Тольяттинцы вырываются из кабалы некоторых УК

Проблемы жилищно-коммунального хозяйства всегда волновали горожан. Особенно внимательно к работе управляющих компаний (УК) относятся пенсионеры. Моя мама, например, уже несколько лет не выходит из дома из-за болезни, но всегда видит, как поработали электрики, сантехники, дворники или уборщики мусоропроводов. Я никогда не вникала в их работу, лишь, получая очередную платежку, мысленно морщилась, когда видела очередное повышение на услуги ЖКХ. Теперь понимаю, что пенсионеры зачастую правы, а управляющие компании (не все, конечно) просто достали своей бесхозяйственностью.

Наш дом (Шлюзовая, 35) обслуживает управляющая компания с громким названием «Департамент ЖКХ». Некоторое время я искренне считала, что это муниципальная структура, как, наверное, и другие горожане. На самом деле это частная компания, созданная бывшим чиновником мэрии. И самая крупная в Тольятти.

В начале года жильцы нескольких домов, которые обслуживает эта управляющая компания, решили перейти в другую. Было много споров, судебных разбирательств, но в итоге все осталось по-прежнему. «Департамент ЖКХ», взбодренный победой, сразу пообещал квартиросъемщикам заменить в подъездах старые оконные рамы на пластиковые. Причем без дополнительных денежных сборов. Также обещал новое асфальтовое покрытие вдоль дома. Год подходит к концу, а ничего из обещанного не сделано. Правда, кто-то засыпал глубокие ямы, да и то старым измельченным асфальтом. Теперь машины колесами постоянно разбрасывают мелкие камешки по всей ширине дороги. Ходить стало совсем неудобно, но вроде бы мелочь.

Другая проблема – уборка мусоропроводов. Убирают нерегулярно, из-за этого в подъезде закрепился стойкий неприятный запах. Почему нет элементарного графика уборки подъезда и мусоропровода, который висел бы на видном месте первого этажа? Жильцы даже не знают, сколько раз в неделю по санитарным нормам должна проводиться уборка. А уж об обработке дезинфицирующими средствами, хотя бы изредка, люди давно забыли. Еще одна досадная мелочь.

Дом, в котором живу, был построен 29 лет назад. Он пятиэтажный и состоит из 3 домов, соединенных кирпичными вставками. В нем 18 подъездов и 250 квартир, примерная длина дома – 200 метров. Бетонные крылечки ветшают, осыпаются, крошатся, уже полностью видны металлические прутья. Ходить становится небезопасно, еще немного – и люди начнут получать травмы. Да и углубления, в которых раньше лежали решетки для очистки обуви от грязи, превращающиеся по осени в глубокие лужи с окурками, давно пора забетонировать. Я решила позвонить в управляющую компанию и выяснить, что они думают об этом. Женщина-инженер ответила вопросами:
– Это вы только что звонили насчет заделки приямка в крыльце? Вы из 4-го подъезда?
– Нет, я из 13-го по поводу ремонта крыльца в целом. Хотя углубление тоже хотелось бы убрать.
– Да это не сложно, нужно только ведро бетона. Вот в 4-м подъезде сделаем.
– А почему бы вам не забетонировать эти ненужные ямки сразу на всех крылечках дома?
– Нет, это делается по просьбе жильцов.
– Хорошо, я прошу вас отремонтировать  крыльцо 13-го подъезда и убрать ямку.
– У вас есть старшая по дому, к ней и обращайтесь. Она подаст списки, а мы уже включим ваше крыльцо в плановый ремонт на следующий, 2015-й год.

Старшая по подъезду сказала, что уже знает про нашу проблему и давно внесла в список ремонт крыльца. От нее я слышала, что крыльцо соседнего подъезда планировали отремонтировать в этом году, но, похоже, уже не сделают.

Было бы неплохо, если это письмо прочитают руководители управляющей компании и попытаются устранить досадные мелочи, которые раздражают, мешают нормально жить.

Каждый день я езжу к маме, она живет на улице Матросова. До недавнего времени их дом обслуживал тот же «Департамент ЖКХ», но здесь победу одержали жильцы, которые на общем собрании решили сменить УК. Новая компания (сознательно ее не называю, чтобы не обвинили в рекламе) приступила к обслуживанию дома с 1 октября. И в тот же день бригада дворников собрала огромные мешки опавшей листвы и другого мусора. Мама с радостью мне об этом рассказала.
– Не радуйся раньше времени. Эти мешки могут простоять до зимы, а то и вовсе под снег уйдут. Помнишь, как было с обрезанными ветками деревьев? Прошлой осенью обрезали, а в конце апреля убрали, – скептически отозвалась я на ее сообщение.

На следующий день мама встретила меня словами:
– Ну, и где мешки?
– Какие мешки? – я уже забыла вчерашний разговор.
– С листвой и мусором? Представляешь, утром подъехала машина, работники быстро покидали в нее мешки и уехали. Вот как работать надо!
– Да, за два дня убрали мусор, который предыдущая компания копила больше месяца. Молодцы!
– А бордюры посмотри, какие стали, – не унималась мама. – Я и не помню, когда их белили в последний раз.

Бордюры выкрасили, они теперь черно-белые, как зебры на дорогах, чтобы заметней были автомобилистам. И наконец-то в мамином подъезде стали регулярно убирать мусоропровод! А то последнее время я просто уносила мешок с мусором в уличный контейнер.

Кроме того, в подъезде наладили освещение, повесили информационный стенд и  почтовый ящик для сбора показаний приборов учета. Вот такие приятные мелочи. Это  действительно здорово, потому что раньше мне приходилось отвозить листок с показаниями в противоположный конец района. Более того, иногда я попадала в обеденный перерыв, общая дверь была закрыта, так как работники жэка любили обедать в тишине, хотя ящики висели в общем коридоре.  И толпы людей скапливались у входа в ожидании конца их трапезы. А как быть, если два дня из трех возможных выпадали на выходные?  Кто-то  из читателей скажет, что есть другие способы передачи данных: по интернету или телефону. Согласна, я потом так и делала, но ведь большая часть людей привыкла относить лично, и среди них не только пенсионеры. Почему компания делает это неудобным для них? Монополисты?

Два совершенно разных подхода к выполнению своей работы. Правильно, что сейчас на коммунальном рынке появилась конкуренция. Если  управляющие компании будут бороться за своих потребителей, заботиться о них, предоставлять новые услуги,  жильцы от этого только выиграют.

дом в Шлюзовом

Наталья Жукова, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников