В Тольятти Музей актуального реализма представляет новинки своей коллекции

девочка на выставке Новое в МАР
фото: Музей актуального реализма

Когда директор музея Ирина Яновская в рассказе о сегодняшней выставке «Новое» употребляет формулу «за пределы холста», она имеет в виду вполне конкретное направление в искусстве.

И важное для этого музейного собрания имя художника и одного из основателей отечественного поп-арта Андрея Гросицкого. Но мы тоже решили выйти «за пределы холста», расспросив известного музейщика, что значат три последних года для МАР, который вот так публично подводит итоги не самого простого периода в жизни планеты, страны и самого музея.

До санкций

– Ирина, три года – время особенное?

– Ну конечно. Для нас это очень сложное, но и очень насыщенное время. Сложное из-за переезда музея в новое пространство, а потом из-за захватившей весь мир пандемии. Нам, к счастью, удалось вовремя привезти работы, купленные на зарубежных аукционах еще до начала санкций. Много приобретений было сделано и в России. Всего за это время коллекция музея пополнилась на полторы сотни экспонатов. На выставке «Новое» тольяттинцы видят самые интересные из них.

Мы не знаем пока, как развернется рынок искусства в ближайшие годы. Но мы жили во всякие времена, разные кризисы переживали, а искусство всегда оставалось. В том-то и есть его ценность: оно помогает людям пережить любые сложности. Нам важно именно это донести до наших зрителей, не только показать, но и рассказать истории, раскрыть смысл, помочь понять. Мы максимально снабжаем зрителей информацией, которую можно послушать, используя QR-код, расположенный рядом с картинами. Приятно, что молодежь слушает наши рассказы увлеченно, задает интересные вопросы и даже приходит на выставку не однажды.

– Среди ваших новых поступлений есть знакомые по вашим прежним выставкам, а есть ни разу не выставлявшиеся в вашем музее имена художников…

– Да, в нашем «отчете» за три года есть и произведения современных художников, и работы представителей «неофициального искусства» 70-80-х годов, и «шестидесятники». Получается, что на выставке «Новое» представлены три группы авторов. Особая благодарность – старейшинам русского искусства В. Иванову и А. Тутунову: их возраст перевалил за почтенные 90 лет, но они по-прежнему дарят нам свои работы. Это очень приятно и волнительно.

Мозаика в школе

– Знакомая многим педагогам и психологам фамилия Эльконина привлекла внимание и в вашей коллекции.

– Имена двух Элькониных действительно есть среди новых авторов, которых в нашем пространстве можно увидеть впервые. Но с известным психологом они только однофамильцы. В нашем собрании появились работы художников Виктора Эльконина и его дочери Марии. Интересно, что Виктор Борисович непосредственно связан с нашим городом.

– Как же?

– В музыкальной школе №4 есть мозаика его авторства, она украшает парадный вестибюль школы. Сегодня здесь озабочены тем, как сохранить эту мозаику для города. Сюда уже организованы экскурсии, показывают не только мозаику, но и само здание – образец позднего советского модерна. Виктор Эльконин много работал как живописец и художник-монументалист; его работы – в музеях, на рынке их практически нет. Так что приобретение работы Элькониных – отца и дочери – для музея большая удача.

Свой круг

– В новой коллекции – работы Андрея Васнецова, имя которого хорошо знают ваши зрители.

– Да, в собрании музея уже 30 работ этого выдающегося мастера русского искусства, новатора в живописи. Он был, кроме того, выдающимся педагогом, и многие наши любимые авторы – его ученики. Из стен Московского полиграфического института, где Андрей Владимирович преподавал, вышла целая когорта ярких художников, которые сейчас активно и интересно работают. Например, новая для нашего собрания художница Нина Шапкина-Корчуганова. Она не только оригинальный художник, но и литератор. Ее живопись сродни философской притче, а стиль ее учитель определял как «неореализм».

– Выходит, что у вас оформился собственный васнецовский круг?

– Да, среди выпускников полиграфического института очень много интересных художников: Борис Жутовский, Лариса Наумова, Максим Кантор, Евгений Добровинский и многие другие, чьи произведения есть в нашем собрании.

Драка пастухов

– Однажды выставкой «Красные ворота» вы открыли для тольяттинского зрителя творчество Василия Шульженко. И вот еще три полотна.

– Он, кстати, тоже выпускник полиграфического и один из наших любимых авторов.

– И наш.

– И что очень ценно в сегодняшнем пополнении коллекции, так это то, что Василий Владимирович специально для нас сделал авторскую копию картины «Драка пастухов». Весьма символичная работа, заставляет задуматься…

Среди новых поступлений два полотна, посвященных классику американской и мировой литературы Эдгару Аллану По. Потрясающие работы: в них – вся жизнь писателя, все его творчество. И рассказано об этом так, как умеет рассказывать свои истории только Шульженко. Он побудил перечитать новеллы По и вспомнить, что этот писатель XIX века был основоположником многих жанров литературы, которые сегодня на пике: например хоррора, аналитического детектива, даже готического романа. Человеческая судьба его была трагична, смерть внезапна и таинственна, а роль в мировой литературе – огромна, и все это художник смог выразить в двух полотнах. В них много символов, по некоторым из них мне дал комментарии сам художник. Например, жест открытых рук писателя на полотне, посвященном последнему дню его жизни.

– Это принимающий жест?

– Жест прощения, доверия, открытости по отношению к людям, жест прощания. Писатель на картине как будто говорит: я весь ваш, я для вас работал. Примерно такой же жест у Иисуса на картине Э. Мане «Мертвый Христос».

Привет из 90-х

– «Картонные люди» помнятся тем, кто следил за творчеством художников в 90-е. Я хорошо помню эти работы Татьяны Назаренко.

– Да, ее серия «Переход» создана именно в 90-е годы. Имелся в виду переход не только подземный, но и переход к новой эпохе, к новой жизни после распада великой страны. 90 фигур в человеческий рост – этот знаковый проект Назаренко выставлялся в Москве, в Америке, в странах Европы. Частично фигуры после выставок были распроданы. Теперь многие из них – у коллекционеров и в музеях. Такой вот привет из 90-х.

В зале, где представлено так называемое «другое искусство», – графика Михаила Шемякина, Вячеслава Калинина, Эрнста Неизвестного. Калинин – очень самобытный мастер «неофициального искусства», в 70-е участвовал в нелегальных выставках московских авангардистов, в 90-е годы жил и работал в США, потом вернулся в Россию. Мы показываем одну его акварель и очень интересные офорты, которые чем-то перекликаются с творчеством другого «нонконформиста» – Дмитрия Плавинского. На них много деталей, их интересно рассматривать, разгадывать.

Еще один новый для нас автор – Андрей Гросицкий. Тоже начинал в 70-е годы в среде советского андеграунда. В его работах – новая жизнь старых вещей, новая материальность, он часто использует интересный прием – выход за пределы холста.

– Ирина, за эти годы у вас сформировалась своя аудитория, с которой вы говорите на одном языке.

– Да. И мы можем гордиться нашей публикой: люди интересуются искусством, и таких людей в городе становится больше. То, что мы вносим в это свой вклад, подвигает нас идти дальше и дальше.

– Впереди очередная знаковая выставка «Красные ворота\Против течения»?

– Да, две традиционные осенние недели «Красных ворот» в Тольятти. В двадцатых числах сентября.

– Очень ждем.

Адрес Музея актуального реализма: ул.Юбилейная, 25.

Марта Тонова, газета «Площадь Свободы»

директор Музея актуального реализма

Ирина Яновская, фото: «Площадь Свободы»