Участковый врач-терапевт Людмила Лысова: Чрезвычайно важно, чтобы человек не остался один на один со своей болью, важно ему помочь

    Участковый врач-терапевт Тольяттинской городской поликлиники № 4 Людмила Лысова уверена, что без любви к людям в медицину идти нельзя.

    На днях министр здравоохранения Самарской области Михаил Ратманов вручил награды лучшим сотрудникам лечебных учреждений региона и победителям конкурса «Лучший врач Самарской области». Среди победителей – врач-терапевт Людмила Лысова.

    Продолжение династии

    – Людмила Борисовна, спешим поздравить вас с этим событием. С каким настроением вы вернулись из Самары?

    – Сама победа в этом конкурсе, конечно же, стала для меня приятной неожиданностью. Мне очень приятно, что коллеги и руководители оценили мою работу. Признание, конечно, очень важно. Оно повышает самооценку, позволяет ощутить значимость своей профессии, значимость работы врача и понимание того, что я на этом месте для того, чтобы помогать людям.

    – Вы в медицине уже немало лет…

    – Да, я работаю я в этой поликлинике с 1995 года. Место работы никогда, ни разу не меняла. Работа интересная и ответственная. В начале моего профессионального пути более старшие коллеги, которые, слава богу, и сейчас продолжают здесь работать, мне очень помогали. Это было очень важно и очень дорого для меня. Важно и сейчас.

    – Хочу вернуть вас в детство, Людмила Борисовна. Детские игры во врача, в милиционера, в учительницу лишь для немногих становятся взрослой реальностью. А вы, наверное, тоже ставили куклам уколы, перевязывали плюшевым зайкам лапы?

    – Знаете, моя судьба была предначертана моими родителями. Наверное, как только меня принесли из роддома, им было ясно, что я буду врачом.

    – Они тоже медики?

    – Папа – врач. По папиной линии его брат, сестра и мама тоже были врачами. Поэтому я и продолжила династию врачей. Проводила очень много времени на папиной работе. Он долгое время работал хирургом, потом трудился в службе скорой помощи. Я помню, что мне очень нравилось, что к папе приходят больные люди, а уходят удовлетворенные, успокоенные, почти здоровые. Я думаю, что опыт отца стал очень важным в моей профессиональной жизни.

    Папина дочка

    – Так что вопроса, в какой институт идти, перед вами не стояло?

    – Я родилась в Актюбинске, в Казахстане, откуда мои родители переехали в Тольятти. В то время тоже была какая-то программа, по которой в Куйбышевской области молодым специалистам быстро давали жилье. И мои родители, в то время молодые специалисты – учительница и врач, приехали в этот город.

    Профессия врача на тот момент была очень престижной. И папа всегда говорил, что если я буду медиком, мой труд будет важен для людей. Помогать людям – это очень хорошее и нужное дело. Я и училась в институте, который в свое время закончил папа. А когда закончила институт, был как раз первый год свободного распределения выпускников, и к моему большому счастью, мне довелось вернуться сразу в Тольятти, который в то время был уже родным для меня городом.

    – В общем, вы папина дочка?

    – Больше папина, раз пошла по его стопам.

    – А мама не ревновала к вашему выбору: почему бы дочке не стать учительницей, как она?

    – Нисколько. Она тоже радовалась, что я сделала такой выбор. Папа давал мне советы. Я видела его отношение к работе. И уже абитуриенткой хорошо представляла, что меня будет ждать в будущем. Вся семья хотела, чтобы я поступила на лечебный факультет.

    – Вы пришли в профессию, когда престиж белого халата был бесспорным. Сегодня времена не те. Сложнее работать стало, Людмила Борисовна?

    – Сложнее, это точно. Потому что на тот момент, когда я поступала в институт, профессия врача была очень уважаемой, и люди смотрели на человека в белом халате с таким большим доверием, что воспринимали каждую его рекомендацию как обязательную. Годы прошли. Сменились поколения, и к сожалению, иногда сталкиваешься с негативом. Это огорчает, потому что мы все равно всегда стараемся использовать все свои знания, весь свой опыт, чтобы помочь человеку в любой ситуации. Сегодня человек может начитаться Интернета и начать приписывать себе несуществующие заболевания или ставить себе диагнозы. Его очень трудно переубедить. Но он не может сопоставить факты, не может сам себя вылечить.

    Наставники по жизни

    – Людмила Борисовна, вы сказали, что рядом с вами до сих пор работают старшие коллеги, которые помогали вам стать настоящим профессионалом…

    – Да, любому молодому специалисту, конечно, нужно, чтобы кто-то ему подсказал, направил, научил. Хочу выразить искреннюю благодарность моей первой заведующей Калерии Герасимовне Добрыниной. Я пришла в ее отделение в девяносто пятом году и до сих пор работаю рядом с нею. Она сыграла очень большую роль в моей профессиональной жизни. Я и сейчас, если сталкиваюсь с каким-нибудь сложным случаем, иду к ней за советом.

    – Наставник по жизни?

    – К моему счастью, да.

    – А уроки отца?

    – И папа, и Калерия Герасимовна говорили мне так: относись к больному человеку так, как ты бы хотела, чтобы относились к тебе. Я так и стараюсь делать.

    – Это трудно?

    – Трудно. Но необходимо. От этого момента зависит, насколько быстро я найду душевную связь с пациентом, насколько он будет открыт для меня, как я смогу ему помочь. Если мы друг на друга будем смотреть с опаской и осторожностью, я не смогу достучаться до него и оказать необходимую помощь.

    Гиподинамия не грозит

    – Людмила Борисовна, Комсомольский район – с горки да под горку. По участку ходить на вызовы – настоящая зарядка. Вы поэтому такая стройная?

    – Как говорится, гиподинамия нам не грозит. Ходить, конечно, приходится очень много. Вызовы занимают до трех часов рабочего времени. Некоторые дома, слава богу, с лифтами, а в некоторых приходится подниматься пешком. Знаю каждую тропочку, каждую дверь. Кому позвонить, если не отвечают. Практически всех своих пациентов помню по имени и отчеству.

    – Вы, по сути, стали для многих семейным доктором?

    – Семейным. Это вы отметили верно. Потому что за те годы, пока я работаю в этой поликлинике, уже выросли те пациенты, которых я лечила, когда они были еще юными. Сейчас они вошли во взрослую жизнь, а их родители стали пожилыми людьми. Поэтому, когда ты приходишь на вызов к пожилым родителям, находятся вопросы и о внуках. Люди просят проконсультировать остальных членов семьи. Я, конечно, не отказываю. Они меня помнят, мне доверяют. Мы встречаемся на улице и здороваемся, улыбаемся друг другу. Иногда останавливаемся, чтобы просто поговорить на житейские темы.

    Я переживаю за каждого пациента. Вы не поверите, порой я ночью просыпаюсь и начинаю вспоминать о каком-то пациенте, который мне не до конца понятен, которого я отправила к своим коллегам, и вот теперь мне нужно точно знать, помогли ли они ему, решена ли его проблема. И когда проблема решена, это дает мне самой и моральное удовлетворение, и спокойствие.

    – Если бы вы сегодня выбирали профессию, как когда-то…

    – То, конечно, снова пошла бы по стопам отца.

    – А если какой-то молодой человек, который заканчивает школу, спросил бы у вас совета, как ему быть, ведь профессия врача теперь не такая уж престижная и не такая высокооплачиваемая…

    – Если молодой человек хочет пойти в медицину осознанно, то пусть он туда и идет. Отговаривать его не надо. Трудности есть в любой профессии. Со временем к нему придет опыт, придут знания. Рядом будут коллеги, которые помогут. Будут благодарные пациенты, которым он сможет помочь. И мы, врачи, честно говоря, тоже были бы очень рады, если бы у нас было больше молодых специалистов.

    – Чего больше в вашей работе: боли или радости?

    – Всего хватает. Но вот недавно был у меня очень приятный день: я получила благодарность министра здравоохранения Михаила Ратманова. Очень приятно, когда люди приходят ко мне с болью, а выходят из кабинета со словами благодарности. В этот миг я считаю, что день прожит нельзя.

    Я однолюбка: и правда, у меня одна любимая поликлиника, одна профессия и один муж. Без любви в медицину нельзя идти. Эта любовь к профессии впиталась в меня с детства.

    – А белый халат – обычный рабочий атрибут или все-таки символ доверия, чистоты?

    – Не обычный атрибут. Еще со студенческих лет, с самого первого курса, мы относились к белому халату как к чему-то особенному. Он и дисциплинирует, и дает чувство ответственности: ты врач и пришел помогать людям. На тебя возложена некая миссия. Бывает даже, что ты в халате и мыслишь совсем по-другому. Даже твое профессиональное, клиническое медицинское мышление зависит от того, в халате ты или без него.

    Пациент смотрит на тебя в этом белом халате с надеждой, он верит в твою помощь. В большинстве случаев получается помочь. Если трудно, консультируешься со старшими коллегами, с узкими специалистами.

    Для меня чрезвычайно важно, чтобы человек не остался один на один со своей болью. Важно ему помочь.

    Марта Тонова, газета «Площадь Свободы»
    mail-ps@mail.ru

    участковы врач терапевт поликлиники 4 в кабинете

    фото: «Площадь Свободы»