Тольяттинцы отказываются имитировать стратегию

В администрации города состоялось обсуждение новой стратегии развития Тольятти до 2030 года. В нем приняли участие представители научного сообщества города, бизнеса, общественных организаций и региональной власти. Спор на эту тему сопровождался резкой критикой и выходом некоторых экспертов из процесса подготовки этого документа.

Кем мы станем в 2030-м?

Напомним, что конкурс на разработку стратегии Тольятти до 2030 года выиграла Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС). Важной частью подготовки документа должна стать обратная связь между активом города и разработчиками. С трибун об обратной связи сегодня не говорит только ленивый. В частности, от местных экспертов ожидали сотрудничества и предложений по улучшению качества жизни в Тольятти.

Для этого все заинтересованные стороны недавно собирались в технопарке «Жигулевская долина», а затем и в администрации города под эгидой заместителя главы города по экономике и развитию Алексея Бузинного. Однако вместо диалога о будущем нашей малой родины возник явный конфликт между представителями РАНХиГСа и местной интеллектуальной элитой.

Полное видео с этим совещанием уже выложено в ютьюб

Найти его без ссылки очень сложно. Мы так отобрали самые яркие выступления людей, которые разбираются в стратегировании и настаивают на том, что Тольятти нужен реальный план, а не филькина грамота. Особенно в том, что касается развития человеческого капитала города, который продолжает таять, утекая на более успешные территории.

После обсуждений, которые прошли в ходе сессий, заместитель генерального директора ЗАО «Корпорация «Тольяттиазот» Юлия Петренко заявила проектировщикам, что в настоящий момент стратегирование в этой части перевернуто с ног на голову: «Может быть, я что-то пропустила, но я честно вчера отсидела до конца сессии, в отличие от многих. Вчера коллеги нам представили срез статистики — о каком человеческом капитале мы сейчас говорим? Мы обсуждаем какие-то меры для того, куда мы хотим прийти. Вопрос, а структуру человеческого капитала кто-нибудь вообще представляет? Мы идем к чему? У нас сколько должно быть людей с высшим и средним образованием, без образования? У нас город молодой или пожилой? Мы планируем доживать или привлекать сюда молодежь? Или, как предлагал вчера Анатолий Волошин, мы можем делать кластер для творческой интеллигенции пенсионеров, которые будут приезжать сюда, как в Швейцарию, доживать старость? Пока мы этого не понимаем, о каких мерах для человеческого капитала мы здесь можем рассуждать? Мое предложение по мерам: давайте сформируем это видение человеческого капитала 2030 и профиль будущего жителя. И тогда мы сможем разработать меры, это будет эффективнее, а сейчас мы ведем разговор ни о чём».

Формату РАНХиГС не верят

В ответ на это выступление один из разработчиков, Степан Земцов — старший научный сотрудник лаборатории исследований проблем предпринимательства ИПЭИ РАНХиГС, заметил: «Если ни у кого нет представления о том, каким мы хотим видеть будущего тольяттинца, то как мы его сформируем?». И тут же получил из аудитории ответ: для этого вы (проектировщики) тут и сидите. Напомним, что за разработку стратегии город заплатит более 7 миллионов рублей. А в норме, по информации, прозвучавшей от экспертов, такая работа раньше стоила миллион долларов.

Понимая, в чей огород прилетел последний камень, авторы нашей стратегии успокоили возмущенных экспертов: «Коллеги, вы не волнуйтесь, мы всё сформулируем, просто хотели вас выслушать. Вот есть хорошая стратегия Казахстана — сто шагов. Если нужна мера по формированию консолидированной позиции по созданию профиля тольяттинца 2030 года, то мы это учтем».

Впрочем, никто и не сомневался в том, что профессионалы президентской академии в состоянии сформулировать очередной научный труд. Вопрос в том, что с ним будет дальше. Станет ли стратегия-2030 стратегией или, как и стратегия от 2010 года, останется собранием сочинений местных активистов?

«Мы понимаем, что перед разработчиками стоит тяжелая задача, так как вы не из нашего города, — попытался сгладить острые углы известный блогер и общественник Влад Радьков. — В 2010 году во время создания старого стратегического плана развития Тольятти был запущен достаточно серьезный процесс по сбору проектов, которые вы сейчас от нас хотите получить. Там содержалось 400 проектов. Это были предложения, которые люди готовили не один час, как вы предлагаете».

Радькова поддержала и другая участница сессий, бывший исполнительный секретарь Городского стратегического совета (действовал при первом мэре Тольятти Сергее Жилкине) Анна Князева: «Сейчас обсуждается довольно тонкая ситуация, и, если кто-то хоть немного сечет, то понимает, что ее могут разыграть против города. Ведь у разработчиков есть контракт и обязательства. Ситуацию могут представить так, что у нас здесь город деструкторов, но это не так. Просто у людей многое болит, и я не считаю, что нужно подыгрывать предложенному формату и давать тысячу новых предложений. Я уважаю разработчиков как профессионалов, наверное, они не выиграли бы контракт, если бы таковыми не были. Но вы не слышите того, что народ вам кричит. И это не связано с оппозицией народа. Его просто нужно вести по каким-то «коридорам», и он пойдет, но вы обозначьте эти «коридоры»! Вы этого не сделали. Протест связан не с тем, что мы против стратегирования, а с тем, что народ нужно вести. Объявите план выхода пожарной безопасности, чтобы ментальных Кемерово не случалось».

Нужно начинать с начала

За два часа дискуссии разработчикам так и не удалось сдвинуть процесс с мертвой точки: «Мероприятия, которые мы пытаемся обсудить, очень важны, но при чем здесь стратегия?! — добавила Князева. — У меня уже волосы дыбом сейчас встанут от того, что происходит. Сейчас люди выскажут свою боль, и ее опять сольют в унитаз. Есть профессиональная техника модерации процесса стратегирования. Мы не активные граждане, администрация заявила стратегическую сессию. Это не собрание ТОСов и общественности, держите формат. Люди пришли с профессиональной позицией, но непонятно, при чём здесь стратегирование?»

После всей этой резкой критики в адрес разработчиков эксперты предложили не продолжать обсуждение в том виде, в котором те его предлагают, а сформировать для начала проект системы стратегического управления городом. По их мнению, именно это является началом грамотного стратегирования, а не очередной перечень пожеланий трудящихся.

Все понимают, что сегодня такой проект может появиться на свет далеко за рамками полномочий муниципальных органов в связи с бюджетными ограничениями и действием 131-го Федерального закона об общих принципах местного самоуправления. Напомним, что в Тольятти остается около 16% от всех собранных налогов.

«Стратегия сегодня не принадлежит власти — это все понимают, — считает Князева. — Стратегия принадлежит тому, у кого есть ресурс. Ресурса у власти нет, это и нужно обсудить, у кого в городе есть ресурс и на что. Не нужно обсуждать, что делать. Тольятти уже этим наелся. Давайте обсуждать, как мы будем двигаться к этим ценностям».

Комментарии

Вячеслав Волков, исполнительный директор ПКУ «Автомобилестроение», руководитель по науке проектно-аналитического центра ТГУ:

— Стратегия — это поиск смысла совместного существования. Это несколько другой формат работы, чем собирание мероприятий. Набор мероприятий — это не стратегия. Это и без вас (проектировщиков) власти могут сделать гораздо лучше. Коллеги, я считаю, что дальнейшее обсуждение в заданном формате не имеет смысла. Мы уже изложили все свои мысли, вашего (проектировщиков) отношения к этому нет. Мы вам всё написали, но вы говорите, что вы в Америке были… Блеск! А к тому, что вам люди сформулировали, у вас есть отношение? Как из того, что мы с вами сформулировали, мы будем двигаться дружными рядами к образу привлекательного Тольятти? Я выражаю соболезнования нашей власти, сидящей здесь и слушающей всё это. Нужна методология, понимание того, что мы делаем, понятный формат. Сегодняшний формат меня как профессионала-стратега уничижает.

Алексей Бузинный, заместитель главы администрации Тольятти по экономике и развитию:

— Я считал, что мы обсудим предложения, наработанные на круглых столах, но более широко. Так было написано в методологии. Если нужно вернуться к тому, что обсуждалось на сессиях, давайте не пойдем по примеру ста шагов Казахстана, а обсудим наработанные предложения более широким кругом. Мы учтем в отчете все прозвучавшие предложения, и прежде, чем принять этот отчет, вынесем его на обсуждение, в том числе тех, кто здесь сегодня присутствовал. Чтобы не только администрация понимала, что в него вошло, но и вы дали обратную связь. Только после этого мы либо примем отчет и будем двигаться дальше, либо учтем ту критику, которая звучит со стороны людей, которых я уважаю и знаю, что они неоднократно участвовали в написании стратегии для других организаций, предприятий и муниципалитетов.

Дмитрий Горбунов, заместитель министра экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области:

— Для региональной власти работа над стратегией крайне важна. Я тоже потратил два дня, мы всё отложили, в отличие от некоторых ректоров университетов, которые не видят пока в этом смысл. Региональная власть в этом видит смысл. Мы хотим в этом участвовать. От людей, которые уже писали стратегии, мы слышим критику не по сути. Это критика интерфейса общения. Люди говорят о том, что в предложенных форматах трудно быть эффективным. Они не отказываются работать, почти все остаются, но просят скорректировать формат общения. Период притирки друг к другу оказался длиннее, чем мы планировали.

Ирина Смирнова, газета «Панорама Тольятти», 16 апреля 2018 г

Оригинал статьи опубликован на странице газеты «Панорама Тольятти»

о развитии города общались

фото: скриншот с www.youtube.com