Тольяттинский художественный музей пригласил зрителей в мир китайской традиционной живописи

Название одной из работ китайского художника Ван Течжун — «Смотреть в ту сторону горы». Согласитесь, после такой рекомендации автора не посмотреть «в ту сторону» просто невозможно. Тем более что гора написана на самой настоящей китайской рисовой бумаге цветной китайской тушью. Да и добраться «до горы» легко и просто: наши любимые музейщики приготовили очень атмосферную экспозицию из пятидесяти полотен, где гор и вод — видимо-невидимо.

А еще на ней множество цветов. Особенно пионов. Пионы древовидные, пионы кустарниковые, просто пионы. Пионы солируют и приближают китайцев к нам: у нас пионы, быть может, меньше попадают на полотна живописцев, зато по весне в каждом садике-огородике в Тольятти традиционный китайский цветок цветет и пахнет. Ну а на рисовой бумаге — пионы уж точно иностранцы. Как «Лотосы» Ли Цзяньцзе. Или цветы от Со Тешен или Вань Лочуань, например.

«Цветы и птицы» — еще одна традиционная тема для Китая. К нам ее привезли тоже с автографом от уже знакомого нам по цветам лотоса на рисовой бумаге Ли Цзяньцзе.

Интересно обойти экспозицию несколько раз и уже узнавать запомнившуюся манеру письма и трудные, очень трудные китайские имена.
Из Лояна

«Цветы абрикоса» написал Ли Цзиньюсе. Черное с розовым. Тонкая весенняя находка. Абрикос в саду цветет всего несколько дней, а у нас в музее — с 2005 года. Именно в пятом выставку подарили друзья из Китая. Точнее из города-побратима Тольятти Лояна. Выставлялись работы всего однажды, а потом пополнили фонд нашего музея. Но, во-первых, прежде она демонстрировалась не полностью, а во-вторых, цветы из Лояна уж точно не увяли.

Я сразу спросила у главного искусствоведа музея Ларисы Москвитиной, кто же придумывал такие дивные названия этим китайским работам и точный ли это перевод, если полотна именовали сами художники. Оказалось: перевод очень точный. Такие уж они, китайские живописцы. И лирики, и философы.

«Осенний день лучше, чем летнее утро», — утверждает Чжао Жунце.

«Спокойная и вольготная песня» звучит с рисового листа Ли Цзяньцзе.

«Весна царит над городом Манлин», — радуется Лю Синьхуань.

И все эти радости выполнены в технике национальной китайской живописи, традиции которой зародились еще в глубокой древности. Картины написаны цветной китайской тушью и представляют страну как почти монохромные, тонко прописанные и очень одухотворенные «горы и воды», «цветы», «цветы и птицы».

В необъятной изменчивости

Лариса Москвитина знает, что «природа всегда воспринималась в Китае как главная носительница универсальных законов бытия, и ее особое религиозно-поэтическое осмысление — характерная черта китайской культуры. Один из первых принципов живописи, сформулированных в 490 г. родоначальником теории живописи Сэ Хэ, состоял в требовании передать одухотворенный ритм живого движения, присущий всему в природе. Стремление мастера показать мир в его необъятности и изменчивости лежит в основе пейзажных композиций, которые рассчитаны на то, чтобы человек ощущал себя не центром мироздания, а малой его частью. Чувство простора и величия природы создается ритмом повторов горных массивов, туманной дымкой, извилистыми лентами горных рек».
Китай, Китай, а ну узнай…

Музейщики как всегда порадовали своих гостей на открытии этой китайской выставки яркими и красивыми сюрпризами. Номерами из мира у-шу и карате, известной китайской мелодией, исполненной на классической гитаре нашими талантливыми русскими мастерами, друзьями Тольяттинского художественного музея.

А впереди — настоящая китайская чайная церемония и еще много чего интересного. Лично я очень хочу посмотреть эту выставку еще раз. Так что до встречи… в Китае.

Марта Тонова, «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru
Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 — 00766 от 21.01.2015

девушка с красными веерами

фото: «Площадь Свободы»