Тольятти стал уже чересчур культурным: Подробности в студию!

в мастерской стоит памятник на коне
фото: «Тольяттинский навигатор»

В Тольятти вроде бы затихает скандал с мастерскими художников. Из 2400 квадратных метров мастерских художники возвращают городу 370 метров. Отдают добровольно.

Остальным 2100 «квадратам» в Союзе художников намерены придать статус «учреждения культуры». Чтобы больше никто и никогда из представителей местных властей не пытался положить на них глаз…

Шито-крыто

В октябре 2023 года тольяттинцы в очередной раз с возмущением узнали, что администрация города намеревается выселить художников из мастерских. Правда, информация об этом не была официально оформлена в виде постановления, указа или приказа за подписью главы города.

Просто художники из Тольяттинского отделения Союза художников России и творческой мастерской «Солярис» получили документ, подписанный руководителем департамента по управлению муниципальным имуществом Инной Сорокиной, согласно которому они должны освободить мастерские до 1 января 2024 года.

В письме русским по белому сообщалось, мол, договоры безвозмездного пользования нежилыми помещениями с городскими художниками заключались в 2019 году, срок их действия истекает 31 декабря 2023 года. Но продлить их не представляется возможным, поскольку муниципальная программа, в рамках которой они были подписаны, с 1 января 2024 года прекращает существование!

Действительно муниципальная программа «Культура Тольятти» формируется на 5 лет – с 2014 по 2018 год, с 2019 по 2023-й, с 2024 по 2029 год… И вот в программе «Культура Тольятти» на 2024–2029 годы оказалась исключена задача имущественной поддержки творческих союзов.

То есть налицо бюрократический шаг, который был сделан загодя и намеренно. А именно – в июле этого года. Тогда муниципальная программа «Культура Тольятти на 2024–2029 годы» была принята на заседании городской думы в том виде, в которой художников чиновники поддерживать больше не собирались…

Позже Николай Ренц напишет в соцсетях о том, что первое предупреждение об освобождении мастерских творческие союзы якобы получили в марте 2023 года, а в октябре им об этом лишь напомнили. Сами художники же подчеркивают: в марте писем от администрации о выселении из мастерских им не приходили. Получается, что какая-то сторона врет. Но ведь легко выяснить – какая. Не правда ли?

Почему молчат Козлова и Подоляко?

Кроме вышеупомянутых писем, информация о том, что художники должны освободить мастерские, была размещена… в социальной сети на страничке Николая Ренца и в Телеграм-канале.

Опа! Нормально, да?

То есть серьезная важная тема обсуждается… ну как будто бабками на скамейке! Вот и глава города типа присоединился к ним. Почему не было никаких собраний, инициированных руководителем департамента культуры тольяттинского муниципалитета Мариной Козловой?

Почему председатель думской комиссии по социальной политике депутат Виталий Подоляко не собрал круглый стол с приглашением творческой интеллигенции, общественности и СМИ и не обсудил со всеми заинтересованными сторонами шокирующую воображение ситуацию, сложившуюся в Тольятти с мастерскими художников?

Почему всё шито-крыто?!

Может, наш Тольятти стал уже чересчур культурным, что пришла пора гнать художников из мастерских? (Сарказм.) Или же всё намного проще: и Козловой, и Подоляко дана команда – не раскрывать рта на данную тему? Или они сами избрали тактикой своей работы молчание?

Художник – не от слова «худо»!

А ведь вопрос для художников стоит серьезно: буквально между жизнью и смертью. Что будет с художником, если его лишить мастерской? Это равнозначно запрету творить! То есть работать! Что такое мастерская для ваятеля? Это помещение, где он работает, хранит холсты или скульптуры, вдохновляется… Здесь, как правило, высокие потолки, много света… Заманчивая, к слову, недвижимость. Эти помещения были выделены творческим союзам от государства в 70-80-90-х годах прошлого века. Они обустраивались, ремонтировались силами самих художников и их творческих союзов.

Но в 2024 году местная власть намеревается их забрать. Забрать якобы для того, чтобы разместить на площадях мастерских социально ориентированные некоммерческие организации (СОНКО), которые будут плести маскировочные сети, формировать гуманитарные грузы или работать с лицами без определенного места жительства. Всё это, безусловно, важные направления деятельности.

Поскольку от художников в Тольятти якобы пользы нет. Да-да, именно так сказал наш градоначальник господин Ренц. Потому нужно освободить муниципальные площади и пустить туда тех, от кого польза будет.

То, что от художников нет пользы, – это мнение одного человека, хоть и градоначальника. «Творчество художника – это его личное дело, с помощью которого он зарабатывает на жизнь», «Общественной составляющей в этом немного», – как-то так высказался глава города.

В общем, глава города вместо того, чтобы дать указание руководителю департамента культуры Марине Козловой разобраться с проблемой, заявил в одностороннем порядке, что от художников нет пользы. И ему должны все поверить на слово? Или, может, пользы нет конкретным чиновникам?

Нет пророка в своём отечестве?

Смотрите, что получается – на примере председателя Тольяттинского отделения Союза художников Алексея Кузнецова: памятник Татищеву от него не нужен, пусть лучше Рукавишников поставит; памятник Солдатке тоже не нужен, даже при том, что именно его проект выбрала общественность Тольятти. В итоге установлен памятник от Церетели. Памятники Кузнецова наверняка обошлись бы дешевле. И деньги бы остались в городе. Но зачем экономить в Тольятти?!

А потом представители власти на голубом глазу заявляют, мол, нет пользы городу от тольяттинских художников. Может, не пользы нет, а откатов?

На пресс-конференции в начале октября Ренц пытался доказать журналистам тольяттинских СМИ, что вклад художников Тольятти в культуру города незначительный. «Назовите мне, кроме [Алексея] Кузнецова, еще несколько тольяттинских художников, которых знаете лично? – призывал Ренц. – Молчите? Я знаю, но тоже немного…»

…Спасибо, Николай Альфредович, надо полагать, после того как вы объявили своеобразную «борьбу» с художниками, тольяттинцы наверняка расширили свой кругозор относительно их творчества.

Кому выгодна распродажа?

На самом деле, для того чтобы разместить социально ориентированные организации, у градоначальника Ренца и его подчиненной Сорокиной есть просто невероятное количество недвижимости, которая либо никак не используется, либо которую г-жа Сорокина распродает по бросовым ценам.

Почему бы не заселить некоммерческие организации, помогающие бойцам, на Радищева, 49? Для их деятельности не нужны высокие потолки или панорамные окна. Причем в данном помещении таких некоммерческих организаций, приносящих пользу СВО, можно разместить несколько десятков.

Да и продавать задарма площади с земельным участком и удобными подъездными путями не придется. Но этого не будет! Потому что г-жа Сорокина, экономист по образованию (аж целый кандидат наук), отчего-то считает, что распродажа муниципального имущества по бросовым ценам – это выгодно. Да, Инна Олеговна, выгодно, но не городу…

Что же будет, если у художников отберут мастерские? Ведь новых привлекательных муниципальных помещений не появится: они давно распроданы, в том числе в бытность Николая Ренца, занимающего с 2000 года по 2007-й должность первого заместителя мэра городского округа Тольятти. А новые не строятся. У кого будут отбирать потом, когда понадобятся еще кому-нибудь? Неужели у детей – библиотеки и школы?

Проблемы не у художников

А вот как выглядит ситуация с мастерскими с точки зрения художников. Рассказывает председатель Тольяттинского отделения Союза художников России Алексей Кузнецов:

– У нас, художников, своя организация, свои дела, свои выставки. И у нас нет проблем, проблемы есть у Ренца. Наша вышестоящая организация находится в Москве, мы летом провели зональную выставку в Йошкар-Оле, сейчас готовимся к Всероссийской выставке… И вдруг глава города нас ошарашивает: срок аренды мастерских заканчивается. Вообще-то департамент культуры виноват, что в его программе на 2024–2029 годы не оказалось имущественной поддержки художникам. Я же отчет по мастерским сдал 29 августа. А тут как снег на голову – выселяйтесь. В СМИ Ренц говорит, как он хорошо придумал дать площади общественным организациям, и обвиняет художников в бесполезности.

При чем тут художники?! Муниципальную собственность в городе распродали давно. В этом и есть проблема Ренца. Он встречался с некоторыми художниками – втихаря. Но так проблемы не решаются. Возьми и напиши председателю Тольяттинского отделения Союза художников, мол, у меня проблемы, нужно встретиться и обсудить. Но ко мне он не обратился.

Продают картины – покупают «гуманитарку»

2 ноября я встречался с министром культуры Самарской области Ириной Калягиной и исполнительным директором ВТОО «Союз художников России» (СХР) Мариной Рогатовской. Были там и Сорокина с Козловой. Вели разговор о проблемах Ренца. Ведь к Тольятти мы относимся только территориально, потому что живем здесь. Жили бы на Сахалине, к Сахалинскому отделению Союза художников относились бы. Мы выполняем все свои обязательства перед Союзом. И согласовываем с Москвой наши планы. Так что у СХР к нам претензий нет.

На встрече Рогатовская рассказала, что Союз художников России уже второй год занимается отправкой гуманитарных грузов в зону СВО. Каким образом? Авторы сдают в Союз свои произведения, затем проводится аукцион, на вырученные средства в 5-7-10 млн рублей закупают всё необходимое для фронта и увозят. Рогатовская сама когда на машине, когда на бронетранспортере сопровождает груз. За что получила несколько государственных наград.

Она спросила меня, есть ли возможность у тольяттинских художников потесниться и освободить помещения на первых этажах для комплектования гуманитарного груза. Причем не категорично, а в силу возможностей. Она не говорит: ты должен пять художников выгнать и отдать их мастерские. Она нормальный человек.

Я ей ответил, что такая возможность имеется. Есть у нас художники, за которыми числится 193 кв. метра, а занимает он 53, потому что 20 лет назад ему выделили на 17-м этаже и светлые, и темные помещения. Балластом они и числятся. Некоторым художникам в силу возраста стали не нужны мастерские. Они их готовы передать молодым. Но раз городу нужны площади, мы их отдаем. Таким образом мы набрали 377 «квадратов». Провели собрание, все согласились. Данные об освобождаемых площадях я передал в департамент управления муниципальным имуществом (ДУМИ).

Остальные мастерские, которые специально построены и которые нам дополнительно выделяли, как бы горячо желание у Ренца ни было, освобождать не будем. Мы занимаем их более 50 лет. Многие из нас, в том числе и я, расположились в Доме художника на Белорусской, 23. Здание построено в 1973 году. Этот проект есть во многих городах страны – в Волгодонске, Набережных Челнах, Череповце, на Амуре… В советское время строил их Союз художников РСФСР в молодых городах с тем, чтобы туда приезжали художники и там поселилась культура. По проекту построены мастерские и в 14-этажке на Степана Разина.

Кто следующий?

Но мы на этом не останавливаемся. С нашими мэрами нужно держать ухо в остро. Потому что и после Сорокиной-Ренца может случиться, что кто-то еще положит глаз на наши мастерские. Мы на прошлой неделе провели собрание и обсудили, как обезопасить себя от следующих мэров. Союз художников Самары выходит с предложением изменить статус творческих мастерских, которые построены за счет вливания денег Союза художников РСФСР. Статус мастерских должен быть как у театров – учреждение культуры. Из помещений театров не выселяют же актеров, потому что негде кормить бездомных.

В ближайшее время с инициативой смены статуса мы обратимся в городскую думу Тольятти. Если наши депутаты не согласятся с предложением художников, пойдем в Самарскую губернскую думу. Тем более что ее председатель Геннадий Котельников нас поддерживает. Вообще, закон нужно принимать по всей области, чтобы никто и никогда не смог покуситься на творческие мастерские.

На моей памяти данный заход на мастерские – третий. В 1992 году, до моего председательства в Тольяттинском отделении Союза художников, бандиты забрали здание бывшей котельной возле «Буревестника». Потом уже, в 1999 году, Татьяна Бабич, главная в мэрии Тольятти по муниципальному имуществу, приняла решение – посадить художников на аренду. В думе не знали, что мы льготники, и приняли решение – брать с художников арендную плату за мастерские.

Я возмутился: «Как так?! По всей стране никто не платит, а в Тольятти платить должны?!» Бабич – мне, мол, так дума решила. Я еду в Москву, мы там печатаем спецвыпуск газеты о том, что Тольятти – единственный город, который пытается отнять льготы у художников, несмотря на указ президента. По указу Президента РФ «О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации» от 12 ноября 1993 года все творческие союзы художников от Сахалина до Калининграда работают по имущественной льготе.

В 1999 году ситуация с мастерскими разрешилась в пользу художников. После того как председатель думы Александр Дроботов выслушал Алексея Кузнецова, он позвонил в мэрию Бабич, сказал, что дает ей ровно месяц на подготовку документов, по которым художники в Тольятти вновь будут пользоваться имущественной льготой.

И вот история повторяется! Спустя 24 года!

Потому Алексей Кузнецов настроен решительно, он предупреждает чиновников, мол, если опять будете «крысятничать», художники уже настроены шуметь на всю Россию. Кузнецов говорит, что пока ситуация с мастерскими не вышла из рамок Самарской области, но если и дальше кто-то будет пытаться отхватить помещения, то местные власти Тольятти станут «героями» федеральных новостей.

В завершение разговора заслуженный художник России рассказал, что департамент по управлению муниципальным имуществом уже «неожиданно» перевел одну из мастерских в жилой фонд. В 14-этажке на мансардном этаже. Ту самую, с высокими потолками и витражными окнами во всю стену, которая была построена на деньги Союза художников РСФСР.

«Кто-то захотел отжать мастерскую, – резюмирует Алексей Кузнецов. – Они думали, что все 26 мастерских полетят. И обломится кусочек. А выскочила фига…»

Комментарий правозащитника Алексея Краснова:

– Ну, понятно, я – как и все – в шоке от этой наглой и совершенно отмороженной попытки нескольких чиновников выгнать тольяттинских художников из их мастерских! Но еще в большем шоке я от Николая Ренца. В бытность мою депутатом я встречался с ним лично, беседовал неоднократно, и у меня сложилось о нем впечатление как о культурном, образованном и вежливом человеке. И тут я читаю СМИ, которые цитируют его слова о тольяттинских художниках, и не верю… Не верю тому, что написано.

Меня поразило, как он с легкостью признался в том, что не знает почти никого из тольяттинских художников. Знает, мол, но немного. Но этого же стыдиться надо! Ведь ты же – глава города, лицо, наделенное не только властью, но и представительскими функциями. Ты обязан – именно как глава – знать тех талантливых людей, которые создают вечные, непреходящие ценности. Обязан просто по факту. Потому что мы же не манкурты какие-то! Мы – носители великой русской культуры. Великого русского языка. Тургенев, Айвазовский, Врубель, Чехов, Чайковский, Толстой, Шаляпин… Вершины мировой культуры! И каждое произведение каждого тольяттинского художника – плоть от плоти, кровь от крови от этой культуры. Ее прямое продолжение. Настоящее и будущее. А тут такое заявление! В голове не укладывается…

Ну так вот. После этого заявления Николая Ренца про все эти его «кто кому чего должен» и про то, что «художники занимаются коммерцией для личного обогащения» (я не цитирую, таков был общий посыл его речи), – мы специально обратились с запросом в Тольяттинский художественный музей и спросили, сколько работ тольяттинских художников выставляется на площади музея и на каких условиях работы оказались в музее.

Так вот, нам ответили: в фондах музея на сегодняшний день находится 1175 произведений, принадлежащих кисти 77 тольяттинских художников! Семь из них имеют звания «Заслуженный художник России», один – «Заслуженный работник культуры РФ».

«Большая часть произведений была подарена авторами после проведения в музее юбилейных, персональных и групповых выставок, а также передана родственниками художников, – ответили нам в Художественном музее. – Меньшая часть – путем закупки у авторов и коллекционеров, согласно ежегодным правилам формирования коллекции. Муниципальное финансирование закупок художественных произведений финансировалось до 2010 года включительно».

Понимаете, как в ракурсе этого ответа выглядит Николай Ренц и его выпады в сторону художников Тольятти? Более тысячи картин подарили городу наши художники! Почему Ренц не проводит выставки этих картин? Почему он не знает по именам каждого из этих самоотверженных деятелей культуры? Почему он не благодарен им, а пытается выжить их и их наследие из художественных мастерских?

Записал Игорь Мухин, «Тольяттинский навигатор»
Оригинал статьи опубликован в газете «Тольяттинский навигатор», 24.11.2023
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ №ФС 7-4315 от 21.03.07