В Тольятти детдомовец лишился многолетних накоплений: Его счета кто-то опустошает

    В суде Комсомольского района Тольятти началось рассмотрение уголовного дела по краже, совершенной в крупном размере. Необычное в нем то, что потерпевший, два обвиняемых и часть свидетелей выросли в детдомах. И хотя многие из них стали уже совершеннолетними, я решил по ряду причин все же изменить данные. Просто эта криминальная история, как иногда бывает, шире рамок Уголовного кодекса.

    Для горожан, выросших в полных или даже в неполных семьях это, в общем-то, другой мир. Судите сами.

    – Отца у нас никогда не было, а мать за наркотики посадили семь или восемь лет назад. Она в феврале этого года только освободилась. Сначала мы жили в Кургане, а после ареста матери перебрались к тете в Чапаевск. Потом меня и брата увезли в детдом Сызрани…

    – Я окончил только семь классов, учился все время с опозданием. Потом крутился на автомойках, жил на случайные заработки. Сел на два года, после освобождения перебрался к девушке в Тольятти…

    – Мать у меня лишена родительских прав, отец умер. Я с двух лет жил в разных детдомах Самарской области. Сейчас обитаю в комнате общежития на улице Ленина, это Тольятти…

    – Я с семи лет по детдомам, считаюсь круглой сиротой, но у меня есть родная сестра. Фамилия у нас одна, а вот отчества разные…

    – Раньше я жил в детдоме, потом меня оттуда забрала бабушка, оформив опекунство. Моя мама лишена родительских прав, у нее есть квартира в Новом городе Тольятти. Я с матерью поддерживаю нормальные отношения, регулярно езжу в гости. Сейчас бабушка по работе уехала из Тольятти, за мной присматривают мама и старший двоюродный брат. Где мой отец? Я никогда его не видел…

    Это показания основных участников криминальной истории, в том числе самого потерпевшего. Конечно, показания адаптированные, потому что словарный запас у бывших воспитанников детских домов, как правило, не очень большой и довольно специфичный.

    Теперь о преступлении. Дмитрий Т. – инвалид второй группы. Пособия, копившиеся много лет, лежали на трех счетах в банке. Ежемесячные суммы, конечно, не велики, но даже на них набегали проценты.

    После выпуска из детдома уже совершеннолетний Дмитрий снял определенную сумму на первое время и оформил банковскую карту, привязав ее к номеру телефона, чтобы можно было управлять своими счетами.

    А уже на следующий день ему позвонил знакомый, предложив встретиться. С Рустамом Г. он «пересекался» в двух детдомах и считал его хорошим человеком, точнее, нормальным пацаном.

    – Рустам сказал, что у телефона садится батарейка, но он уже в «Парк Хаусе» ждет меня. Я приехал не сразу, в пути снова звонил Рустам, спрашивал, где нахожусь. Мы встретились в каком-то кафе, посидели, поговорили. Рустам попросил мой телефон для выхода в интернет, потом мы пошли покупать футбольный мяч. Рустам снова кому-то позвонил с моего телефона и попросил карту банка. Я ему предложил другую карту, но он сказал, что нужен «пластик» именно от этого банка. Я отдал и не смотрел, что он делает. Через некоторое время Рустам куда-то ушел, а мне стали приходить смс-сообщения с номера банка. Я понял, что с моей банковской картой что-то случилось, – рассказал Дмитрий.

    Столкнувшись с этим впервые, Дмитрий все же понял, что его счета кто-то опустошает. Он срочно позвонил оператору, попросив заблокировать карту. Тем не менее в четыре приема у него списали 633 тысячи рублей. Потом в банке ему дали распечатку транзакций, из которой парень узнал, что его деньги переводили сначала на чужой «пластик», а оттуда – на другие карты. Этих людей он не знал, но от Рустама слышал, что один из них – его знакомый.

    – Я был в гостях у родственников на бульваре Гая. Подъехали на такси ребята, они уже совершеннолетние, попросили снять с банковской карты деньги. Я без лишних вопросов согласился, и мы на том же такси помчались к банкоматам банка, – рассказал будущий свидетель.

    Сняв определенную сумму, компания отправилась в магазин, тратить чужие деньги. Что покупали?

    – Мы взяли еды и пиво. Было много пива, – не без скрытой гордости пояснил бывший детдомовец.

    «Перекусив» в какой-то квартире, они опять вызвали такси и стали ездить по городу в поисках подходящего банкомата. Нашли и сняли определенную сумму. Точнее, снимал несовершеннолетний, попадая в объективы видеокамер, за что в конце получил «гонорар» – 10 тысяч рублей.

    – На эти деньги я потом купил своей девушке цветы и сводил ее в кафе, – признался юный «кассир».

    Возникает вполне резонный вопрос: где остальные деньги? Вот что ответил один из обвиняемых:

    – Мы после всего этого уехали в Сызрань и сняли там двухкомнатную квартиру. Крупных покупок я не делал, в основном брал еду. Большую часть денег спустил в игровые автоматы. А через полмесяца пришли полицейские…

    Кстати, обвиняемые вернули потерпевшему всего 7 000 рублей. С одной стороны, эта история еще не закончена: не вынесен приговор, не поставлена точка, кто и сколько должен возмещать в рамках гражданского иска. С другой – Дмитрий, по его словам, выбросил карту банка, с которой уплыли деньги, а оставшуюся сумму перевел в обычный вклад. Большая, конечно, плата за детдомовскую доверчивость и финансовую неопытность, но могло быть и хуже…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 24 (1255) 28.06.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    деньги снял с банкомата карта