Убийцу даже не арестовали

О гибели отца тольяттинке Татьяне Митрофановой по телефону сообщил самарский родственник, которому позвонил полицейский из Октябрьска. Он рассказал, что Александра Николаевича нашли убитым у крыльца своего дома. И добавил, что с повинной пришел сосед погибшего, Петр Гнусин.

Александр Митрофанов много лет жизни отдал ВАЗу, на пенсию ушел в 2001 году, работал в УГЭ. Все это время жил с семьей в Автозаводском районе, а в Октябрьске у него был деревянный дом, доставшийся от родителей. Сначала Александр Николаевич жил, что называется, на два города, потом перебрался в Октябрьск. Часто ездить мешала астма, да и устал от набегов воришек. То металлические листы украдут, то иконы, то инструмент.

Октябрьск – город-спутник Сызрани, как Жигулевск у Тольятти. Работы в Октябрьске мало, уровень жизни низкий и много деклассированных элементов. Поэтому украсть у тольяттинского дачника лодку или залезть в дом, когда там никого нет, или отравить собаку в городке не считается преступлением.

Александр  Николаевич как мог боролся с ворами и соседями, которые были не прочь поживиться за чужой счет. Правоохранительные органы не сильно ему в этом помогали, в основном присылали отписки. Но это беда не только Октябрьска: по большому счету старики никому не нужны со своими проблемами.

Жил Александр Николаевич в доме один, как мог в свои 75 лет управлялся с хозяйством: развел пчел, кроликов, разбил альпийскую горку, вырастил прекрасный сад. Его жена Надежда Сергеевна из-за болезни не решилась на окончательный переезд и осталась жить на два дома.

Трагедия произошла ночью, с 18 на 19 июля. Митрофанов спал, потому что привык ложиться рано. Преступник (родственники погибшего считают, что он действовал не один) на территорию дома проник с соседнего участка через сломанный забор. Чтобы выманить пенсионера на темную улицу, разбил шесть стекол в окнах и сделал дыру в фанерной обшивке дома.

– Что произошло потом, мы можем только догадываться. Получая справку судмедэкспертизы, мы услышали, что смерть произошла в результате убийства. У отца повреждены все жизненно важные органы, сломаны ребра, в нескольких местах пробита голова, разорвана губа, вдоль подбородка – глубокий разрез. Даже произошел разрыв сердца! 81 повреждение на теле! Отца явно добивали, и с особой жестокостью. Мы считаем, один человек этого сделать не мог. Он просто бы устал так убивать. Когда мы вошли в дом, то увидели в коридоре несколько луж крови, разбросанные тапочки отца. А еще – металлические прутья в крови и сломанную пополам металлическую швабру. Дом даже не опечатали, и никого из сотрудников полиции там не было. Это организованное и подготовленное убийство, – заявила Татьяна Митрофанова, когда пришла в «Вольный город» с документами в руках.

– Почему вы решили, что убийца был не один?

– Отцу 75 лет, он инвалид второй группы, сил у него, с учетом болезней, было не очень много. В убийстве сознался его сосед: Петру Гнусину 61 год, он тучный, носит очки, местный бизнесмен. Такой физически не сможет причинить столько травм другому человеку.

– Вы кого-то подозреваете?

– У соседа есть сын, которому 39 лет. Про него говорят, что он был судим и хорошо знает, что такое наркотики. Был случай, когда отец застал его за попыткой влезть в окно второго этажа. После этого дом был обворован, а сенбернар убит (накормлен колбасой с лезвием) в отсутствие папы. Причем дом, принадлежащий Гнусину-старшему, находится напротив дома моего отца, а дом, принадлежащий Гнусину-младшему – по соседству. Номер дома моего отца 47, номер  дома Гнусина-младшего – 45.

Татьяна рассказала о странном расследовании кровавого преступления на улице Ударной. Почему странного? Судите сами.

Во-первых, Гнусина-старшего, сознавшегося в совершении преступления, не стали арестовывать. Даже не взяли подписку о невыезде, ограничившись обязательством явки. Это нонсенс. Такое ощущение, что Гнусиным дали время замести следы. И хотя уголовное дело возбудили не по статье 105 УК РФ (убийство), а по части 4 статьи 111 (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего), все равно совершенное считается особо тяжким преступлением.

Во-вторых, начавшееся следствие почему-то совсем не берет в расчет Гнусина-младшего: не было обыска, не взята его одежда, где может быть кровь погибшего.

В-третьих, из дома Митрофанова пропали деньги, компрессорный насос и старинное столовое серебро, изготовленное в XIX веке. Уголовное дело по факту кражи в Октябрьске возбудили не сразу, а только 28 августа. Причем следствие не связывает почему-то кражу с гибелью Митрофанова. Да и ведомства разные: кражу расследуют полицейские, причинение тяжкого вреда – сотрудники следственного отдела. И они не находят, что два преступления как-то связаны между собой. Во внимание не принимаются показания дочерей, которые утверждают, что с места преступления изъяты не все предметы, которыми убили Митрофанова.

Зато в руке (!) Митрофанова нашли самодельный револьвер и семь патронов в доме, на видном месте. Полицейские провели проверку и пришли к выводу, что огнестрельное оружие принадлежало Митрофанову. Основанием для такого вывода послужили показания… Петра Гнусина, его жены и сына. Есть показания других соседей, но и там нюанс: они говорят, что о наличии у Митрофанова оружия узнали… от тех же самых Гнусиных.

Это в-четвертых. Есть в-пятых, в-шестых… Мы, конечно, понимаем, что живем в условиях рыночной экономики, но не до такой же степени!

– Вы куда-нибудь обращались по поводу странного расследования? – спросили у Татьяны Митрофановой.

– Конечно. Вот ответ из прокуратуры Октябрьска. Там считают, что следователь Антон Кокшаров не принял меры к заключению Гнусина под стражу как совершившего особо тяжкое преступление. Цитирую: «Более того, в отношении Гнусина по делу избрана мера пресечения в виде обязательства о явке, что не соответствует тяжести совершенного им преступления, противоречит задачам уголовного судопроизводства и может привести к нарушению прав потерпевшего на своевременную судебную защиту, в случае уклонения Гнусина от уголовного преследования. По выявленным нарушениям прокуратурой Октябрьска исполняющему обязанности руководителя следственного отдела внесено требование об их устранении, в том числе принятии меры к избранию в отношении Гнусина меры в виде заключения под стражу».

Татьяна и все родственники погибшего намерены бороться дальше, чтобы убийца был наказан и пресечены всякие домыслы относительно личности Александра Николаевича и места его гибели. Кто-то умышленно распространяет слухи, что Гнусин убил Митрофанова, обороняясь… в своем доме. Поэтому они решили придать гласности все случившееся, надеясь на должную реакцию руководителей правоохранительных органов области.

Газета «Вольный город»

фото: из открытых источников