В редакцию обратилась тольяттинка с грустным рассказом

Жительница Тольятти утверждает, что потеряла 500 тысяч рублей, вложенных в квартиру.

В редакцию газеты «Площадь Свободы» обратилась тольяттинка с грустным рассказом о том, что якобы потеряла деньги, вложенные в улучшение жилищных условий. Сразу оговоримся, что наша редакция не берется судить, кто в этой истории прав, кто виноват, это должны решать компетентные органы. Мы же видим своей задачей рассказать о том, какие ситуации случаются на рынке недвижимости нашего города, и предостеречь граждан от необдуманных решений.

«Вернем только половину»

Сначала послушаем, что нам рассказывает гражданка. По словам Евгении Геннадиевны, они с дочкой проживали в малосемейке. В 2012 году женщина решила приобрести 2-комнатную квартиру с очень странными параметрами.

Начнем с того, что располагалась она в доме по адресу: ул. Индустриальная, 7. Это административное здание, переделанное в жилой дом. Площадь 2-комнатной квартиры по документам составляет всего 33 квадратных метра, то есть столько же, сколько у однушки московской планировки. При этом на период составления договора, в 2012 году, помещение продолжало числиться нежилым, но предприниматель в течение года обязался перевести его в жилое. Наконец соглашение составлено как договор аренды (!) нежилого помещения с правом выкупа. Мы спрашиваем, как же можно было пойти на такую сделку, на что следует стандартный в подобных случаях ответ: подкупила невысокая цена – 1,2 млн рублей.

Договор кабальный, и это видно даже из беглого знакомства с очень небольшим документом – всего на пяти страничках. Чего стоит один только пункт о том, что в случае расторжения договора по вине арендатора ему возвращается лишь 50% денег, внесенных в счет выкупа помещения. Согласно договору, чтобы проживать в этой «двухкомнатной однушке», которая еще недавно была заводским офисом, арендатор должна была ежемесячно платить предпринимателю 19,1 тысячи рублей! Иными словами, деньги, которых стоит далеко не каждая ипотека. Либо на ту же сумму можно было снимать трехкомнатную квартиру с хорошим ремонтом и обстановкой. При этом, согласно договору, из 19,1 тысячи рублей ежемесячных выплат в счет выкупа помещения шли только 8650 рублей. Остальные учитывались как плата за аренду (8650 рублей) и коммуналку (1800 рублей). Еще раз: средства за аренду и коммуналку не возвращаются – эти деньги идут в счет оплаты проживания.

«Юрист сказал: все нормально»

Согласно представленным в редакцию чекам, Людмила Геннадиевна внесла в счет выкупа квартиры 500 тысяч рублей, и остальные 700 тысяч рублей принялась выплачивать по 19,1 тысячи рублей ежемесячно. Получается, что расплатиться за свое 33-метровое счастье женщина рассчитывала через семь лет. Семья живет скромно: мама трудится уборщицей, а еще дочь надо воспитывать, обувать, одевать…

Спрашиваем, как же согласились на такие условия, показывали ли договор юристу. Евгения Геннадиевна говорит, что да, показывали: зашли к первому же попавшемуся юристу, офис которого был рядом с домом, – девушка посмотрела договор, сказала, что все нормально. Так и впряглись, не додумавшись показать еще кому-нибудь…

Как, неверное, несложно догадаться, дальше произошло то, чего любой вдумчивый человек побоялся бы в первую очередь: в какой-то момент платежи стали непосильными для «покупателя-арендатора». Женщина не смогла их вносить, и собственник попросил ее с вещами на выход. В итоге, не прожив в «своей» новой квартире и двух лет, женщина оказалась ни с чем и отправилась с дочерью жить к своим родителям.

Здесь мы подходим к самому важному моменту, по которому стороны расходятся на 180 градусов. Евгения Геннадиевна утверждает, что предприниматель, сдававший ей квартиру с правом выкупа, не вернул ей внесенные деньги. Даже оговоренные в договоре 50% от уже заплаченного. Ничего, кроме 12 или 15 тысяч рублей – «на аренду квартиры на первое время». А по словам бизнесмена, он вернул женщине все, что положено, подкрепив свои слова документально. На стол редакции легли заявление Евгении Геннадиевны о расторжении договора, соглашение и акт, в котором черном по белому написано «Внесенные арендатором денежные средства возвращены арендодателем в полном объеме. Стороны претензий друг к другу не имеют». Сколько именно денег было возвращено женщине – на этот счет предприниматель не смог представить расписку, сославшись на то, что дело было в начале 2014 года, то есть четыре года назад, и найти их уже сложно.

Женщина же утверждает, что подписала документы под психологическим давлением, испугавшись в том числе судебного разбирательства. Действительно, среди материалов Центрального районного суда есть иск предпринимателя к гражданке о расторжении договора аренды и ее выселении. Однако дело осталось без рассмотрения, так как в суд не явилась ни одна из сторон.

Четыре года спустя

Итак, что мы имеем в сухом остатке: слова женщины против документов предпринимателя. Каких-то свидетелей или аудио/видеозаписей, подтверждающих ее точку зрения, у нее нет. Поэтому шансы доказать в суде, что имел место факт нарушения ее прав, практически близки к нулю. Спрашиваем, обращалась ли Евгения Геннадиевна в полицию, прокуратуру или куда-либо еще в 2014 году. Нет. Говорит, что не верит нашим правоохранителям. Все это время женщина, видимо, не верила и в возможности прессы, и вот наконец, спустя четыре года, очевидно, поверила – пришла в редакцию.

Пытается вспомнить детали, за которые можно зацепиться, например, утверждает, что собственник помещения в 2014 году выписал ее несовершеннолетнюю дочь, которой тогда было 12 лет. Утверждает, что с «покупкой-арендой» «квартир» по адресу: Индустриальная, 7, пострадала не она одна: есть, мол, и другие люди, которые остались у разбитого корыта по той же схеме, и можно их всех собрать…

Просим проявить внимание этому сигналу работников прокуратуры города и Центрального района. Уверены, что надзорные органы смогут дать более компетентный ответ на вопрос, можно ли чем-то помочь женщине в ее ситуации. Контакты в редакции имеются.

Мнение эксперта

Дмитрий П., управляющий АН «Русские традиции»:

Видимо, так заведено у нас, что в медицине лучше всех разбирается знахарка, а в вопросах недвижимости — юрист. Конечно, первое, что надо было сделать этой женщине еще на этапе обдумывания вопроса покупки жилья, — это обратиться в любое известное агентство недвижимости. Мы, риелторы, ежедневно работаем в этой сфере и знаем, где, у кого, какие проблемы не понаслышке. Именно поэтому некоторые недальновидные застройщики в г. Тольятти прямо пишут в объявлениях, что с риелторами не работают. Пострадавшей риелтор объяснил бы, чем опасна такая сделка, и на пальцах показал бы экономическую «выгоду» от такого приобретения.

Что касается того, что женщине делать сейчас, конечно, идти в суд и отстаивать свои права. Документа, подтверждающего факт получения денег, нет, а значит, велика вероятность того, что суд встанет на ее сторону. Но нужен хороший юрист, специализирующийся именно на мошенничествах в сделках с недвижимостью.

Автор: Евгений Халилов, газета «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

комната с окном квартира
Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015