Тольятти – Африка – Тольятти: На Занзибаре ковида нет, и денег тоже

    африканский рынок
    фото: Вольный город Тольятти

    Странно, но когда я улетала в Африку, самым популярным вопросом был:

    – Почему именно туда?

    То ли горожане не знают, что открыты границы лишь нескольких стран, то ли это так далеко, что хочется спросить, как я решилась.

    Почему же Африка?

    В Турции в декабре уже прохладно, да и отдыхала я там уже два раза. Куба с закрытыми на обсервации людьми и высокими ценами не привлекала внимание совсем. А вот Занзибар с прозрачной водой и температурой +28 заинтересовал. Честно скажу: если бы не пандемия и связанные с ней ограничения, Танзания, скорее всего, стала бы последней страной, в которую я полетела бы. И далеко, и дорого, и страшно.

    Нет, я не такая смелая, чтобы рвануть в другую страну, не столкнувшись с коронавирусом. Я переболела в достаточно легкой форме, после трех недель самоизоляции понаблюдала за самочувствием, сдала тест на антитела и решила – могу взять отпуск и восстановиться после болезни окончательно. Остаточный кашель и насморк беспокоили спустя месяц после того, как я подцепила ковид.

    Мы выкупили тур за 3 дня до вылета. В путешествие я отправилась с другом, и каждый из нас заплатил 45 600 рублей за 10 дней и 9 ночей. Включены были только завтраки, и кто бы знал, что эта сумма – примерно половина расходов на отдых…

    Драка в машине

    Девятичасовой перелет в практически заполненном самолете дался не очень легко. Места для ног было маловато, покормили всего один раз, на постоянно надетых масках стюардессы не настаивали, но выдавали их бесплатно каждые 3 часа.

    Всех африканцев можно охарактеризовать тремя фразами: джамбо (привет), акуна матата (жить без забот, не переживать и быть счастливым) и поле-поле (медленно-медленно, тихо-тихо, не спеши). Так вот, в аэропорту никто никуда не торопится.

    При входе нам всем померили температуру тепловизором и одну пару отвели в сторону – ребята напились в самолете, и, скорее всего, у них была повышенная температура. Они достаточно долго барагозили в аэропорту, но их все-таки пропустили.

    Образовались три очереди за визами, а это, на секундочку, около трехсот человек, не соблюдающих никакую дистанцию. Кондиционеры и вентиляторы не справлялись, духота и шум заполнили аэропорт. Сначала у проходящих пограничный контроль брали отпечатки пальцев, к концу очередей перестали это делать. В одном окошке получаешь чек на оплату визы, в другом – отдаешь деньги, в третьем – ставят штамп. Никаких вопросов, просто 2-2,5 часа в аэропорту, виза за 3700 рублей, и можно садиться в трансфер.

    Те пьяные ребята поехали с нами и… подрались. Мужчины, с которыми мы ехали, не вмешались, потому что сначала было непонятно – просто бесятся ребята или реально дерутся, а сидели они на задних сидениях. Только когда девушка ударила парня по голове, а он дал пощечину, после которой она отлетела на другое сидение, все поняли, что это не игра. Водитель даже останавливался, не понимая, что происходит. Они избивали друг друга прямо в машине (ехали мы на небольшой «Тойоте», похожей на маршрутку), а по возвращению у девушки началась истерика.

    Было ужасно стыдно за них перед водителем и обслуживающим персоналом отеля – бедные африканцы не понимали, что делать, ведь молодая пара – это муж и жена. Она рыдала и на русском просила отвезти ее обратно в аэропорт и отправить домой, он нервно курил рядом с машиной. Потом девушка висела на муже в неадеквате, а на следующий день они уже снова любили друг друга и распивали пиво возле бассейна. Только синяки весь отдых напоминали о случившемся.

    Через несколько дней местные ребята вечером заносили на виллу с пляжа пьяного русского. Неужели Африка может превратиться во вторую Турцию?

    Не отель, а вилла

    На вилле я жила в первый раз. Она трехзвездочная, но, по моим впечатлениям, ей легко можно поставить и четыре звезды. Наша вилла была рассчитана на 14 гостей максимум. Жили восемь человек, все русские (в день нашего заезда выехали двое кенийцев). Что поразило – примерно столько же составлял персонал виллы.

    Одноэтажные и двухэтажные домики с видом на океан оказались очень уютными и комфортабельными. Нас знали все, и мы знали всех, ощущали себя как дома, много общались с официантами и даже с управляющим.

    Завтраки порционные, вкусные и полноценные, но на день вперед точно не наешься. Как мы догадались в первый же день, еда дорогая, за исключением фруктов. Когда брали только завтраки, турагент предупреждала, но нам не хотелось быть привязанными к отелю ужинами или обедами – тогда не понимали, что это одна из главных ошибок. Каждый прием пищи обходился нам от 500 до 1000 рублей с человека.

    Мы остановились в Матемве – одном из самых спокойных мест на Занзибаре. Минус тут был только один – достаточно сильные приливы и отливы, и в связи с этим – дно океана, усыпанное морскими ежами. На пляже много водорослей, а купаться в океане оказалось практически невозможно – разве что сесть на корточки или пойти сквозь ежей. При этом красота неописуемая: вода – как на картинках, шикарные пальмы, светлый песок.

    Каменный город

    Утром после завтрака мы отправились на экскурсию. На острове черепах, помимо главных его обитателей, меня поразил красивый пирс с видом на океан. Деревянный мостик со спусками к воде стал излюбленным местом для туристов.

    Покормив капустой большущих рептилий, пофотографировавшись с ними, мы отправились на исчезающий остров Накупенду. И снова сказка! Ты будто в середине океана, а вокруг лазурная вода. Коса появляется на некоторое время, а потом полностью скрывается под водой, поэтому туристов сюда привозят в определенное время.

    Сделаю еще одну зарисовку о поведении наших туристов. Все мы вставали в очередь за едой, и один мужчина начал возмущаться:

    – Да с нами, как со свиньями! Они должны нам были на столы поставить или подать. Я в очереди стоять не буду!

    Жена успокаивала его, как могла, но возмущению не было предела. В итоге он подошел к нашему гиду, высказал всё ему, и тот попросил завернуть в фольгу еду с собой. Он еще что-то сказал о своем богатстве.

    Мы вернулись в порт, и тут снова этот мужик чуть не разругался с гидом. Нужно было дойти до машины, чтобы оставить там сумки и пойти гулять по городу, но кое-кто не собирался идти, а хотел, чтобы «карету» подали к его ногам. В итоге машина подъехала, и несколько человек, включая мужика, сказали, что не хотят ходить по Стоун Тауну и чтобы их водитель отвез в отели.

    Единственный каменный город на острове заинтересовал меня с первого взгляда. Я сразу поняла – мы приедем сюда сами, чтобы в полной мере насладиться атмосферой. Гид показал дом Фредди Меркьюри, лидера группы «Queen», парк, который, если честно, не произвел на меня никакого впечатления, и отвел нас на рынок фруктов и специй.

    Остров Билла Гейтса

    В один из дней мы отправились на снорклинг (вид плавания с маской и трубкой, в ластах или без них, по желанию). Благо, хороший снорклинг был именно рядом с тем местом, где мы жили. Кстати, 1500 рублей с человека за такое удовольствие.

    Сначала мы подплыли к острову Билла Гейтса – там водятся дельфины. Как же было красиво, когда они стаями выныривали из воды! Наши ребята по команде местного гида прыгали скорее в воду и смотрели на дельфинов в масках. Потом мы отплыли в другое место, чтобы можно было понырять не ради дельфинов. Видели мультик «В поисках Немо»? Мы смотрели его прямо в океане: интересное морское дно и много разноцветных рыбок были перед нашими глазами.

    Финальной точкой путешествия по воде стал остров Мнемба, опять же с кристальной бирюзовой водой. Это действительно райское место, я не видела более прозрачной воды столь чудесного цвета. Кто-то из ребят даже сказал:

    – Фотографии получаются такие, что сложно поверить в реальность этого места…

    Мусор вместо мяча

    Супермаркеты и гастрономы на Занзибаре – в основном маленькие и больше похожи на сельские магазины. Выбор там сильно ограничен, конфет и печенья, например, вовсе может не быть. Алкоголь в таких магазинах не продают, нужно искать алкомаркеты, в которых, наоборот, не найдешь ничего, кроме спиртного – даже орешков и снеков. Фрукты дешевые: два средних манго можно купить за 75 рублей, семь-восемь маракуйя – за 150. Бананы стоят копейки, ананас – около 60-70 рублей. У меня сложилось такое впечатление, что местные в принципе редко ходят по магазинам. Морепродукты – в океане, фрукты – под ногами. Воду они набирают из колодцев и таскают в больших бутылках на себе.

    Кстати, африканские женщины действительно всё носят на себе, начиная от корзин с фруктами и заканчивая мешками с цементом. Мужчин с чем-либо на голове я встретила всего пару раз, а нагруженные женщины – повсюду.

    Про детей могу писать долго, так тронули меня эти темнокожие малыши… Они все очень разные. Многие просто садятся рядом на пляже, рассматривают тебя 20-30 минут и ничего не говорят. Они улыбаются, валяются на песке, ловят крабов, привязывают их на ниточки и играют. Вместо настоящего мяча у некоторых просто мусор, обернутый всё той же ниткой или чем-то клейким. Да, любимая игра всех детей и взрослых – футбол.

    На пляже рядом с нашей виллой каждый день собиралась толпа ребятишек. Как-то я вынесла большую шоколадку, привезенную из России, и отдала им. Поначалу они чуть не разорвали ее, но мальчик постарше взял сладкий подарок и, посчитав всех по головам, разломал шоколадку и каждому выдал по два кусочка. А фантик облизал и… отдал нам обратно.

    Безусловно, дети разные. Кого-то уже научили попрошайничать, они знают на английском слово «деньги», а некоторые даже пытались угрожать, изображая рукой нож около горла. Девочке еще нет и семи лет, а она такое показывает…

    Когда идешь по деревне, каждый второй ребенок или взрослый сидит или лежит на земле. Маленький мальчик водит палочкой по песку – рисует, рядом девочка перебирает листочки и камушки, а мама рядом мастерит то ли бусы, то ли какое-то другое украшение. Мужчины чистят кокосы, носят палки, видимо, для строительства дома. Кстати, о домах. Они тут скорее похожи на недостройки и шалаши. Зачастую без крыш, окон и даже без дверей. Тут вообще основным богатством дома считается дверь – по ней можно сказать, насколько человек обеспечен.

    Детских садов не видела, а вот школы есть. Детки в одинаковой форме, с самодельными (!) рюкзаками и пакетами, с тетрадками и книжками в руках. Интересный факт – полиэтиленовые пакеты здесь запрещены, можно использовать только те, что разлагаются.

    А деньги откуда?

    Чем же занимаются местные? Конечно, ловлей рыбы, осьминогов и других морских обитателей. Они выходят рано утром в океан – выходят, в прямом смысле этого слова. С палкой и ведром. Идут сквозь морских ежей – нужно успеть поймать добычу до прилива. Потом они могут продать то, что собрали, в кафе и ресторанах.

    Чуть ли не каждый второй тут торгует фруктами – на рынках, дорогах, рядом с домом. И, как я поняла, самые большие деньги здесь зарабатывают те, кто связан с туризмом. Организация экскурсий, прокат скутеров, мотоциклов, машин и, безусловно, гостиничный бизнес. Русских туристов становится всё больше и больше, инфраструктура пока что не особо развита, но и больших пробелов в ней нет. Везде горячая вода, моющие средства, кондиционеры, москитные сетки и всё необходимое.

    Местные говорят, что коронавируса у них нет, маски не носят, да и вообще, вряд ли они боятся этой заразы. Попадая в Африку, ты тоже снимаешь обувь и ходишь босиком, забывая об антибактериальных салфетках, любых санитайзерах и респираторах.

    На Занзибаре всего одна больница, которая находится в Стоун Тауне. Как сказал гид, туда лучше не попадать – вряд ли вылечат даже за деньги. Ну, не принято у них болеть и лечиться.

    Самая распространенная марка машины – «Тойота», много мопедов, тук-туков и знаменитые дала-дала. Это, конечно, нечто! То ли машина, то ли автобус, то ли деревянная коробка на колесах. Вообще, это небольшие грузовики с двумя рядами деревянных лавок. Дверь в такой транспорт всегда открыта, и где-то на входе то ли стоит, то ли висит кондуктор. Люди – как шпроты в банке, все едут куда-то.

    Прокатиться на таком мы не рискнули, но на скутере обгоняли много раз. Стоимость аренды мопеда, мотоцикла или машины одинаковая – около 1500 рублей в день, заправляешь сам. Литр бензина в среднем стоит 60 рублей.

    Торг с полицейским

    Мы раза четыре брали мопед, благодаря которому исколесили чуть ли не весь Занзибар. Сначала отправились в местечко, где приливы и отливы существенно меньше наших – до такой степени, что ежей там просто не было. Мы и купались, и брали серфы в прокат, и просто лежали на надувном матрасе среди чистейшей воды.

    Следующим местом нашего посещения стал более многолюдный курорт архипелага – Нунгви. Именно туда мы собирались изначально. Тусовочное место Занзибара: вечеринки, большое количество магазинов и кафе, много масаев – о них еще расскажу отдельно. Я прямо обрадовалась, что мы не жили там. Очень много русских, в том числе и пьющих, и ощущение, что ты попадаешь в Турцию, где всё включено, и мат в том числе.

    В один из дней добрались до Джозани Фореста, или места, где обитают обезьянки. За вход отдали 900 рублей с человека, но за что отдали, так и не поняли. Все обезьяны находились на входе в парк, и никакие билеты можно было не покупать. Внутри же леса мы увидели одну улитку и… всё. Красиво, конечно, но по сути – просто огородили часть джунглей и начали собирать деньги.

    Дальше мы поехали в пещеры, благо были они не очень далеко от парка. Увидев фото этих пещер на входе, где можно было купить билеты за 750 рублей, как-то все разом передумали. Наши ширяевские штольни выглядят куда эффектнее, да и по времени уже нужно было выдвигаться в обратную сторону. В общей сложности в тот день мы проехали 170 км и сильно устали.

    Кстати, нас за всё время разъездов по Занзибару полиция останавливала трижды. Один раз хотели содрать денег за превышение скорости, даже показали фото с радара. Так как наши ребята уже ездили до нас, посоветовали говорить только на русском, что мы и сделали.

    Полицейский начал рисовать кружочки с превышением скорости, потом написал 75 долларов, а дальше начались торги: 50, 40, 25, сколько есть. Мы на пальцах объяснили, что денег нет, и нас отпустили. Другие два раза просто проверяли документы, и было видно, что хотели пообщаться: то просили повторить слово «кепка» на местном языке, то просто улыбались и спрашивали, как дела.

    Темнокожий… эскорт

    Обещала рассказать про масаев, ибо очень уж интересный этот коренной народ. Во-первых, впечатляет их внешний вид – такого африканца заметишь сразу: одет с иголочки, зачастую на нем наряд из ярко-синей или красной ткани в клетку, полоску или какой-то узор. Весь в украшениях – серьга в ухе, браслеты на руках и ногах, бусы, в волосах тоже иногда есть бросающийся в глаза элемент, эффектные плетеные сандалии или оригинальные, сделанные из шин.

    Зачастую ходят с палками и сумками через плечо, в которых сувениры, которые они предлагают туристам. На пляже масаи время от времени собираются в круг, соревнуются, кто выше прыгнет под собственные крики. Похоже на ритуальный обряд.

    Помимо этого, они предлагают ряд услуг: могут сопровождать на экскурсиях, показывать остров, рассказывать об Африке, носить ваши вещи, делать массаж и даже предоставлять интим-услуги. Что-то вроде эскорта, при желании – с продолжением. Женщины же мужчин сопровождают крайне редко, но и такое здесь есть.

    Масаи есть достаточно скромные и более раскованные, но я всегда чувствовала себя неловко, когда они начинали общаться с нами, раскладывая свои тотемчики, браслеты и другие самодельные сувениры. Их почему-то было очень жалко. У всех всё равно не купишь, да и реально дорого, но они так стараются: садятся на колени, расстилают платок и бережно, сдувая песок, показывают то, что сделали своими руками.

    Дня через три я поняла, что лучше вовсе не поднимать на них глаз, если не собираешься ничего покупать и не хочешь тратить их время впустую…

    Наш официант Гроссо в один из вечеров поделился своей историей: ему, как и мне, 28, он не женат, детей у него нет. Зато есть большая семья: родители (у отца был инсульт), братья, сестры. Живут на другом острове, и чтобы навестить их, ему нужно заработать денег. Также нужно заработать и для того, чтобы жениться (он сказал, что тут создать семью могут те, у кого есть финансы).

    Он работает каждый день и живет на территории виллы. Если мы правильно поняли, то зарабатывает Гроссо около 3500 рублей в месяц. Да, в кафе он не ходит и на одежду не тратится, наверное, но и что можно сделать на 3500, тоже не очень понятно…

    Все ноги в иглах

    В последний день не обошлось без происшествий. Мы взяли в аренду мопед и отправились на уже знакомую Кендву, чтобы спокойно поплавать и попрощаться с океаном. Так как там мы уже были и не встречали морских ежей, специальную обувь решили не брать.

    Я не умею плавать, но пошла поплескаться в теплой воде. Думаю – сейчас окунусь, и как раз друг с матрасом придет. Зашла буквально по пояс, ну, чуть выше. Я даже не поняла, как это произошло – почувствовала, что в ногу мне что-то воткнулось. В панике стремлюсь сдвинуться с места и натыкаюсь второй ногой на что-то острое. Из глаз слезы, вижу вдалеке друга, кричу ему, чтобы спасал.

    Он бросил матрас и побежал ко мне и тут же наткнулся на морских ежей. Кое-как друг донес меня до берега, хромая. Я смотрю на свои ноги с торчащими иголками, плачу и пытаюсь их вытащить. Подбежали местные с папайей, тоже стали вытаскивать иголки, но я уже почти все их поломала. Кругом кровяные разводы, которые мне смазали соком папайи.

    Подошел мужчина, работающий при отеле: на бейджике было написано «пляжный парень» (спасатель, подумала я), он принес керосин, зубочистки и папайю. Мне продолжили выковыривать иголки, хотя уже было понятно, что часть остается со мной, потому что они под кожей. Было больно, но уже не так сильно, как когда я врезалась в ежей.

    Что-то удалось вытащить, обработали стопы. Я начала говорить о том, что мне нужно в больницу, что необходимы какие-то антисептики, мужчина же уверял – только папайя и керосин. Он раза три рассказал историю про русского туриста, который тоже напоролся на морских ежей и которому помогла папайя. Тот мужчина якобы бегал уже через два дня и благодарил этого «пляжного парня» за совет.

    Через час я смогла встать и медленно ходить, сильно хромая. В больницу мы не поехали, я выдохнула и решила довериться всем этим ребятам, которые вытаскивали иголки из моих ног и хором говорили про папайю.

    Потом мы поняли – был прилив, и скорее всего водой принесло небольшой камень, весь в морских ежах. К нам на пляже подходила девушка и говорила, что ее родственница тоже задела этот камень и укололась ежами, но не так сильно. Девушка взяла кусочек папайи и ушла.

    Стоило мне взять с собой специальную обувь, однако… Глядишь, ноги бы сейчас не болели!

    Дорога домой

    Обратно мы летели чуть больше 12 часов, с дозаправкой на соседнем острове, но, в отличие от дороги в Африку, время обратного перелета просто неслось. Видимо, сыграло роль то, что самолет был неполный и удалось поспать на двух и даже трех сиденьях.

    Сразу скажу, что никакие прививки ни до, ни после я не делала, а о случаях с малярией услышала, только когда вернулась. За всё время пребывания на Занзибаре мы ни разу не обрабатывали кожу средством от насекомых, видели комаров пять-шесть, да и то на вид обычных. Нас не кусали (только планктон – на ногах и руках оставались красные пятнышки, которые не беспокоили), а домик каждый вечер обрабатывали специальными баллончиками. Над кроватями висели балдахины из сеток.

    Единственный тест, который я сдала после возвращения, был на ковид. В аэропорту, кстати, сдать не удалось – лаборатория не работала. Утром я нашла место, где берут ПЦР без записи, отдала 1700 рублей и уже через день загружала отрицательный результат на сайт госуслуг. На самоизоляции не была и еще через день вышла на работу.

    Вишенкой на моем торте стала забытая в Матемве зимняя куртка. Нам, конечно, предложили привезти ее в аэропорт за 3700 рублей, но я отказалась.

    Африка многому учит. В первую очередь, радоваться каждому новому дню. Солнцу, небу, воде, да просто жизни. Люди, у которых почти ничего нет, здесь счастливы. Без крыши над головой, без обуви и нормальной одежды, без возможности что-то себе купить и уж тем более куда-то съездить. У них добрые глаза и настоящая улыбка. Для африканцев счастье точно не в деньгах и вещах. А для нас?

    Ксения Оськина, Тольятти – Африка – Тольятти
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 50 (1330) 18.12.20