Валерий Рудуш: Мы не болели! Кому потребовалось это шоу?

    Вчера я приехал в баныкинскую больницу, чтобы побеседовать с заведующим отделением сердечно-сосудистой хирургии, доктором медицинских наук Валерием Рудушем, ставшим объектом нападок в соцсетях.

    – Доктор, как здоровье?

    – Хорошо. А у вас? Не болеете?

    – Нет. Валерий Эдгардович, расскажите про события последних двух недель.

    – Пожалуйста. 13 марта 2020 года мы прилетели из Италии. Бронировали места в гостинице более полугода назад, когда туда отправлялись, ажиотажа не было, если не считать событий в Китае.

    Когда в Европе стали закрывать курорты, мы обменяли билеты, чтобы пораньше вернуться домой. В аэропорту Шереметьево было все спокойно, в Курумоче – тоже. Мы известили, что находились за границей, и – самоизолировались.

    – Что тогда подразумевалось под самоизоляцией?

    – Не ходить на работу, учебу и свести до минимума посещение общественных мест. Что мы, собственно, и сделали.

    22 марта 2020 года у нас взяли анализы, а на следующий день позвонили, сообщив, что их отправили в Новосибирск. Я спросил, почему. В ответ услышал:

    – Ваши анализы сомнительны. Пусть «Вектор» проверит.

    Пусть! Кто против?! Вдруг приходит представитель Роспотребнадзора и заявляет, что нас необходимо госпитализировать. Я спрашиваю: на каком основании? И, не получив убедительного ответа, говорю, что мы отказываемся от госпитализации.

    И – закрутилось! 26 марта нам позвонили:

    – По решению суда вас сегодня срочно госпитализируют. Машины скорой помощи уже выехали.

    Через час появились судебные приставы, и началось шоу.

    – Я хочу уточнить, «мы» – это кто? Ваши родственники?

    – Я, жена (Ольга Михайловна – врач-инфекционист) и семья моего племянника, которая живет в соседнем подъезде. Их три человека: супруги и годовалая дочка. Так вот, у малышки кто-то заподозрил коронавирус.

    – Итого пять человек?

    – Да. Нас каждого рассадили в разные машины, а в шестую по счету сели судебные приставы, и привезли в инфекционное отделение медгородка. Меня и жену поместили в один бокс, семью Кожевниковых – в другой.

    Это было вечером 26-го. На следующий день повторно взяли анализы. Поскольку мы не чувствовали себя заболевшими, то сами дозвонились до новосибирской лаборатории. В «Векторе» нам сказали следующее:

    – Ваши анализы отрицательные. Результаты мы еще 25-го отправили в Самару.

    – Уточню. 25-го было подтверждено, что вы все здоровы, а 26-го вечером прошла принудительная госпитализация?

    – Да. Мы тупо пять суток просидели в боксах, ожидая, когда в Самаре найдут наши анализы и привезут оригиналы.

    31-го нас выписали, закрыв больничные листы. В среду я вышел на работу.

    – Не оперировали в этот день?

    – Нет, ребята сказали, чтобы я отошел от стресса.

    – Будете ли вы кого-то привлекать к ответственности? За странное решение, за оскорбительные комментарии?

    – У меня дочь – юрист, сейчас она изучает материалы суда. Мы будем обжаловать решение о принудительной госпитализации.

    Кстати, выяснилось, что когда принималось решение, адвокат, назначенный судом, был категорически против нашей госпитализации. Нет оснований, говорил он.

    – Не поддался ажиотажу?

    – Не поддался. Спасибо ему и всем, кто нас в эти дни поддерживал. Вообще, осенью мы сделали прививки от гриппа, соблюдали и соблюдаем элементарные правила гигиены, не паникуем. А что касается остального и остальных, посмотрим…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 13 (1294) 03.04.20
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    валерий рудуш