«Теперь вынуждена скитаться по чужим углам»

Третий год власти отказываются признать недострой ЖСК «Татищев-2» на углу Нового проезда и улицы Фрунзе проблемным домом.

Не менее 60 тольяттинских семей пострадали от авантюры одиозного бизнесмена Е. Собрав с граждан более 160 миллионов, он предпочел строить не дом, а запутанные финансовые схемы, описать которые полностью не хватило и 30 томов уголовного дела. Однако чиновники, в чьи обязанности входит защита прав граждан, упорно делают вид, что никакой проблемы нет. Ни к чему портить статистику. На всю страну губернские власти объявили об отсутствии в области новых обманутых дольщиков. Их действительно нет. Но лишь по одной причине: обманутых людей и не построенные для них дома отказываются включать в официальные реестры.

Поманили «жемчуга»

История с недостроем на ул. Фрунзе в 3а квартале тянется с 2013 года. Гордо размахивая разрешением на строительство и свидетельством на землю, господин Е. бодро зазывал горожан вступать в кооператив «Татищев-2», чтобы вместе с заезжим инвестором построить дом с броским названием «Московская жемчужина» — высотную «панельку» по типовому проекту, очень популярному в столице. С просторными и теплыми квартирами и даже видом на Волгу с верхних этажей…

Собранных денег и 12 месяцев, в течение которых ни шатко ни валко шла стройка, по графику проекта должно было хватить минимум на 10 этажей из 17. Но Е. сдюжил лишь начать второй, при этом наделав долгов поставщику панелей. Не привыкший к такой необязательности производитель прекратил отгрузку.

С тех пор на площадке растет только бурьян да множатся мифы о причинах неудачи: поломался кран, сошел с рельсов поезд, фундамент вышел «золотым», неправильная политика банка, негативный информационный фон, бегство инвесторов, ну и, конечно, враги — некие всемогущие «рейдеры». Словно не супруга Елена ведала кассой и бухгалтерией ЖСК, а кто-то иной принимал кровные сбережения пайщиков и отправлял их куда угодно, но только не на счета завода КЖИ в Алексине.

Как их обманывали

Семья Д. в злополучном 2013 году ради новой квартиры рассталась c двумя миллионами рублей. «Мы с мужем и ребенком ютились в «однушке». Получив скромное наследство, решили подыскать вариант расширения, — рассказывает Юлия. — Риелтор убеждал нас: «Зачем вам старые дома, если у вас под боком строится шикарный панельный дом! Инвестор у «Татищева-2» надежный, москвич-миллионер. Дом из панельных блоков — значит, будет расти прямо на глазах». Не полагаясь только на красноречие менеджера, повезли документы в мэрию, в консультационный пункт при департаменте градостроительства. Юристы отдела высказали свое мнение: «Форма ЖСК — не самая надежная, но вполне законная». Я отлично помню их слова: «Е. дома строит, сдает, люди в них живут». Подумав, мы внесли 100% за пай в «Татищев-2» и получили солидную кипу документов с номером будущей квартиры. До весны 2014-го дом потихоньку строился, а потом начались бесконечные «завтраки» от Е. Чтобы разъехаться с мамой, мы были вынуждены взять ипотеку на отдельное жилье, которую сейчас выплачиваем».

Другая семья — Инны К., вложившей в «жемчужную» трехкомнатную три миллиона рублей, — теперь вынуждена скитаться по чужим углам: зимой снимать жилье, а летом жить на даче без удобств. «Мы с мужем и двумя детьми имели «двушку» в 3а квартале. Место очень нравилось — школа, поликлиника, парки — все рядом, но было тесновато. Хотелось новоселья с расширением на привычном месте. Весть о новостройке на Фрунзе сделала мой выбор очевидным — покупаю квартиру там! Расстались с кругленькой суммой в конце 2013 года. Первое время казалось, что стройка идет активно, но длилось это всего месяца три. С тех пор и мыкаемся, чтобы как-то сэкономить на жилье. До последнего верили обещаниям, но когда увидела экспертизу по уголовному делу, мне, как бухгалтеру, стало ясно: мы связались с людьми, которые и не собирались строить. Фальшиво улыбаясь при заключении договора перед Новым годом, Е. подарил мне шампанское и тут же отправил мои деньги на счета однодневок, где они и растворились!» — сетует Инна.

У каждого из пайщиков «Татищев-2» — своя печальная история. Среди них есть все слои населения. И простые рабочие-заводчане, и служащие — заботливые родители, желавшие обеспечить жильем своих растущих деток. И имевшие сбережения, решившие переждать кризис вложением их в недвижимость, и считающие каждый рубль пенсионеры.

Говорят, скупой платит дважды, но это не про пайщиков «Татищев-2». Охотно и сполна платили на этапе котлована до 40 тыс. за «квадрат», из которых, по мнению специалистов, половина — чистая прибыль застройщика. Казалось бы: строй, зарабатывай, но, видимо, жадности нет предела.

Ни рубля своих денег не перечислил ЖСК лишь таинственный «московский инвестор ИП К.», договор с которым подсовывали пайщикам. Он оказался «пшиком» — подставным лицом, давшим только свой расчетный счет для перекачки денег пайщиков мимо стройки и свои же векселя. Удивительно, но никаких претензий к нему правоохранительные органы не имеют.

Замучились пыль глотать

В 2014 году, узнав о странных долгах и судах с заводом КЖИ, пайщики начали переписку со всеми органами, полномочными проверять деятельность ЖСК. Объяснения Е. явно не стыковались с прежними.

Дольщики потянулись в суды. По советам чиновников, судились за права на недострой. Некоторые расторгли договор с К., но ничего взыскать не смогли. Приходилось бороться даже за документы о членстве в ЖСК, которые полностью оплатившим паи Е. выдавать не спешил. Зато, как выяснилось позже, были оформлены документы на предоставление безо всякой реальной оплаты квартир большому количеству неких граждан и организаций. Кто они и сколько их, точно неизвестно до сих пор.

По первым заявлениям МВД подключаться к конфликту не спешило, раз за разом отказывая в возбуждении уголовного дела. Лишь в 2016 году набралось достаточно материалов для этого. Две экспертизы убедительно показали: далеко не на строительство дома пошли деньги граждан. Вскоре их начали признавать потерпевшими.

Получив заветную бумагу, дольщики поехали в региональный минстрой — орган, который должен был предотвратить все вышеописанное, но раз беда случилась — признать факт, зарегистрировать и начать решать проблему. Согласно действовавшему приказу № 403 Минэкономразвития, признание потерпевшим — достаточный и безусловный критерий для включения в реестр граждан, чьи права нарушены при строительстве (т.н. обманутых дольщиков). А отсутствие строительства в течение девяти месяцев — для включения дома в реестр проблемных по постановлению № 329.

Но этого не происходит. Вроде чиновники и признают в письмах и результатах проверок, что на объекте не все в порядке, но и не делают предписанного законами. Автозаводский райсуд по четырем искам признал правоту потерпевших: отказы минстроя о включении их в реестр незаконны. Но чиновники не унимаются, приносят бессодержательные апелляции, тянут время.

В ожидании

Потерпевшие «татищевцы» сумели самоорганизоваться, избрать и зарегистрировать новое правление. Поначалу были иллюзии, что самостоятельно получится найти и нового застройщика. Но опытные строители раскрыли активистам глаза: слишком много «мин» содержится в тех документах ЖСК, которые махинаторы отказываются передавать даже приставам по решению суда. Никто не желает вложить полмиллиарда в достройку, а потом раздарить все квартиры многочисленным друзьям и родственникам Е. Судя по закрытому расследованию одного эпизода дела, подобный фокус ими уже безнаказанно проделывался.

Действительно, пачка подобных договоров прилагается к вещдокам по делу «Татищев-2». Даже опера ОБЭПа не могут найти указанных в них персон и фирмы. А вот в суды от их имени периодически приходят юристы, что представляют и Е., добиваются признания прав на неоплаченные паи, на еще не построенные квартиры. Сколько всего роздано таких даров — неизвестно, может, даже весь дом.

Еще в феврале «Татищев-2» обсуждали на межведомственной комиссии по долевому строительству. Областной прокуратуре тогда рекомендовали контролировать расследование, а мэрии — содействовать достройке.

Глава города Сергей Анташев не остался в стороне, на личном приеме выслушал нужды пайщиков и дал обстоятельный ответ. Но после произошедших перемен с городской властью большинство необходимых действий зависят именно от минстроя и статуса проблемного дома.

Поэтому все надежды вложившихся в «Татищев-2» теперь на врио губернатора Дмитрия Азарова. Отправив ему коллективное письмо, пайщики надеются, что он сможет направить ключевое для дольщиков ведомство в конструктивном направлении. Ожидают, что с юридической казуистикой будет покончено, дом официально признают проблемным объектом, полностью зачистят от криминала и найдут дееспособного инвестора.

Несостоявшиеся новоселы дома на Фрунзе уверены, что если все ведомства скоординированно выполнят свою работу, то в списке проблемных он пробудет недолго. Место действительно отличное, и если защитить от притязаний «мертвых душ» инвестора, то он сможет неплохо заработать сам, избавить город от серого пятна на карте, а потерпевших — от дальнейших поисков правды и справедливости.

Кстати

Позитивный сигнал пришел и из высших эшелонов власти. 25 октября президент утвердил поручение правительству «Пр-2261, п.1 в)»: до 1 декабря 2017 года представить предложения по защите прав граждан, средства которых привлекались застройщиками посредством участия граждан в жилищно-строительных кооперативах.

Наша справка

Автозаводский райсуд по четырем искам признал правоту потерпевших: отказы минстроя о включении их в реестр незаконны. Но чиновники не унимаются, приносят бессодержательные апелляции, тянут время.

Автор: Иван Дмитриев, «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru

недострой ЖСК «Татищев-2» в Автозаводском районе

фото: «Площадь Свободы»

Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 – 00766 от 21.01.2015