Вот и май на дворе

    27 апреля – Мартын-лисогон.

    «На Мартына лисы переселяются из старых нор в новые». Туда, где блох пока что нет. Так что маленькие лисятки родятся в чистеньких «земляночках». А старые-то норы за зиму страсть как подзагажены. А главным-то образом, «подзаблошены».

    А вот почему Мартын-то лисогоном прозван? Для меня загадка. Кому об эту пору взбредёт в голову охотиться на них? Тощих и облезлых. Дед мой Алексей Яковлевич, охотничий билет имевший, уже в феврале на лис капканы переставал ставить.

    Вот рассказ знакомого егеря:

    – Лиса – та ещё чистюля-то! Но уж больно блохи ей надоедают. Это вот я от деда слышал, как она от них освобождается. Медленно-медленно, начиная с хвоста, в воду погружается, пока они у неё (не хотца в воде задыхаться-то!) все на нос не выползут. Тут она лапой их, лапой – всех в воду и спровадит. Подсохнет и идёт в нору, как в баньке побывала!

    А это вот сам видел. Всё так же делала, как дед рассказывал, только мне хитрюга попалась на вид. Перед погружением она пучок шерсти вырвала и в пасть его. Блохи-то на него сбежались. Она выплюнула его – и была такова!

    28 апреля – Пуд.

    «На Святого Пуда доставай пчёл из-под спуда». Ну то бишь вытаскивай их из омшаника и выставляй на пасеку. Только открыл леток, и пчёлки не быстрее ли пуль из ППШ – самого скорострельного пистолета-пулемёта времён Отечественной излетают из улья. То-то начинают резвиться после полугодового заточения эти самые любимые Божьи твари в сей благодатный для них денёк, совершая облёт окрестностей!

    Но, увы, ничегошеньки медоносного пока что в окрестностях нет. Тятяня мой, потомственный пчеловод и бортник, бывалоча, так делал: на каждую семью по рамочке, а то и по две наполнял густым-густым сахарным сиропом. Медок-то в улье за зиму они весь или почти весь подобрали.

    Для использования в медицинских целях в апреле рекомендуется собирать: берёзовые и сосновые почки, корни девясила, дубовую кору, кору калины обыкновенной, корневища папоротника мужского, почки черного тополя.

    29 апреля – Ирина (Арина) – урви берега.

    По преданию, очень скромного поведения была святая Ирина, а вот на Руси у неё вон какое прозвание: «Урви берега»! Ну как есть озорница или даже, прости Господи, чуть ли не дебоширка природная. После половодья на земле-матушке полнейшая разруха: берега размыты, даже улицы овражками изборождены. Выйдешь об эту пору в огород – глаза бы не глядели на следы такого буйства! Казалось бы, вот кто настоящий виновник-то этой разрухи – Антип-половод, епископ Пергама Асийского, который чествовался пять дней назад, 24 апреля, а наши предки всё свалили на мученицу Ирину.

    Но у неё еще одно наименованьице – доброе-доброе: Иринушка-рассадница. Конечно же, давали его не мужики-самодуры, а добросердечные селяночки, которые в этот светлый день рассаживали (не высаживали в грунт!) рассаду.

    30 апреля – Зосима.

    Праздник русских пчеловодов (и завзятых «экспроприаторов» – бортников – прости их, Господи!). Они, Зосима вместе с Савватием – покровители самых любимых (после человека, конечно же!) тварей Господних. Вон осы и их «старшие товарищи» шершни – ну как есть нахалюги и прохиндеи-паразиты. В прошлом году у прадедушки Толи и вишню, и сливы, и даже яблоки почём зря буравили своими не иначе как хищными клювами-ртищами. А от пчёлок всем (и цветам, и людям) одна польза и радость. А трудяжки какие: за лето налётывают до 200 тысяч (тысяч!) километров (не у каждого лётчика лет десять тому назад в годы «дружбы» с Западом налёт такой был!).

    В этот благословенный день «выставляют пчёл», ну то бишь выносят (осторожно-осторожно, чтоб не шибко тревожить этих чутких и «нервных» насекомых!) на пасеку.

    В старину выставленные на пасеке ульи окуривали ладаном, окропляли святой водицей, и молебен батюшка служил Зосиме-заступнику, чтоб пчёлки не пропали от какой напасти, чтоб медосбор хороший был. А потом – праздничное застолье! Если Зосима приходился не на Великий пост, то кроме обычного мёда вкушали пенный мёд-медовуху.

    А вот и май на дворе. Месяц, когда не то что день – час кормит. В старину про эту пору так говаривали: «Рад бы жениться, да май не велит». С темна и до темна в эту пору селянину приходится маяться. Не в поле, так в саду и огороде. И то сказать: «Если в мае не маята, то в декабре в чулане и сусеках одни тенета».

    1 мая – Кузьма.

    У Даля на сей день: «Сей морковь и свеклу на Козьму».

    Анатолий Солонецкий,
    Газета «Ставрополь-на-Волге»

    расцвели подснежники в лесу