Вдруг завтра встречу женщину, которая будет лучше тебя?

    В первую ночь на острове меня разбудили непонятные крики. Я с сожалением открыл глаза и прислушался к шуму: за стенкой ругались поляки, а за окном надрывалась какая-то птица – то ли охрипшая кукушка, то ли молодой филин. Взглянул на часы – было всего четыре утра.

    Не знаю, что можно выяснять в такое раннее время, но пернатая оказалась настойчивее: соседи успокоились, а «трели» раздавались еще с полчаса. Может, и дольше, просто я опять уснул под приглушенный шум волн Критского моря.

    На греческом острове Кос (родина Гиппократа и его клятвы врача) мы были еще до кризиса, но всегда с интересом смотрели в сторону Крита. На майские праздники представилась возможность в составе первого чартера перелететь из Курумоча в Ираклион. Остров встретил нас ярким солнцем, улыбчивыми греками и …огромной очередью в аэропорту. Миграционная служба работала в одно окно и открывать другие почему-то не хотела.

    Еще в самолете я дал себе внутреннюю установку не раздражаться на отдыхе, вне зависимости от причин. Поэтому спокойно перенес громкое обсуждение девах, томящихся в очереди и обсуждающих греческих служащих:

    – Ты с этим бы пошла? А вон с тем, усатым? Он, наверное, опытный. Тебе какие мужики больше нравятся?

    Неловко, конечно, было за наших страшненьких дурех, обделенных мужским вниманием, но на юг Европы кто-то едет, чтобы прикоснуться к мировой истории, кто-то – банально плотскими утехами. Тем более греки сочинили очередной миф: они якобы самые сексуальные на Средиземноморье и самые неженатые, словом, завидные женихи.

    Русских и русскоговорящих на острове живет по разным оценкам от 16 до 20 тысяч, причем несколько лет назад община была вдвое меньше. Много это или мало? Для сравнения: население Крита составляет 650 тысяч человек, то есть меньше, чем в Тольятти. Я старался общаться с русскими (они, во всяком случае, не удивлялись вопросам о жизни, в отличие от украинцев, молдаван и прибалтов). Хотя все они работают в обслуге: администраторами, продавцами, официантами. И никакого карьерного роста, главное, чтобы хозяин не уволил.

    – Какая здесь средняя зарплата? – спросил я у бывшей москвички с двумя высшими образованиями, здесь она – администратор отеля.

    – Примерно 1000 евро. Но имейте в виду, что на острове сезонная работа – осенью все отели и магазины закрываются до апреля. Ровно на полгода.

    – Большой у вас отпуск. Если честно, когда появляются мысли о работе?

    – Первый месяц я отдыхаю, радуюсь, что могу быть каждый день с семьей. Тоска возникает на второй месяц. Потом она проходит, появляется какая-то веселая апатия, дескать, будь что будет. Это уже на четвертый месяц, на пятый приходят страхи, что закончатся деньги, хочется уверенности в завтрашнем дне. Последние недели ждешь открытия сезона, мысли только об этом.

    – А чем занимаются в эти полгода коренные жители острова?

    – Пьют кофе и ждут открытия нового сезона. Пособие по безработице государство платит всего три месяца, и то по 350 евро. Как хочешь, так и живи на эти деньги. Поэтому в сезон мы работаем с раннего утра и до ночи. Знаете, кому завидуют местные греки? Тем, кто устроился в госструктуры: в полицию, налоговую, пенсионную службы. У них стабильная зарплата, непыльная работа и много разных льгот, в том числе при выходе на пенсию.

    – Какой здесь пенсионный возраст?

    – У женщин – 60, у мужчин – 67 лет.

    О себе бывшая москвичка рассказала, что живет в Греции уже 12 лет, замужем за эллином, то есть за материковым греком (критяне и ростом ниже, и кожей темней, и в общении похожи на деревенских мужиков). А вот ее подруга долго боролась за свое личное счастье: сначала просто сожительствовала с местным мужчиной, потом стала убеждать оформить отношения. На что услышала:

    – Я еще молод, чтобы создавать семью. Вдруг завтра встречу женщину, которая будет лучше тебя?

    Стоит пояснить, что греку на тот момент было уже за 40 лет, он не имел постоянной работы, зато обладал большим весом, а его подруге – 30.

    Не мной замечено, что греки в принципе особо не утруждают себя трудом, но жить хотят хорошо. Стоит ли удивляться, что с 1 января этого года Греция ввела курортный сбор. Теперь за каждый день проживания в отеле туристу надо заплатить дополнительно от 50 центов до 4 евро.

    Тут все зависит от звездности заведения, и немного успокаивает, что дань берут не с человека, а с номера. Туроператоры об этом знают, но предпочитают при продаже туров скромно промолчать, ведь курортный сбор необходимо оплачивать в отеле либо при вселении, либо при выписке. Если учесть, что среди отдыхающих чуть ли не половина россиян, то станет понятно, на чьи кошельки нацелилась еврорука. И на визы греки стали жадные: раньше давали на год и даже на три (если летишь в страну во второй раз), теперь – на полгода.

    И еще один любопытный штрих. За 10 дней я встретил на Крите всего одну мусульманскую семью. Они были одеты соответствующе, но вели себя весьма достойно.
    – А где же толпы мигрантов, наводнивших юг Европы? – этот вопрос я задал гиду.

    В ответ услышал, что отельеры острова смогли договориться с властями, и те каким-то образом перенаправили потоки беженцев. Что в итоге? Крит сейчас радуется туристам, а на Косе и Лесбосе, где туриндустрия сократилась на 80 процентов, подсчитывают убытки…

    Виктор и Татьяна Зимогоровы, Тольятти – Крит – Тольятти
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 19 (1198) 18.05.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    греки официанты танцуют в кафе