Внимание родителей: Мам, а можно я пойду?

девушка на улице

Зачем подростки так рвутся на протестные митинги и почему это опасно

В редакцию «Площадь СВОБОДЫ» пришло письмо от мамы подростка: «Интересна тема извечного конфликта отцов и детей. Почему подростки бунтуют? Что заставляет их идти на митинги? Любопытство? Принцип «Назло маме отморожу уши»? Обостренное чувство справедливости? Как родителям вести себя в случае, если ребенок записался в бунтари? Подрастающее поколение бунтовало всегда: против школы, правил, родителей… Но в чем особенность «политического» бунта подростка? Представляет ли он реальную опасность для него и если да, то какую именно? Может ли родитель предостеречь подростка от беды?»

Действительно, некоторые родители насторожились, обнаружив своих подросших чад на несанкционированных митингах. Некоторые школьники (буквально 13 лет!) вдруг стали спрашивать своих родителей, как те относятся к Навальному. Значит, говорят в школе, обсуждают с друзьями и одноклассниками. Значит, пытаются выработать свою точку зрения на происходящее, определить главное для подросткового возраста – где добро, где зло, где я относительно добра и зла.

Запрет на участие подростков в повторных несанкционированных митингах 31 января носил уже жесткий, ультимативный характер. По школам ходили участковые, которые предупреждали детей, что их участие в митинге буквально поставит крест на их будущем: комиссии по делам несовершеннолетних, клеймо правонарушителя на всю жизнь, невозможность поступить в приличный вуз… В последний день января старшеклассников обязали быть в школах или на организованных культурных мероприятиях.

Кто тут жертва?

Помочь водрузить точку над «i» в вопросе об участии юношества в митингах за некие идеалы мы попросили клинического психолога, арт-терапевта, члена Ассоциации психотерапевтов и психологов Тольятти Любовь Черняеву.

– В рассматриваемой проблеме, по сути, два аспекта. Первый – особенности подросткового и юношеского возраста: протестное поведение и сепарация (отделение от мамы, родителей, семьи), проба ролей, исследование характера последствий от собственных поступков, опыт принятия ответственности за свой выбор и действия, формирование идеалов и мировоззрения, построение жизненного плана, манифестация и обретение самостоятельности в мышлении и поведении, тестирование идеального и реального на прочность и созвучие. Второй аспект проблемы – поведение человека в толпе, психология толпы, уничтожение личности в массе людей, толпа как всегда манипулируемый объект. Рассмотрим оба эти аспекта подробнее.

Итак, ребенок идет на митинг бороться за светлые идеалы, потому что он живет в демократическом обществе и может высказать свою точку зрения. Вопрос первый: может ли он понять, его ли это точка зрения или навязанная пропагандой, или влиянием группы, или значимым взрослым? В психологии есть понятие «треугольник Карпмана». В нем всегда три роли – «жертва», «преследователь», «спасатель». Сущность взаимоотношения людей на этих ролях в том, что они меняются местами: «жертва» превращается в «преследователя», «преследователь» – в «жертву», «спасатель» – в «преследователя» или «жертву». Происходит это, во-первых, всегда, а во-вторых, до тех пор, пока участник не выйдет – нет, не из роли, а из треугольника с заданными ролями и характером их взаимодействия.

В нынешней истории с оппозиционером Навальный то «жертва», то «преследователь»; митингующий подросток – то «спасатель», то «преследователь», то «жертва» (и вот он уже просит прощения в полицейском участке за то, что толкнул полицейского в спину, и говорит, что больше так не будет, или уже в колонии для несовершеннолетних).

В речи «опозоционера» из зала суда читаем о призыве к миллионам граждан бороться за право на свободу, о призыве «к баррикадам». Эта манипуляция человека, который усиливает позицию своего слабого «я» вовлечением масс, или манипулятивный способ усилиться за счет вовлечения других, «миллионов». По сути, он предлагает гражданам своей страны участие в «треугольнике Карпмана» в ролях «спасателей» и «преследователей» (против известной «жертвы»), с неизбежным обреченным превращением их самих в «жертв». Осознанно или неосознанно делает это, вопрос другой. Наш вопрос – во что вовлекается подросток и осознает ли это он или ответственный за него взрослый.

Итак, каково может быть поведение родителя? Если он сам идет на митинг, он в треугольнике и обречен пройти роль «жертвы» (даже если ситуативно чувствовал себя «спасателем» или «преследователем»). Это грозит не обязательно встречей с правоохранителями. Это грозит транслируемой подростку установкой и моделью поведения, суть которой – в отсутствии распознавания манипулирования. Другими словами, эта история не про правду, а как правда растворяется в манипуляции.

Не стой у толпы на пути

Следующий аспект. Как мы сказали выше, поведение личности в толпе меняется. Строго говоря, в толпе нет личностей. Там действует психология толпы. Существенно, что организованная масса вполне может превратиться в толпу, и случиться это для включенных в эту массу может совершенно неожиданно – внезапно, непредсказуемо! Отметим, что под «толпой» в психологии понимается скопление людей не только изначально неорганизованное, но и потерявшее свою организованность. Провокатором, превращающим организованную массу в толпу, может стать любой человек или группа людей, спланировавшая интервенцию. Более того, это вообще может быть не конкретное лицо (или лица), а просто слух, шепот, некая внедренная информация.

Характерный признак толпы – эмоциональность. Воспрепятствовать эмоциональному заражению, находящемуся в толпе, а особенно подростку, нереально – только если стремительно покинуть ее, что бывает затруднительно. На пути толпы нельзя стоять. Более того, в жизни важно научиться обходить это потенциально опасное пространство так называемого «массового высказывания» стороной.

Индивидуальность сторонится массовости, ей не нужно усиливать себя, свою точку зрения, свое высказывание, подкреплять правоту своего мировоззрения участием и соучастием множества. Ей достаточно узкого круга друзей, единомышленников, а иногда и взрослого одиночества, авторской книги, личного выбора и личного поступка. Психологически взрослая личность не выступает от лица множества, она говорит от своего лица и несет за это ответственность. Она не призывает множество умереть или пострадать за нее или за идею (или за нее, отождествленную с идеей). Ей не нужна манипуляция для самоутверждения. Она знает историю и, вполне возможно, и психологию толпы, которая легко направляется по любому выгодному для манипулятора руслу.

Эмоциональный фон возбужденной массы уже не позволяет критически оценивать ее участникам реальность и адекватно действовать в ней. Толпа становится объектом манипуляции и ее прямым инструментом…

Анонимность и вседозволенность

Протестные массовые скопления людей всегда имеют большой шанс трансформироваться в толпу. Потому митинги должны быть согласованы с властью (быть санкционированными), ибо власть должна привлечь правоохранителей, медслужбы. Ведь измененное сознание участников массового движения (тем более если оно обращается в толпу) сдержать можно только силой, а иногда и оружием. И это будет про безопасность – не только тех, кто вне толпы, но и которые в ней.

Почему в толпе нет индивидуальности и психология личности замещается психологией толпы? Толпа заражает включенных в нее: анонимностью, что близко к вседозволенности, так как восприятие границ изменяется; однородностью – лозунги лидеров смешиваются с лозунгами случайных людей; внушаемостью – критическая оценка происходящего падает, преобладает эмоциональное реагирование, эйфория от ощущения силы и переживания сопричастности единства с большой движущейся массой, уже манипулируемой.

Обязательно прочитайте:

ГУ МВД России по Самарской области официально предупреждает

Евдокия Козочкина, газета «Площадь СВОБОДЫ», mail-ps@mail.ru
Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015