Центральный автовокзал Тольятти: кому достанется здание и высоколиквидный участок

10 февраля Арбитражный суд Самарской обл. возбудил производство по делу о признании банкротом ОАО «Самараоблавтотранс» (COAT). От этого предприятия до недавнего времени зависела судьба Центрального автовокзала г. Тольятти. COAT, генеральным директором которого является Юрий Мелентьев, получил контроль над автовокзалом осенью 2011 г., выступив в качестве соучредителя ООО «Центральный автовокзал г. Тольятти» (ЦАТ). К сегодняшнему дню может оказаться, что при содействии COAT имущественный комплекс автовокзала уже перестал быть муниципальной собственностью.

Инициатором возбуждения в отношении COAT дела о несостоятельности выступила Межрайонная ИФНС № 18 по Самарской обл. То что COAT, 99,99% акций которого принадлежат министерству имущественных отношений Самарской обл., будет втянут в процедуру банкротства, в какой-то степени было ожидаемым. Во всяком случае к выводу о предстоящем банкротстве COAT можно было прийти, ознакомившись с результатами проверки общества, проведенной Счетной палатой Самарской обл. (СПСО).

Опубликованные в феврале 2014 г. данные СПСО доказывают, что COAT успело поучаствовать во многих весьма сомнительных проектах. Одним из примеров является эпизод с организацией фирмы ЦАТ, в которую COAT вошло с долей 51% уставного капитала.

Насколько известно, на баланс ЦАТ было передано здание Центрального автовокзала и высоколиквидные сопряженные земельные участки. По одной из версий, COAT должно было выступить в роли инвестора и за государственные деньги произвести реконструкцию объекта.

К сегодняшнему дню здание автовокзала на ул. Родины в Тольятти еще больше обветшало. Специалисты СПСО сделали вывод о том, что создание ЦАТ «не способствовало решению экономических, финансовых, производственных и корпоративных задач ОАО «COAT», поскольку по истечении 2,5 года они так и не приступили к осуществлению финансово-хозяйственной деятельности». Куда COAT направляло инвестиции, известно, наверное, лишь руководству компании.

Параллельно в COAT распродавали подвижной состав, принадлежавший обществу. По словам специалистов СПСО, «за период 2011-2012 гг. и 9 месяцев 2013 г. в результате выбытия (реализация, списание) транспортный парк ОАО «COAT» сократился почти в 3 раза.

Решения о реализации и списании транспортных средств принимались руководством общества при наличии действующих договоров с министерством транспорта и автомобильных дорог Самарской обл. на организацию регулярных пассажирских маршрутных перевозок».

В результате, COAT был нанесен ущерб, измеряемый десятками миллионов рублей. Причем, как пояснила СПСО, «на фоне сокращения доходов отмечается рост расходов ОАО «COAT».

В 2012 г. по сравнению с 2011 г. расходы общества увеличились почти на 10% и составили 71,1 млн р. Основной причиной роста показателя расходов явилось включение остаточной стоимости реализованных автотранспортных средств в сумме 37,9 млн р. в состав прочих расходов. За 9 месяцев 2013 г. расходы составили 11,4 млн р.».

Кураторы COAT, похоже, предчувствовали, что в скором времени начнутся процессы, в результате которых «зарезервированное имущество» может быть утеряно. Скорее всего, именно поэтому была запущена процедура ликвидации ЦАТ. В июле 2014 г. данные о ЦАТ были исключены из ЕГРЮЛ. Кому были переданы активы ЦАТ, неизвестно. Но есть основания полагать, что фактические бенефициары COAT могли извлечь из операции с учредительством ЦАТ неплохую прибыль. Причем высока вероятность того, что в ходе банкротства COAT «растеряет» в пользу частных лиц пока еще числящиеся за обществом активы.

ЦАТ Тольятти

областной аналитический еженедельник «Хронограф»

фото: из открытых источников