В Тольятти завершился 10-й фестиваль «Премьера одной репетиции»

    Это было довольно массовое и громкое событие с участием театральных критиков из Санкт-Петербурга, Москвы и Самары, молодых режиссеров из тех же городов плюс Тольятти, представивших в рамках лаборатории по одному спектаклю, сделанному всего за неделю с актерами «Дилижанса». Фестиваль мог бы стать международным: заявку подал режиссер из Израиля, но оплатить дорогу театр не смог.

    Сразу раскрою главную интригу: кто победил. Молодой режиссер из Санкт-Петербурга Александр Серенко, только в прошлом году закончивший академию театрального искусства, с постановкой «Спасти камер-юнкера Пушкина» по пьесе Михаила Хейфеца. Выбор делали зрители, купившие билеты. Именно они отдали максимальное число голосов за этот спектакль, набравший 8,99 балла по 10-балльной шкале.

    Критик и театровед из того же города, что и постановщик, Алексей Пасуев отметил, что спектакль очень питерский, но режиссер не стал сильно акцентировать топонимические особенности. История в общем про то, как один человек не любил Пушкина, а потом полюбил.

    Критик отметил, что это уже пятая постановка пьесы, которую он видит, две из просмотренных раньше были моноспектаклями. Но Серенко ввел еще несколько второстепенных персонажей, причем в исполнении сильных актеров. Главную роль Михаила Питунина исполнил ведущий актер «Дилижанса» Константин Федосеев. И это была очень яркая роль, принесшая исполнителю победу в номинации «Лучший актер режиссерской лаборатории».

    Этот спектакль, по условиям фестиваля, должен быть включен в репертуар театра, но показан он был в виде сильно сокращенного эскиза. Действие к финалу ускорилось, поэтому зрители не совсем поняли, когда же герой успел полюбить Пушкина так, что принял смерть за поэта на Черной речке. Но финальный монолог, предсмертный бред с путающимся порядком слов, заставляющий вслушиваться, затаив дыхание, был исполнен великолепно. Что ж, после доработки постановка должна занять достойное место в репертуаре ТЮЗа.

    Многие, впрочем, были уверены в победе спектакля, показанного первым в конкурсной программе. Пьесу «За белым кроликом» Марии Огневой поставил самарец Артем Устинов. Зрители после показа обещали постановке высшую оценку, настаивая на включении спектакля в репертуар. Московский критик Анастасия Иванова призналась, что пьеса ее не так впечатлила, как спектакль, и действительно, режиссерская работа сделала из основанной на реальных событиях трагической истории даже не эскиз, а почти полноценный спектакль.

    Зрители отмечали, что смотреть постановку тревожно, даже страшно, но финал, хоть и не воскрешает героинь, но вселяет надежду. Ненормативная лексика вызвала полемику. Одни ссылались на Шнурова, который считает, что нельзя нарисовать закат, не пользуясь красной краской. Другие, в том числе критик из Самары Ирина Сидоренко, полагают, что убрать нецензурщину можно без ущерба для содержательной части пьесы.

    Несмотря на то, что спектакль набрал чуть-чуть меньше голосов, чем лидер фестиваля – 8,83 балла, его тоже могут взять в репертуар. Ведь он почти готов и затрагивает множество до этого не исследованных театром проблем, таких, как самоопределение женщины и несовершенство, мягко говоря, судебной системы.

    Может быть, спектакль тольяттинского режиссера Алены Савельевой по повести Куприна «Олеся» набрал бы больше баллов, покажи его в большом зале. Критики лестно отозвались об этой режиссерской работе, а зрители не поместились в зале «Черный квадрат» на 50 мест, смотреть же постановку из фойе было крайне неудобно.

    Четвертое место в рейтинге заняла добрая и очень тюзовская постановка по пьесе Александры Сальниковой «Утка в луже», осуществленная Александрой Ловянниковой из Москвы. А вот на последнем месте оказалась постановка, мне лично понравившаяся больше всего и вполне ожидаемо потому разобранная критиками по косточкам. Ольга Румянцева из Москвы решила «снять мох» с самого Островского, поставив его классическую «Грозу» в таком несколько тарантиновском стиле, начав с конца истории – самоубийства Катерины.

    Далее само действо начинается с динамичного коллективного данса под звуки «современной американской песни», как выразилась одна из зрительниц. Критики отметили, что пьеса разобрана на фрагменты и собрана заново в необычном порядке. Те, кто не читал произведение, просто не поняли историю. А такие, оказывается, есть! Режиссеру, вероятно, не пришло в голову, что кто-то практически не знаком с сюжетом «Грозы». А каков он? Один зритель сказал, что история про то, как девушка утопилась. Но почему?

    Критик Анастасия Иванова привела слова американского писателя Джона Стейнбека, посмотревшего спектакль в Москве в 1947 году:

    – Речь шла о молодой женщине, которая была под каблуком у властной свекрови… Хоть она и была замужем, но все же пошла в сад на свидание… Она только и делала, что много говорила и один раз разрешила поцеловать кончики ее пальцев… И в итоге она призналась в своем грехе, бросилась в реку и погибла. Нам показалось, что это слишком большое наказание за то, что ей поцеловали кончики пальцев…

    Согласитесь, он прав. Но в «Бесприданнице» того же Островского, кто читал, там ведь тоже не происходит между Ларисой и Паратовым того, что показал Михалков в своем фильме «Жестокий романс». Пуританская литература умалчивала, что в реальности происходило, и нужно было читать между строк, как это и делают, по крайней мере, современники. Или же правда, как советовала еще одна зрительница, Катерине, вместо того чтобы топиться из-за вымышленного греха, стоило пойти к психотерапевту? Ах да, их же тогда вроде и не было…

    Критик Алексей Пасуев отсоветовал «снимать мох» с Островского, он для этого слишком актуален, несколько лет назад была эпидемия постановок «Грозы». И ставят ее часто именно как семейно-бытовую драму. Чем она неактуальна сегодня? Я сама слышала, как женщина признавалась, что сын ее еще не женат, но она уже готова убить его будущую супругу.

    Если вспомнить про «луч света в темном царстве», то он тут никак не Катерина (актриса Ася Гафарова), а скорее Кулигин в исполнении Константина Ткаченко. Он лучом фонаря выхватывает из тьмы лица актеров, а те своими словами описывают, как видят собственных героев. Как в телепроектах. При этом их язык контрастирует с текстом пьесы. Но я бы не сказала, что это режет слух, это нормально как раз.

    – В чем задача современной трактовки классики? Из старых джинсов сделать модные шорты? – спросил один из зрителей.

    Ответа не было. А собственно, почему бы и нет?!

    В гостевой программе лучшим был признан спектакль «Лайкнутое поколение», который поставила Марина Филатова из театра «Колесо» по материалам, в основном взятым из того же интернета, зависимость от которого она так прочувствованно описывала. Причем отдувалась в одиночку, хотя в ее проекте должны были участвовать и другие актеры. Пришлось утонченной и женственной актрисе исполнить мужские роли – «маски», по выражению Пасуева, в которых она, увы, на мой взгляд, неубедительна.

    Да и заслуживает ли тема полуторачасового рассмотрения?! Даже критики вместо обсуждения режиссерских находок принялись живо обсуждать тему, о которой можно сказать, перефразировав истину «виновато не вино, а пьющий». Если человек пуст внутри, он эту пустоту будет наполнять чем попало.

    Обязательно следовало сократить и другую гостевую постановку, работу Инны Галкиной из МДТ по пьесе Славомира Мрожека «Эмигранты». Бороться с «болтливостью Мрожека» Алексей Пасуев посоветовал, что интересно, с помощью «масок», то есть ярких перевоплощений героя, которые он отмечал в других спектаклях, как атрибут скорее эстрады, чем театра.

    Такой вот эстрадностью, «масочностью» отличился, по мнению критиков и зрителей, моноспектакль «Поздравляю, у вас мальчик!» Дмитрия Ходырева из МДТ. По-моему, к постановке были несправедливы. Да, она рассказывает о несколько типовой жизни, но в своей банальности трогательна до слез. И достаточно из нее сделать такой незамысловатый вывод: надо делать все вовремя и не предавать мечту.

    В программе режиссерской лаборатории были выбраны два лауреата: за лучшую мужскую роль – Константин Федосеев, за лучшую женскую роль – Екатерина Зубарева, оба они являются примами «Дилижанса». А в гостевой программе отметили, по условиям, только одного актера. Это самый юный из участников – Егор Михеев, исполнитель роли в спектакле Галины Швецовой-Скрипинской (театр «Вариант») по пьесе Константина Стешика «Спасательные работы на берегу воображаемого моря». Егор и его партнерша Полина Лонгвиненко – студийцы, но очень достойно представили эту весьма философскую, при своей ориентированности на юного зрителя, постановку. Правда, она имела пока очень эскизный характер, да и ставилась в первый раз на сцене.

    Также отметили в целом постановку «Варианта», получившую высокую оценку в интернет-голосовании, молодежный драматический театр, показавший в рамках фестиваля две свои внерепертуарные работы, и актера театра кукол Александра Свиридова – «за творческую смелость и эксперимент в спектакле «Утка в луже».

    Надежда Бикулова, «Вольный город Тольятти»

    коллектив театр дилижанс тольятти