Тольяттинский скандал на всю страну

спасенная собака у женщины

Тольятти снова прогремел на всю страну. В доме № 46 по улице Ленинградской волонтеры обнаружили огромное количество собак, живущих с хозяйкой в однокомнатной квартире. Зоозащитники утверждают, что их было 120, а может быть, и больше, хотя на выложенной в сети видеозаписи едва ли можно насчитать такое количество. Как бы там ни было, эта новость вызвала большой общественный резонанс, и вскоре про «лающий дом» заговорили федеральные СМИ.

Странного в этой истории очень много. Говорят, что разведением собачек хозяйка квартиры занималась еще 10 лет назад, однако почему-то лишь сейчас все узнали о масштабах ее деятельности. Посторонних женщина не пускала, животных гулять никогда не выводила, однако волонтерам каким-то образом удалось проникнуть в помещение (они привезли корм) и заснять творившийся там хаос. Собаки громко лаяли при виде незнакомцев, бегали по квартире, словно тараканы. На полу, правда, было относительно чисто, но зато на балконе лежали несколько мертвых щенков. Тольяттинка не хотела отдавать своих питомцев, но всё же пришлось.

– Тихий ужас от увиденного, – написали в соцсетях зоозащитники. – Мы с таким количеством столкнулись впервые. Около 120 или даже больше собак. Их просто не сосчитать. Все маленькие, размером с кошку. Все истощены.

Новость, подкрепленную упомянутой видеозаписью, разместили в соцсетях, однако точный адрес дома почему-то не назвали, да и в комментариях старались не упоминать о нем. Если кто-то спрашивал, сразу следовал вопрос: «А вам зачем?», как будто боялись, что кто-то приедет и увидит лишнее. Еще одна странность заключается в том, что такое количество собак как-то подозрительно быстро (буквально за один день) вывезли и разобрали по приютам.

– Откликнулось много людей с разных городов, – резюмировали спасители. – Огромная благодарность за поддержку и низкий поклон каждому. Спасибо девочкам-волонтерам из Ульяновска – к ним уехала целая машина. Много собак отправили в Самару, на низком старте были приюты из Москвы, Нижнего Новгорода, Челябинска, Екатеринбурга. Даже из Германии и Белоруссии писали – предлагали помощь.

У следивших за всеми этими событиями горожан возникли два основных вопроса: почему женщине так долго позволяли своевольничать? И в своем ли она уме? Второе особенно актуально, ведь если есть психические проблемы, то история может повториться. Впрочем, конкретных ответов до сих пор нет.

Известно, что изначально она держала восемь собак для разведения – болонок, длинношерстных такс и пуделей, зарабатывая на жизнь продажей щенков. Но дальше что-то пошло не по сценарию, и в итоге количество перевалило за сотню (как говорят), а породы перемешались, поскольку собаки между собой спаривались.

Когда мы задали вопрос об этой нехорошей истории мэру Николаю Ренцу, он нахмурился, а потом сказал:

– Начнем с того, что я не знаю людей, которые этих собак считали. Как их 120 могло поместиться в квартире – большой вопрос. Я сам собачник, всю жизнь с 7-го класса, и скажу честно: не может такого быть! Это неправда! Невозможно даже мелких собак держать в таком количестве в квартире, даже в трехкомнатной. Вы представьте – 120! Да там же наступить негде будет.

Кроме того, ни одного обращения не было в администрацию с улицы Ленинградской. Согласитесь, это нелогично. Какими же терпеливыми должны быть соседи, чтобы спокойно реагировать на постоянные шум, вонь и грязь? Наверное, нас бы уже давно жалобами истерзали. Но их нет – мы специально переписку с жителями смотрели. Конечно, может что-то пропустили…

Николай Ренц отметил, что представители администрации пытались узнать адрес этого проблемного дома, но безрезультатно. Почему-то никто из людей, размещавших в соцсетях новости о бедных собачках, делиться информацией не захотел.

– И еще очень интересный момент, – продолжил мэр. – В нашем правовом поле нет никаких преград для содержания собак, даже если их будет тысяча. Сам факт их нахождения в квартире не является жестоким обращением с животными, а если бы и являлся, то доказать это очень трудно. Должны быть зафиксированные факты истязаний или мучений голодом. Иными словами, мы не можем просто взять и запретить. Мало того, мы даже не можем оштрафовать владельца в том случае, когда его собака идет и делает свои дела прямо на тротуаре.

Ситуация мне не нравится, но сложно что-то сделать. Такие факты, к сожалению, станут встречаться. Говорят, что скоро нужно будет всех собак чипировать и получать на них паспорт. Я считаю, что это абсолютно верное предложение: содержать животное в соответствии с правилами, которое установило государство, а при нарушении нести серьезное наказание. Именно серьезное, а то у нас они какие-то смешные…

В общем, мэр истории про 120 собак не особо поверил, так что мы решили побывать на улице Ленинградской и отыскать этот особенный дом. Его номер узнать оказалось непросто, однако в итоге один из читателей «Вольного города» сообщил, что 46-й, а подъезд – третий.

К нашему приезду ничего не напоминало о тревожных днях. Обычная четырехэтажная хрущевка выглядела достаточно мирно, никакого шума и лишней грязи мы не заметили. До людей в квартирах достучаться было непросто: одни, видимо, еще не пришли с работы, другие не хотели открывать…

много собак на кухне

– Помню, что собирали жалобы, но конкретнее сказать не могу! – пояснила пожилая женщина из соседнего подъезда.

– А как зовут владелицу собак и в какой квартире она живет? – спрашиваю.

– Нет, не знаю.

– Лай-то хоть собачий слышали?

– Да.

Удивительно, но и последующие трое жильцов, с которыми мы общались, также знакомы с ситуацией лишь в общих чертах – слышали звон (то есть лай), да не знают, где он.

– У меня окна на другую сторону выходят, – заявил мужчина, выходивший из подъезда с собачками

– Сколько продолжалось это безобразие?

– Может, год.

– С женщиной общались? Адекватная она?

– Нет, не общался. В лицо только знаю. Ты лучше спроси у тех, у кого окна сюда выходят.

Еще с одним из соседей поговорить не удалось. Полный мужчина вышел из квартиры с мобильником у уха, громко матерился, упоминал в телефонном разговоре полицию и чье-то порезанное пузо, затем сел в легковушку вазовского производства и уехал.

Среди тех, до кого удалось дозвониться по домофону, оказался пожилой мужчина. Его супруга уже готова была рассказать всё, что знает, но муж сказал с акцентом:

– Мы не знаем ничего!

Ту жена не удержалась и добавила:

– А я слышала, что они тут собак держали, а сами не жили! Псарня натуральная! А что, вывезли уже, да?

– Да, – отвечаю.

– Породистые, что ли?

Тут стало немного смешно, поскольку получалось, что не я узнаю у жителей информацию, а они у меня. Постучал в дверь хозяйки собачек, но она, естественно, не открыла, хотя негромкий лай раздавался. Пришлось продолжить обход соседей, среди которых наконец-то начали попадаться словоохотливые.

– У меня самой собака, так что по утрам гуляю и слушаю этот дикий лай, – заявила одна из них. – Жалобы были, однозначно. Даже приходила комиссия из какого-то департамента, но она сделала вывод, что шумовая обстановка в норме.

Самая продолжительная беседа получилась с Натальей Викторовной – ближайшей соседкой любительницы собак. Она сообщила, что писала в Роспотребнадзор жалобу, но ее, видимо, в администрацию перенаправили и в итоге прислали решать проблему управляющую микрорайоном:

– Она пообщалась со мной, постучалась в дверь к собачнице, но никто не открыл. Потом пришел письменный ответ, в котором порекомендовали обращаться в полицию.

– Обращались?

– Соседи обращались, но результат вы знаете. Никто ничего сделать не смог. Я сто раз видела бумажки (видимо, от полиции), которые ей в дверь втыкали, но всё без толку.

– Как зовут вашу соседку?

– Людмила. Встречала я ее очень редко и в основном по утрам, когда на работу шла. Один раз смотрю, стоит она между вторым и третьим этажами, как будто немного нетрезвая. Говорю ей: «Вы знаете, что я всю ночь из-за вас не спала?», а она лишь улыбнулась в ответ.

– Сколько лет она держит собак?

– Да всегда они тут жили. Лет пятнадцать назад, когда еще дочь со мной жила, вроде бы пять собак видели. Потом, в 2013-м, когда меня машина сбила, я много времени дома провела в гипсе, шум доносился, но это было не критично. Слышала, как она телевизор ночью смотрит, пылесосит…

истощенный щенок в руках волонтера

Лет пять-шесть назад стало совсем невыносимо. Я спала в угловой комнате, которая с ее квартирой граничит. Ночью шум такой был, как будто мебель падала. Пару лет назад соседи сказали, что собак стало больше – штук 25.

Она никогда не выходит в подъезд, если на лестничной клетке кто-то есть, но однажды получилось так, что я пакет завязывала и немного задержалась. Вдруг дверь открылась, и я увидела коридор, полностью забитый собаками. Помню, что сказала ей тогда: «Боже мой, как вы живете?» Она дверь закрыла, и всё. В итоге мне надоело бороться, перебралась в другую комнату, где не так сильно слышно…

Хочется верить, что на этом собачья жизнь жителей дома № 46 по улице Ленинградской закончилась, однако никто не может дать гарантии, что Людмиле (говорят, что она еще не пожилая) не захочется вновь разнообразить свою жизнь разведением собак, а может быть, каких-нибудь более экзотических животных – например, крокодилов или змей. Они, как известно, шума не создают, а значит, превратившаяся в приют для рептилий квартира еще не скоро привлечет внимание соседей, полиции и городских властей…

две спасенных собаки на руках мужчины

фото: приют «Help»

Илья Просекин, «Вольный город Тольятти»
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 3 (1387) 28.01.22