Тольятти всегда был городом-вызовом

Руководитель департамента экономического развития мэрии Дмитрий Богданов в интервью «ПН» напоминает, с чего семь лет назад начиналась государственная поддержка моногородов, отмечает главную особенность проекта развития Тольятти, созданного в Сколково, и говорит о создании экосистемы развития инновационных бизнесов на территории города.

Мэр выступил с обращением на видео

– Дмитрий Юрьевич, не так давно Тольятти был присвоен статус ТОР, подразумевающий, пожалуй, самую серьезную госпомощь, на которую могут рассчитывать моногорода. Расскажите о процессах, которые предшествовали этому.

– Программа развития моногородов стартовала еще в 2009–2010 годах, когда ряд муниципалитетов столкнулся с крупным высвобождением людей. В Тольятти это произошло из-за снижения спроса на градообразующую продукцию и повышения конкуренции со стороны иностранных компаний, что вынудило АВТОВАЗ и другие предприятия проводить работу, направленную на повышение производительности труда. Результат этой работы хорошо виден: он заключается в росте технологичности и автоматизации производства. Но это влияет и на снижение количества людей, необходимых для выпуска такого же объема продукции, а в нашем случае еще и в условиях слабого спроса на автомобили в целом.

Так получилось, что программа развития моногородов изначально была антикризисной. Я на какое-то время оказался в эпицентре этой работы – сначала в Тольятти, потом как сотрудник Внешэкономбанка, курирующего эту тему. Чтобы заниматься проблемой комплексно, правительство РФ создало определенную структуру – «Рабочую группу по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции». Руководителем группы была назначена заместитель председателя ВЭБа Ирина Владимировна Макиева. Структура начала заниматься «расшивкой» ситуаций в особо проблемных городах. В эту помощь вошли программа временной занятости, переобучение людей, активизация программы для малого бизнеса, программа переселения граждан.

При этом были исключения. Например, в Тольятти, кроме этого, запущены крупнейшие, масштабные проекты – ОЭЗ и технопарк «Жигулевская долина». Эти меры должны заложить основу для будущих промышленных предприятий и для изменения структуры экономики в сторону инноваций. Понятно, что эти проекты направлены на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Определенные результаты они уже показывают, но, безусловно, еще не достигли тех целей, для которых создавались. Напряженность удалось снизить. По целому ряду ключевых показателей: отгрузка, выручка, оборот, безработица – в 2013 году город вернулся к докризисным показателям.

Жилье дешевеет, потому что нет работы

– Но следующая волна кризиса оказалась более серьезной. Не проще ли было бы их просто «сжать», устроив масштабное переселение?

– В определенных условиях такой вариант возможен. Но, учитывая, что в моногородах проживает 10% населения, а многие из них являются промышленными центрами и выпускают примерно треть ВВП нашей страны, решено было создать проект по их развитию.

В отличие от больших городов с полиэкономикой, где есть крупные предприятия и значительное количество альтернативных рабочих мест, в моногородах часто от одного предприятия зависит жизнедеятельность всего города.

Для того чтобы выстроить наши дальнейшие действия, мы проводили встречи с предпринимателями, экспертами и активистами, собирали их предложения, мнения и пришли к общей точке зрения: моногорода на самом деле не являются социально неблагополучными территориями. Да, безусловно, здесь есть временные конъюнктурные сложности. Но при этом они объективно обладают очень серьезным экономическим потенциалом.

– Каким же?

– Как правило, это удачно расположенная территория с удобным логистическим узлом – присутствуют все возможности для перемещения людей, грузов, товаров и услуг. На территории моногородов присутствуют избыточные энергоресурсы, есть свободные площади и трудовые ресурсы. Здесь выстроена система школ, средних специальных учебных заведений, богатый выбор вузов. Это территория, где инвестору выгодно реализовать проект.

– То, что вы сейчас перечислили, характеризует все моногорода или речь идет только о Тольятти?

– Безусловно, все они разные. Например, есть города в суровых климатических условиях, с серьезным удалением от транспортных потоков. И многие виды деятельности там будут неконкурентоспособными. Поэтому по-настоящему депрессивные моногорода, испытывающие сложности с точки зрения логистики и прочих моментов, должны проходить через отдельную работу, направленную либо на их «сжатие», либо на снятие социальной напряженности.

Мы же предложили классифицировать моногорода не по принципу их социальной напряженности, а по точкам роста. Это как раз те плюсы, о которых я говорил, и очень важно использовать их эффективно. Для этого была проведена колоссальная работа. Мы предложили распространить серьезные налоговые льготы для новых проектов в моногородах-точках роста. Федеральные органы власти поддержали такой подход и инициировали изменения в закон о ТОРах в части распространения льгот на моногорода. Город разработал заявку и при поддержке губернатора Самарской области Николая Ивановича Меркушкина и полномочного представителя Президента в ПФО Михаила Викторовича Бабича наша заявка была внесена в государственную комиссию одной из первых. Мы должны были убедить коллег, что нашему городу ТОР необходим не потому, что у нас все плохо, а потому что здесь есть серьезная перспектива развития экономики, которая лежит в интересах не только города и региона, но и всей страны.

Нас предупреждали о грядущей российской «великой депрессии»

– И что было потом?

– Наша заявка была рассмотрена и одобрена комиссией при Минэкономразвития РФ. Мы постоянно находились на связи и понимали, что для создания проекта развития города и его защиты перед первым заместителем председателя правительства Игорем Шуваловым, комиссией из представителей федеральных органов власти и бизнеса необходима обученная команда. Только обучение могло гарантировать, что города при получении нового статуса будут развиваться полноценно, а не строить вторую моноэкономику вместо первой. Из 15 кандидатов, которых предложил губернатор, выбрали шесть человек, которые вошли в команду города и прошли обучение в бизнес-школе Сколково.

– Как было построено обучение? Вас готовили как антикризисных менеджеров?

– Обучение проходило через пять модулей. Первый – постановка проблематики, последний – подготовка детализированного плана действий по всем направлениям. Модули включали в себя лекции, семинары, практическую и проектную работу и заканчивались защитой проекта: вот так мы каждый раз поднимались на ступень выше на пути к нашей программе.

Сама программа развития была сформулирована с учетом задач, которые ставились для города. Из проблем мы обозначили отток молодого населения, рост числа безработных и падение индекса промышленного производства.

В своем послании губернатор отметил, что, по объективной оценке федеральных экспертов, наша команда и подготовленный проект были одними из самых сильных. У нас есть определенные преимущества перед другими моногородами в плане подготовки специалистов. Был разработан комплексный план развития города, который базируется на целом ряде проектов и направлений развития, начиная с городской среды как драйвера развития человеческого капитала и заканчивая проектами создания национального инжинирингового центра и опорного инженерного университета формата 3.0.

Как жить-то дальше будем

– Эта программа вызвала в городском сообществе много вопросов. Как вы считаете, почему?

– Я увидел, что большинство людей позитивно восприняли нашу программу. Зал был переполнен. Нас слушали руководители образовательных учреждений, представители крупного, среднего и малого бизнеса, банкиры, эксперты, строители. Потом проходили мероприятия по сессиям, и вопросов там задавали очень много. Люди активно дискутировали, а значит, их задели за живое. В рамках обратной связи больше половины присутствующих зарегистрировались на нашем сайте по тематикам. Кто-то уже работает, кто-то вышел с конкретным предложением, понимая, куда город будет развиваться. Что касается ТОР, то по двум инвесторам приняты решения о присвоении статуса. Еще ряд компаний готовит заявки.

– Как вы думаете, не слишком ли медленно идет наполнение новой структуры?

– Нам всегда хочется большего – это залог нормального амбициозного подхода. Кроме того, давайте объективно отметим: инвесторы в нашей стране в очередь не выстроились в принципе. Это задача государственного уровня, и наши проекты создаются для того, чтобы в целом улучшить инвестиционную привлекательность страны. Поэтому я считаю, что наполнение идет планово, превентивной работы проводится много, и дальше мы будем наращивать интенсивность повышенными темпами.

Плюс многое зависит от горожан и руководителей, занимающихся управлением как городом, так и регионом. В привлечении инвесторов мы должны выступить единым фронтом, а не заниматься политической возней, которая здесь часто присутствует. Когда город ведет переговоры с серьезными инвесторами, находятся люди, пытающиеся из-за личных амбиций найти недочеты в этой работе, причем не с целью улучшить процессы, а именно выставить себя в роли «великого эксперта – политического оппонента» и заниматься огульной критикой. Это точно не привлечет инвестиции и не добавит жителям гордости за происходящие события. Однако чтобы сделать серьезный шаг в развитии города, у нас сегодня есть все возможности. Важно отметить, что изменился подход федеральных структур к тематике моногородов. Сегодня это комплексный всероссийский проект, работающий в соответствии с приоритетами, обозначенными Президентом РФ В.В. Путиным.

Государство вместо рыбы дало нам набор удочек, и теперь все зависит от нас – насколько грамотно мы будем пользоваться этим инструментом.

– Какие проекты сегодня претендуют на включение в ТОР?

– Среди потенциальных резидентов – разработки, связанные со здравоохранением, машиностроением, информационными технологиями, проектов в области инжиниринга.
Кстати, многие из проектов, которые мы привлекали в город под ТОР, начали у нас свою работу, даже не получив этого статуса. Отдельно стоит упомянуть и проект центра корпоративного обслуживания Сбербанка, который будет запущен уже летом этого года и создаст порядка тысячи высококвалифицированных рабочих мест. Запуску этого проекта предшествовала эффективная командная работа города, АВТОВАЗа, губернатора области и федеральных структур.

Недавно встретил знакомого

– Как вы считаете, что будет показателем успеха ТОР в Тольятти: количество резидентов, качество их продукта или то, сколько инвестиций они приведут в город?

– Здесь важно все. Однако особое внимание будет уделяться тем, кто создает высокотехнологичные рабочие места. Сегодня приоритет у инжиниринговых компаний. Но мы прекрасно понимаем, что такие отрасли прирастают небыстро – это работа в среднесрочной перспективе. Одна из важнейших задач, которые стоят перед нами, – создание новых рабочих мест.

Кроме того, представители бизнес-сообщества Тольятти должны понимать, что к проекту ТОР нужно подходить комплексно и всем вместе. Поэтому мы стремимся к тому, чтобы партнеры тольяттинских предпринимателей работали на территории города, и ждем, что местный бизнес будет этому процессу способствовать и приглашать своих контрагентов к нам.

За 2017 год мы планируем создать 1,8 тыс. рабочих мест, на 2018-й в планах уже 3 тыс. Это не так просто, учитывая мнение российских и международных экспертов, которые фиксируют, что современные предприятия без серьезной автоматизации не могут быть конкурентоспособными. А значит, им сегодня уже не требуется большого количества рабочих мест. Именно поэтому основа проекта развития Тольятти – создание интеллектуальной креативной экономики.

– Давайте вернемся к программе развития Тольятти, которую подготовила команда города в Сколково. На чем был сделан основной акцент?

– На позитивных возможностях города. Тольятти всегда был городом-вызовом. Наш менталитет – это менталитет победителей. И нам бы хотелось, чтобы статус ТОР, разработанная программа развития города для горожан и предпринимателей стали вызовом: сможем ли мы сделать из Тольятти такой город, который займет достойное место на карте России, в ее экономике? Работы предстоит много, наша команда разбила ее на несколько ключевых направлений с подзадачами и детализированным планом. Он согласован с ресурсами, возможностями и мерами государственной поддержки. В проект включено создание национального инжинирингового центра и университета новой формации 3.0, которые не только будут заниматься подготовкой специалистов, но и создадут вокруг себя экосистему развития инновационных бизнесов. Важно понимать, что проект такого уровня нужен всей стране.

У нас есть для этого все: человеческие ресурсы, прекрасная природа, выстроенная логистика. В результате работы над проектом у нас выстроились личные доверительные коммуникации с первыми лицами как федеральных, так и областных структур. Это крайне важно! И сейчас нужно использовать эти возможности для серьезного рывка.

Добавлю: программа развития города нужна не только самому городу. Это должно быть интересно контрагентам и партнерам, только тогда возможности для такой серьезной работы могут быть найдены.

Заинтриговал и насторожил

Деловая газета Тольятти “Понедельник”

Дмитрий Богданов Тольятти

фото: “Понедельник”

фото: из открытых источников