Тольятти обладает определенными преимуществами перед другими городами России

Заместитель главы администрации Тольятти по экономике и развитию Алексей Бузинный в интервью «ПН» размышляет о перспективах развития города, обдумывает, сколько принесет бюджету использование инструмента ТОР, рассказывает о том, как удается наполнять бюджет Тольятти в непростое кризисное время, а также поднимает тему, связанную с недавней проверкой прокуратуры, и поясняет природу ее происхождения.

– Алексей Юрьевич, какой город для вас роднее – Самара или Тольятти?

– Несмотря на то, что родился я в Самаре, Тольятти стал для меня по-настоящему родным: когда мне было три года, отца пригласили работать на ТоТЭЦ и семья переехала сюда. Во время учебы в Самарском государственном техническом университете я прожил в Самаре пять лет. Тем не менее все равно лучше воспринимаю Тольятти, чем Самару: здесь я вырос, здесь мои друзья, и уезжать отсюда никуда не хочу.

– Кроме технического, у вас ведь есть еще и экономическое образование. Насколько знания по экономике, которые вы получили несколько лет назад, адекватны сегодняшнему моменту времени?

– Я экономист-менеджер. Хочу сказать: у нас очень хорошая высшая школа с точки зрения базы и фундамента, которые даются каждому человеку. А дальше все зависит от способностей воспринимать новые знания и применять их на практике. Плюс нас учат окружение и среда. Наши «университеты» – это не только вузы, а вся жизнь.

– Вы лучше многих понимаете ситуацию с состоянием коммунального хозяйства Тольятти. Есть мнение, что городу стоит готовиться к глобальной коммунальной катастрофе. Насколько реально велик износ сетей?

– Действительно, износ сетей имеет место и приближается к уровню 70%, однако мероприятия, необходимые для их поддержания в работоспособном состоянии, проводятся постоянно. Городская администрация контролирует процесс: мы согласовываем инвестиционные и производственные программы ресурсоснабжающих организаций и видим, какие мероприятия запланированы в части реконструкции и в части ремонта отдельных участков сетей.

Город отслеживает ситуацию по снабжению всеми видами ресурсов, так как это относится к нашим полномочиям: за обеспечение бесперебойности по воде, теплу, электроэнергетики отвечают органы местного самоуправления. Это первое. Второе – тарифное регулирование предусматривает в том числе ответственность ресурсоснабжающих организаций за расходование полученных от населения средств. Для этих компаний есть определенные нормы, нарушение которых подразумевает серьезные последствия – вплоть до уголовной ответственности руководителей за некачественное предоставление услуги.

– Алексей Юрьевич, какие инструменты вы используете для увеличения доходной части бюджета города?

– Тольятти живет не в отрыве от ситуации, которая есть в стране, и это сказывается на состоянии собственной доходной базы: если посмотреть на динамику поступления средств, мы наблюдаем снижение собственных доходов в результате кризисных явлений в экономике в целом.

Плюс несколько лет назад была уменьшена доля зачисляемых в региональные и местные бюджеты НДФЛ: если раньше мы получали 40% этого налога, то сейчас 30%. Между тем нам добавили 100% налога на имущество физлиц, заменив таким образом части выпадающих доходов другими статьями. Учитывая, что задачи по социальной направленности бюджета никто не отменял, мы прилагаем максимальные усилия, чтобы сохранить и даже увеличить собственные доходы в бюджет. В частности, были задействованы такие инструменты, как актуализация и инвентаризация городских земельных участков для обеспечения принципа платности. Создана рабочая группа, где активно обсуждаются все мероприятия по повышению доходов. Стараемся плотно работать с налоговой инспекцией, помогаем администрировать налог на имущество физлиц в переходный период, который подразумевает ежегодное увеличение платы на 20% в течение пяти лет.

– Станет ли в результате этих действий налог с кадастровой стоимости земли основным для бюджета города?

– Нет. Основной доходной частью до сих пор является НДФЛ – он обеспечивает больше половины бюджета. Следом идет земельный налог, потом неналоговые поступления, связанные с арендной платой за земельные участки, затем налог на имущество физлиц.

Доход города зависит от того, какие предприятия работают на его территории и как они себя чувствуют. И чем больше у нас будет предприятий и организаций, которые станут платить высокую зарплату, тем больше будут поступления в бюджет. Чтобы привлечь инвесторов, мы используем инвестиционные инструменты.

– Какие, например?

– В прошлом году город получил статус ТОР. В отличие от других инструментов, он дает существенную льготу по отчислениям с фонда оплаты труда тем предприятиям, которые станут резидентами до сентября 2019 года. Такие компании смогут сэкономить на этом налоге в течение 10 лет. Поэтому мы сейчас активно заняты привлечением в Тольятти инвесторов, которые могли бы получить статус резидента ТОР, воспользоваться льготами и пополнить наш бюджет на 30% от суммы НДФЛ. Еще у нас есть IT-парк «Жигулевская долина», где предоставляется льгота по арендной плате помещений. Есть частные индустриальные парки, которые предоставляют возможность размещения производств на территориях, обеспеченных инфраструктурой.

– То есть вы считаете наш город инвестиционно привлекательным?

– Мы обладаем перед другими городами РФ определенными преимуществами, позволяющими рассматривать Тольятти с точки зрения перспективных вложений. В первую очередь это наличие квалифицированных трудовых ресурсов, развитая логистика, компетенции в машиностроении и большой химии, а также потенциал для развития медицинского кластера. Плюс не исключается возможность кооперации с аэрокосмическим кластером. Понятно, что это в основном самарское направление, однако Тольятти может предложить помощь в его развитии. Там есть направление «металл», а в нашем опорном вузе ТГУ одно из сильнейших направлений именно материаловедение – работа с металлом.

– Есть ли список потенциальных инвесторов, которые могут зайти в Тольятти в ближайшее время?

– Конечно, мы каждый день работаем с компаниями, предлагая им рассмотреть развитие своего бизнеса в нашем городе. Согласно правилам ТОР, в первый год резиденты обязаны инвестировать не менее 5 млн рублей. 14 компаний уже заявили о вложении в нашу экономику своих средств. Сумма инвестиций за 10 лет составит 3,6 млрд рублей. И самое главное – будет создано 1346 новых рабочих мест.

– А почему в городе не прорабатывается туристическое направление?

– Я бы так не сказал. Наоборот, мы достаточно активно работаем по данному сегменту. В этом году Тольятти включили в федеральный туристический перечень городов, куда операторы могут предлагать туры, причем речь идет не о деловом, а о частном туризме. У нас есть такая «изюминка», как технический музей им. Сахарова. Активно работаем с ПАО «АВТОВАЗ» для организации посещений завода – к нему проявляют интерес зарубежные гости. Во всем мире крупные заводы организуют посещения своих производств. У нас они тоже есть, но пока идут по отдельным заявкам – от администрации или компаний. Мы же стремимся к тому, чтобы составить постоянное расписание посещений АВТОВАЗа.

– В последние годы довольно часто обсуждалась возможность присоединения ОЭЗ к Тольятти. Есть какие-то движения в этом направлении?

– Мы над этим работаем. Поскольку данный момент связан с финансированием из госбюджета, надо было внести колоссальное количество исправлений в нормативные документы по изменению границ, зон и так далее. Опять же это решение должно быть принято двумя муниципалитетами. Мы направляли в адрес Ставропольской администрации запрос и получили отрицательный ответ – они в свое время потратили деньги на ОЭЗ, пусть и небольшие, но эти вложения требуют того, чтобы был предусмотрен механизм компенсации. Мы на это готовы. По большому счету, решение относительно возможности перевода ОЭЗ на территорию Тольятти правительством области принято, и оно положительное. Мы не увидели никого, кто был бы против. Но реализацию отложили до начала строительства второй очереди инженерной инфраструктуры ОЭЗ. После этого вернемся к обсуждению вопроса.

– Почему так сложилось, что депутаты гордумы именно вас считают виновником негативных процессов, которые происходят в администрации?

– На жизненном пути мы сталкиваемся с разными людьми. И в каких-то вопросах находим взаимопонимание, а в каких-то нет. Думаю, не все депутаты считают, что во всех бедах виноват Бузинный. Однако есть ряд тех, кто испытывает ко мне личную неприязнь. И под этой маркой многие возникающие ситуации связывают с моим именем. Я не берусь судить этих людей – зачем они это делают, что ими движет. Скорее всего личные мотивы.

Для меня главное – мнение того человека, на которого я работаю. Если мой руководитель считает предложения, которые я или мои подчиненные вносят, разумными и эффективными, то, двигаясь в заданном направлении и прислушиваясь к критике (если, конечно, она разумна), мы идем вперед.

Безусловно, затрачивается определенное количество времени на доказательства – ведь исполнительная власть отчитывается перед законодательной, так устроено наше государство. И когда со стороны законодательной власти звучат рациональные, правильные вопросы, то на них приятно отвечать, потому что они стимулируют к правильным действиям. Но когда все сводится к личным попыткам дискредитировать, у меня это не вызывает уважения. Так что стараюсь не реагировать.

– Вопрос о прокурорской проверке, которая произошла в мае по выделенным земельным участкам. Как вы думаете, что лежало в ее основе? Откуда мог поступить этот «сигнал»? Почему деятельность администрации привлекла внимание прокуратуры?

– На самом деле пристальное внимание контролирующих органов к действиям любых чиновников исполнительной власти было всегда, просто потому, что каждый делает свою работу. Бывают разные случаи, в том числе и такие, когда исполнительная власть в чем-то не успевает разобраться, и имеют место жалобы со стороны населения, на которые реагируют прокуроры. Мы принимаем эти проверки и исправляемся, ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает.

В основе данного случая оказался тот факт, что пришел новый глава, а моя кандидатура не всех устраивала. И была сделана попытка подлить масла в огонь, преподнеся это как то, что я подготовил себе «золотой парашют», не понимая, что будет дальше.

Однако в статье, на которую ссылалась прокуратура, было передергивание с количеством земельных участков, которые я себе «предоставил»: начали с 94, сегодня их оказалось 17. Рассчитано это было на негативное отношение общества к чиновникам. Ну, и количество земельных участков должно было сбить с толку: никто же не смотрит, что размер участков от 6 до 20 кв. м. Все смотрят на их количество, думая, что речь идет о сотне гектаров. Для меня это был рядовой случай, в котором все мы все сделали в соответствии с регламентом – начиная с обращения компаний и заканчивая выводами правового департамента.

– Уже знаете, откуда пошел этот «дым»?

– Догадываюсь.

– Вы не мстительный человек?

– Нет. Я понимаю, что если посвятить свою жизнь мести людям, которые решили сделать тебе нехорошо, то всей жизни просто не хватит. Поэтому философски отношусь к подобным попыткам.

– На чем планируете сконцентрировать свои усилия в новой администрации?

– Безусловно, на вопросах, связанных с развитием и инвестиционной активностью. Извлечение максимальной эффективности от использования инструмента ТОР поможет нам диверсифицировать экономику в городе, чтобы обеспечить нормальное функционирование всех его систем. За стратегией развития – будущее, и как только будет создана база, город сразу же начнет нормально жить.

Нам необходимо развивать те компетенции, которые здесь уже сконцентрированы: инженерное направление и вопросы, связанные с университетом 3.0. На мой взгляд, это заложено в генетическом коде тольяттинцев – все-таки работа в области машиностроения, особенно в сфере инжиниринга, накладывает свой отпечаток.

Оригинал статьи опубликован деловой газете «Понедельник» Тольятти
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 – 00311 от 11.02.2011

Алексей Бузинный на рабочем месте

Заместитель главы администрации Тольятти по экономике и развитию Алексей Бузинный

фото: из открытых источников