Тольяттинец откусил нос соседу из-за женщины

Бригадиру фирмы «СтройКонтракт» Алексею Вахтерову повезло: Новый год он встретит на свободе. Теперь главное, чтобы на праздники не накуролесил, как это было на Первомай.

Все началось 30 апреля. Нетрезвый Вахтеров со своей женой и ее дочерью вечером решили сходить в магазин. Возле подъезда им повстречалась соседка. Муж у Петровой (фамилии потерпевших изменены) ушел на рыбалку, а она сама «культурно отдыхала», держа стакан пива.

Конфликт возник, что называется, с пол-оборота. По одной из версий, Петрова спросила, зачем Вахтеров сломал клумбу из баллонов, по другой – зачем он распускает про нее плохие слухи, что родила ребенка не от мужа. В ответ бригадир обматерил ее сверху донизу, а потом, схватив руками за горло, предупредил:

– Еще раз подойдешь ко мне – задушу.

Сказано было так жестко, что Петрова сразу убежала домой и только в квартире позвонила мужу. Рыбак разволновался, хотел все бросить и приехать на разборки, но нетрезвая жена сообщила ему, что на сегодня угроза миновала.

Первомайским утром Зябченко, вернувшись с рыбалки, позвонил в домофон Вахтерову и вызвал его на серьезный разговор. Вахтеров вышел с молотком, вероятно, для большей убедительности своих доводов. Да и Зябченко стоял с металлической трубкой. И все же прямого столкновения удалось избежать: оппоненты, уже не пьяные, но еще не трезвые, материли друг друга, хватали за грудки – словом, демонстрировали свою грозность.

После обеда Зябченко, наверное, устав от рыбных блюд, решил на улице пожарить шашлыки. Есть у некоторых горожан такая скверная привычка – перед подъездом разжигать мангал. К Зябченко тотчас присоединились пьяные друзья по рыбалке, уже отмечавшие Первомай водкой с пивом. И тут появился сильно нетрезвый Вахтеров. То ли ему не терпелось довыяснить отношения, то ли пьяная голова не давала ногам покоя.

Не надо быть психологом, чтобы предположить, как стали дальше развиваться события. Вот отдельные фразы участников драки:

– Он взял Вахтерова за шкирку и отвел к подъезду, там ладошкой ударил по лицу. Вахтеров упал через скамейку… Из рукава Вахтерова торчала ручка молотка… Мне стало плохо, участилось сердцебиение, я сразу зашел домой, где выпил таблетку… Женщины кричали с балконов…

Выходило почти по-есенински:

– Снова пьют здесь, дерутся и плачут.

Понимая, что численный перевес не на его стороне, Вахтеров поступил нестандартно: обхватил рукой голову Зябченко и укусил за нос. Сильно пошла кровь. Зябченко успел сесть на лавку, потом потерял сознание и очнулся только в больнице. Там и выяснилось, что Вахтеров откусил ему часть носа.

Судили бригадира по двум статьям Уголовного кодекса: за угрозу убийством и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, «выразившееся в неизгладимом обезображивании лица». Вину Вахтеров признал и какую-то сумму заплатил потерпевшему, которому предстоит пластическая операция. Нужно на носу убирать большой рубец и устранять деформацию входного отверстия справа.

Кстати, при кажущейся курьезности такая травма доставляет много проблем потерпевшему. Есть специальная «Таблица процентов стойкой утраты общей трудоспособности в результате различных травм, отравлений и других последствий воздействия внешних причин». Согласно ее пункту № 35, такая травма влечет за собой утрату общей трудоспособности на 10%, поэтому расценивается как вред здоровью средней тяжести.

Государственное обвинение в суде поддерживала помощник прокурора Автозаводского района Ольга Артюшкина. Она отметила, что подсудимый состоит на учете у нарколога с диагнозом «Синдром зависимости от опиоидов», хотя в настоящее время в лечении не нуждается. А еще подчеркнула, что нет оснований для изменения категорий преступлений на менее тяжкие.

С учетом того, что потерпевшие стали просить не лишать соседа свободы («Мы его уже простили»), суд приговорил Вахтерова к условной мере наказания. Срок тоже небольшой – год и семь месяцев.

в больнице

Сергей Русов, газета «Вольный город»

фото: из открытых источников