В тольяттинской семье произошло чудо – брат и две сестренки обрели новых родителей

    дети делают уроки

    Новый год – семейный праздник, поэтому все стремятся отметить его в кругу близких и родных. И хорошо, когда у самых беззащитных из нас – у детей – есть мама и папа, которые являются опорой для человека на протяжении всей жизни. И по большому счету неважно – родные ли это родители по крови, или те, кто вырастил и воспитал по зову души.

    Три года назад, в ноябре 2017-го, почти под Новый год, в одной тольяттинской семье произошло чудо – сразу трое детишек (брат и две сестренки) обрели новых родителей, а молодые супруги стали новоиспеченными мамой и папой.

    В канун новогодних и рождественских праздников «Городские ведомости» разыскали эту самую большую, теперь уже многодетную семью Медведевых и попросили рассказать, как с ними происходило это «обыкновенное чудо» – рождение семьи и как теперь они живут все вместе.

    Отметим сразу, что все трое детей Медведевых – сегодня уже 9-летний Рома, 8-летняя Соня и 5-летняя Варя после того, как были взяты под опеку в новую семью три года назад, недавно были усыновлены своими приемными родителями.

    Их мама, Анна Медведева, рассказывает, что вопрос усыновления решался постепенно – у детей одна биологическая мама, но разные отцы, и все они были ограничены, но не лишены прав на детей. Поэтому для решения проблемы потребовалось время. Теперь все юридические тонкости улажены, и все пятеро – двое родителей и трое деток приходятся друг другу родными и по закону, и по зову сердца. Но обо все по порядку.

    Рассказывает Анна Медведева:

    – Я всегда хотела усыновить ребенка из детского дома – к таким детям у меня было особое отношение. Было жалко их, хотелось помочь. Поэтому, когда в осознанном возрасте во мне уже твердо созрело решение взять сироту, я была к этому морально готова. Этот момент я сразу обговорила и с моим будущим мужем Михаилом, когда мы решили пожениться. Я его тогда спросила о том, как он относится к детям из детских домов и как смотрит на то, чтобы усыновить ребенка. Он мне тогда ответил, что его это не пугает, и в принципе, он был бы не против. Но я знаю, что до этого момента он не задумывался над этим вопросом так глубоко как я, но после нашего разговора стал об этом думать и тоже взвешивать все «за» и «против». Поэтому, когда вопрос о приемных детям встал перед нами через несколько лет брака, мы оба уже были к этому готовы.

    Анна рассказывает, что своих детей у них с мужем не было – они долго откладывали этот вопрос из-за занятости. Карьера и свой бизнес отнимали у них абсолютно все время. С годами неполнота семьи стала ощущаться все больше, потребность в заботе о ком-то также росла с каждым днем, поэтому мечта о приемных детях стала постепенно трансформироваться в конкретные действия.

    Бог любит троицу

    – Сначала мы хотели родить своего, кровного ребенка, а потом усыновить. Но в какой-то момент решили поменять эти «этапы» и начать с усыновления, а там – как получится. И мы стали действовать. Обратились в органы опеки, где получили направление в Школу приемных родителей. Для этого нам пришлось встать на учет в Центр «Семья» и посещать занятия в такой Школе. После получения свидетельства о ее окончании и сбора всего пакета документов для органов опеки мы были зарегистрированы как кандидаты на роль приемных родителей и стали ждать своей очереди. В анкете мы указали, что готовы взять одного или двоих детей (мальчика и девочку, например) в возрасте от трех до семи лет. При этом о нашем решении взять детей не знал никто из близкого окружения – ни наши родители, ни друзья. Мы тогда решили, что возьмем «время тишины» и будем молчать, чтобы ничье мнение не могло повлиять на нас и чтобы Вселенная сама нам подсказала, как лучше поступить. Через какое-то время нам позвонили и сказали, что есть три мальчика – три брата – 11-ти, 10-ти и 7-ми лет. Мы были удивлены, что это было сразу три ребенка, и все мальчики, но, решив довериться судьбе, мы с мужем все же стали готовиться к встрече с этими ребятами. Но буквально накануне нам позвонили и сказали, что этих детей забрала родная бабушка. На следующий день снова был звонок из органов опеки, и нам сказали, что мы можем познакомиться еще с одной «тройней» – 6-летним мальчиком и двумя его сестренками, 5-ти и 2-х лет. Нас снова удивило, что детей трое, но мы знали, что если дети между собой родные, то их не разлучают, поэтому решили, что все равно поедем знакомиться.

    «Я надену все лучшее сразу!»

    На этот раз встреча состоялась, и, забегая вперед, скажем, что эта «троица» и стала будущими детьми Медведевых. На следующий день после звонка из опеки Анна с мужем, накупив гостинцев, отправились в детский дом, где в то время находились старшие – Рома и Соня. Варя, как самая маленькая, жила на тот момент в другом учреждении – в Доме малютки.

    – Я хорошо помню тот день и нашу первую встречу, – рассказывает Анна. – Мы топтались на пороге детдома и были очень растеряны. Я все думала: «а если нам что-то не понравится, не ёкнет, как говорится, сердце? А ведь дети надеются, ждут, они же все понимают уже в этом возрасте. Как потом жить со всем этим, если у нас ничего не получится?».

    С такими мыслями мы все же зашли в учреждение и нас попросили подождать в одной из комнат. В какой-то момент я услышала стук каблучков – это вышагивала, как потом выяснилось, Соня – она в тот день надела свои лучшие туфельки, на которых были небольшие каблучки. Но первым мы увидели Рому – он заглянул за дверь, взглянул на нас своими распахнутыми глазами, ахнул, широко улыбнулся и вошел. Вслед за ним забежала Соня, и они оба подбежали к нам, стали знакомиться и общаться. Я тогда заметила, что она была очень нарядная – платьице, колготки, заколочки в волосах, украшения, бантики. Было понятно, что она хотела понравиться, поэтому надела все лучшее, что у нее было!

    Контакт с детьми у нас произошел сразу – мы общались, разговаривали, а под конец даже обнимались. Встреча длилась почти четыре часа, и за это время мы поняли, что все будет хорошо и это не последняя наша встреча. Кстати, под конец свидания я заметила, что Соня стала прихрамывать. Стали выяснять в чем дело и поняли, что праздничные туфельки были ей маловаты, но она стойко терпела неудобства, пока окончательно не натерла ноги, поджимая пальчики. Позже новые туфли были первыми, что мы купили ей в подарок.

    После этой встречи у Медведевых было десять дней, чтобы встретиться с детьми еще раз, а затем определиться с решением. Анна с мужем не знали, были ли у них конкуренты (вдруг дети понравились еще кому-то, и их не отдадут именно им?), понравились ли они сами этим детишкам? Следующие встречи состоялись уже в субботу и в воскресенье, а в понедельник, так и не увидев еще ни разу третьего ребенка – Варю, супруги дали свое согласие на оформление этих детей под свою опеку. Во вторник ребята уже были определены на гостевой режим в новую семью.

    Когда любят за то, что ты – есть.

    Дальше все пошло как в ускоренном кино – нужно было заниматься документами, обустройством дома, закупкой мебели – супруги до последнего момента не знали о том, в каком составе будут жить дальше, поэтому ничего заранее не покупали. Анна рассказывает, что Рому и Соню они перевезли к себе в ноябре 2017-го, а Варю – чуть позже – в январе 2018 года из-за юридических проволочек.

    После окончательного переезда детей в новый дом жизнь их просто перевернулась с ног на голову. Через какое-то время новоиспеченные родители даже приняли решение на время приостановить свой бизнес, чтобы полностью вдвоем погрузиться в вопросы семьи. В одиночку молодой маме справляться было просто не по силам.

    – Дети изменили нашу жизнь на 100%, – рассказывает Анна. – Я не говорю о бытовых вещах и о том, что у нас появилась новая зона ответственности сразу за троих детей. Дети сделали жизнь наполненной не только событиями и новой информацией, но и совершенно новым смыслом, чувствами, открытиями. Да, было трудно в первое время. Дети привыкали к новой жизни, к нам. А мы привыкали жить не только для себя. Варя, самая маленькая, долгое время не спала по ночам – кричала и плакала, но мы с этим справились. Трудности с адаптацией были у всех – но постепенно ситуация выровнялась. Я все понимаю – до нас у этих детей была другая жизнь, не самая завидная. Их бросали одних, они недоедали. За ними не было ухода, пока их не забрали из той, неблагополучной, семьи. Но на фоне этого всего я вижу, что они растут очень благодарными – они очень отзывчивы на ласку и заботу, на все, что им даешь. Они искренне любят нас просто за то, что мы есть. Это переворачивает душу и дает силы!

    Мы – Медведевы!

    С тех пор прошло три года. Дети были юридически усыновлены, и это, как отмечают специалисты управления по вопросам семьи городской администрации, является довольно редким случаем. Да, приемных детей усыновляют, но так, чтобы троих сразу – крайне редко. Старшие ребята сейчас ходят в школу, Варя пока посещает детский садик. У каждого из детей проявляются свои таланты и способности, но все они любят выступать перед публикой, а Рома еще и сочиняет стихи. Их очень выделяют учителя – настолько ребята отзывчивы, активны и не избалованы.

    В отличие от многих приемных семей Медведевы не скрывают, что их дети когда-то были взяты из детского дома и были усыновлены. Да и как это скроешь, если старшему на тот момент уже было шесть лет? И зачем?

    – Дети имеют право знать о своих корнях, – считает их мама Анна. – Мы иногда разговариваем на эту тему, но сейчас уже все реже. Детская память цепкая, они помнят очень яркие моменты, но в их жизни это были не всегда счастливые эпизоды. Недавно мы ездили в тот дом, откуда их забрали органы опеки. Там живет их прабабушка, которая перенесла инфаркт, и которая была единственным человеком, который хоть как-то о них заботился, когда мама и бабушка имели проблемы с алкоголем. Они ее немного помнят, поэтому, когда встал вопрос – хотите ли вы ее увидеть, они сказали, что хотят. Мы с мужем навели справки, узнали, что человек, несмотря на слабое здоровье и возраст, сейчас в состоянии нас встретить. Заранее договорились, что приедем. Встреча была не очень продолжительной, но все прошло в принципе хорошо и трогательно. Для нас самое главное, что они увиделись, поговорили, и пусть запомнят эту женщину в таком образе. Остальное пусть их больше не беспокоит. Мы учим детей относиться к своему прошлому спокойно, как к данности. Да, это было когда-то – а теперь есть мы, мы – семья, мы все рядом и так будет всегда, потому что мы все любим друг друга! Надо сказать, что многие приемные семьи глядя на нас, тоже принимали решение не скрывать тайну усыновления. Я считаю, что это правильно, потому что ребенок, скорее всего, когда-нибудь узнает правду, и тогда ему будет тяжело. Лучше это сделать раньше.

    Со временем о приемных детях в семье Медведевых, конечно же, узнали все. Родители Анны и Михаила приняли решение своих детей, поняли их. Правда, это произошло не сразу – поначалу было много вопросов и сомнений. Теперь новоиспеченные бабушки и дедушки, а также тети и дяди с радостью приходят в гости с подарками и занимаются с ребятами, радуясь их успехам.

    Можно сказать, что семья Медведевых сегодня является образцом приемной семьи и примером подражания для тех, кто только задумывается о том, чтобы взять под опеку ребенка из детского учреждения. Анне постоянно задают вопросы и спрашивают совета самые разные люди. И она с радостью на них отвечает, в том числе в своем личном блоге в Инстаграме (anka_medv), где часто публикует фото семьи, пишет заметки о воспитании, делится опытом.

    А в целом – это обычная многодетная семья со своими радостями и заботами. В канун Нового года у них, конечно же, уже наряжена елка и загаданы желания, одним из которых является то, чтобы все были здоровы и обязательно были вместе, были одной семьей.

    Для справки:

    В 2020 году тольяттинцы взяли под опеку 76 детей из детских домов.

    Трудности уходящего года не помешали жителям нашего города проявить заботу о детях, оставшихся без попечения родителей. За минувший год тольяттинцы взяли под опеку даже больше детей, чем в 2019-м. По информации департамента социального обеспечения администрации города, на сегодняшний день в Тольятти на учете состоят 1800 детей из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Более тысячи тольяттинских семей решились на то, чтобы взять под опеку ребенка из казенного учреждения (стать опекунами) и 278 семей, которые выбрали такую форму заботы о сиротах как приемная семья. Всего в таких семьях сейчас воспитывается более 1600 детей-сирот. По результатам 2020 года 76 детей, до этого не имевших семью и воспитывавшихся в детских учреждениях, были переданы под опеку, и это почти на сорок процентов больше, чем в 2019 году (тогда было 47 детей).

    Однако, как подчеркивают специалисты, наиболее отвечающей интересам ребенка формой устройства является усыновление или удочерение. Всего за 2019-2020 годы были усыновлены (удочерены) 42 ребенка, из них в 2020 году родными по закону для своих новых родителей стали 20 детей из детдомов Тольятти.

    «Городские ведомости»