В театре «Дилижанс» премьера спектакля «Преступление и наказание» собрала несколько аншлагов

    Театр «Дилижанс» представил зрителям премьеру марта – спектакль «Преступление и наказание».

    Ой, мамочки: да это ж процентщица Алена Ивановна сама, своею холеною ручкой, топорик-то Родин прямо к шейке своей и приставила. Ладненький такой небольшой топорик. Этим топориком еще один из Раскольниковых зрительному залу перед началом спектакля пригрозил: мол, не выключишь мобильник, что-то страшное и случится. Все выключили, а оно… все равно случилось.

    Случилось. Стряслось. Удивило. Захватило. Ошарашило.

    И было чем. Потому что и на этот раз, в марте года девятнадцатого, театр «Дилижанс» не иллюстрирует хрестоматийную, заученную по учебникам классику из века девятнадцатого. Автор инсценировки и питерский режиссер Евгений Зимин, и труппа его тольяттинских единомышленников умудряются читать классику, освободившись от всех привычных, замыленных театральных и педагогических штампов. И от всяких, не принятых худруком Виктором Мартыновым, обязательств соответствовать сюжетным линиям романа с его многоуважаемой вековой историей.

    Селфи

    Двадцать первый век, совсем не напрягая и не выпячивая своего технического превосходства, вступает с веком Достоевского в тонкую нервную связь, которая, не отвлекая от сюжета, заставляет улыбаться и удивляться: как это Раскольников додумался снять собственное преступление на… мобильный. Этакое кровавое селфи: селфи-признание, селфи – вопль души, позволившей себе на миг надо всем миром возвыситься, чтобы убить.

    Крови в спектакле вообще немало: она течет с монитора алыми струйками прямо в само преддверие детективно-расследовательского сюжета. Кровью окрашены две подсвечиваемые весь спектакль линии вдоль поручней по стенам партера. Кровь в перекличке современных хроник в видеоряде – на тех же парных мониторах на сцене.

    Граффити

    Художники-сценографы, художник по свету и автор костюмов – Елена Золотарева, Нина Мурзина, Вячеслав Пушкарев и Надежда Манашкина – дают нам простую наводку на тот еще Петербург. Но легко позволяют граффити из видеоряда не демонстративно, а запросто захватить те дворы и подворотни, в которых прописались Раскольниковы из разных веков.

    Дуэли

    Раскольниковы. Их в спектакле и правда оказалось двое. И оба право имели. И оба заставляли партер и галерку, затаив дыхание, прислушаться к их мощной дуэли на стульях. Раскольников премьера театра Петра Зубарева и Родион Романович молодого артиста Дмитрия Кошелева спорят друг с другом лишь только в рамках сюжета и режиссерского замысла спектакля. Они оба становятся в эту пару часов премьерами и одинаково сильными фигурами, которые мощно ведут нас по подворотням и улицам Санкт-Петербурга сначала к преступлению, а потом к наказанию. Кошелев и Зубарев одинаково мощно магнитят взгляды и переживания зрителей, не отпуская зал ни на минуту.

    Раскольникова, конечно же, постоянно доигрывает и вся труппа театра. Его дописывает и удивительно точно попадающая в суть и в мрачный детективный кураж, и в нравственный самосуд героя музыка Виктора Мартынова. И все же спектакль «Преступление и наказание» в театре «Дилижанс» – спектакль заведомо режиссерский.

    Живопись

    Режиссер пишет на сцене артистами полотно практически не зловещее, а тревожно красивое. Выходы всей немаленькой, одаренно окостюмленной труппы театра на сцену каждый раз – практически живопись.

    Синхрон и рассинхрон петербуржской толпы в спектакле, остановленные не единожды каждым артистом театра кадры – картинки для души и для зрительской памяти. Чтобы история с убиением совсем уж не бедной и вовсе не дряхлой в новой версии Процентщицы в полном расцвете лет (артистка Ирина Шугаева) не отвлекла зрителя от судеб ее сестры Лизаветы Ивановны (артистка Екатерина Федощук), от Константина Федосеева и его заметного в этой постановке Мармеладова. Чтобы зритель не забыл про Сонечкин дар безбрежной любви и оценил картинку на память от актрисы Марины Агаповой.

    Замирает на минуту-другую на высоком лестничном марше актриса Ирина Храмкова, и замирает вместе с Катериной Ивановной сердце зрителя. Замирает на авансцене нелепый Юродивый от артиста Александра Кудрявкина, и чуткий зал зябко поеживается в новых уютных театральных креслах от… холодного камня на питерской мостовой. Разве что согреет кого-то улыбка да чай светлой кухарки Настасьи артистки Екатерины Мироновой….

    И все же все они – предвкушение и послевкусие преступления и наказания Родиона Раскольникова.

    Премьера собрала несколько аншлагов. Театр еще раз удивил ощущением времен, которые звучат в унисон.

    Наталья Харитонова, газета «Площадь Свободы»
    mail-ps@mail.ru

    сцена с Раскольниковым из спектакля "Преступление и наказание"

    фото: Дмитрий Осинов