! Вот уж воистину сознательные и здравомысленные предки наши сразу же бы смекнули, в чем тут дело и почему это ни с того, ни с сего в разгар загула над беснующимися вспыхнул полиэтиленовый потолок. А нам, ну не таким ли образованным, даже пастырское вразумление вдомек не пошло…

    Вот и наступает последний месяц осени – ноябрь. Древнерусское название его – грудень: земля по ночам смерзается и, как застывший бетон, мертвыми грудами корежит землю-матушку.

    Да, про ноябрьский лес не скажешь: очей очарованье. Листья с деревьев пооблетали, и в лесу стало как-то голо и прозрачно. И не только грустно, а тоскливо-тоскливо становится на душе. И когда бредешь по голому лесу и выходишь на оголенное поле, невольно возникает желание: «Господи, скорее бы зима!», потому как изрядно поднадоело это ноябрьское ни то ни се: то заморозок, то слякоть. Недаром у этого месяца еще одно название есть: полузимник.

    Но самое печальное: все укорачивающиеся и чуть ли не донельзя укорачивающиеся-то дни («В ноябре рассвет с сумерками среди дня встречаются») и темные-темные ночи («Ноябрьские ночи до снега темны»). И как радостно бывает: выпал снежок и от него сразу светлее стало! Но светлота эта по-весеннему мягкая. Не то что зимними ночами – пронзительно яркая и душу леденящая.

    Примета ноября: «Коли в ноябре небо заплачет, то следом за дождем и зима придет».

    Одна отрада в этом месяце – сходить на излюбленное и заветное местечко по калину или рябину. До чего же вкусны краснеющие ягоды одной и оранжевые – другой, когда их прихватит утренником!

    Раньше в наших местах садовые яблоки в дефиците были. Особенно при недоброй памяти Никите Хруще, когда у нас на селе и последние яблоньки со слезами на глазах вырубали (подумать только: за одну яблоньку налог как на корову!) Тем более «кусачими» были для селянок курага и урюк. А посему по праздникам и на поминки на десерт выставлялись пироги с калиной. Про такие яства у нас тогда так говаривали: «Ум отъешь!».

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

    туман в осеннем лесу