Такое невозможно стереть из своей памяти

    В семье М. произошла трагедия. Вот только когда всё началось? Если формально – в день убийства. А если по сути? Вряд ли на этот вопрос ответит кто-то из участников криминальной истории, случившейся в Поволжском.

    Почему в нормальной, положительной семье вырос трутень, который в расцвете лет жил за счет родителей? Он нигде не работал, пил, употреблял наркотики, не заботился о семье (уже своей собственной). Разве в этом нет вины, пусть косвенной, родителей? А вот когда и что они недосмотрели? Чего не учли? Впрочем, достаточно морализаторства, ведь М. теперь ничего не смогут изменить.

    Было у 62-летнего пенсионера два сына: 37-летний Роберт и 31-летний Альберт. C ними отец решил отремонтировать крышу беседки, расположенной возле дома. Начали вместе с утра, но потом старший сын напился в одиночку и ушел к себе в комнату на второй этаж. Вечером, закончив работу, пенсионер переоделся, после чего отправился в гости к соседу. Там, по его словам, он выпил примерно 200 граммов водки.

    – Меня, что называется, развезло. Пью я мало, а тут… Домой из гостей вернулся через два часа, услышал грохот в комнате старшего сына, как будто что-то упало на пол. Я взял из сейфа травматический пистолет, вынул из него магазин, потом поднялся на второй этаж. Зайдя к Роберту в комнату, сказал, чтобы он завязывал с пьянкой, иначе снова поедет в специализированный центр. Он махнул перед моим лицом рукой, снизу вверх, и задел руку с пистолетом. От удара я непроизвольно нажал на курок… Оказалось, что пистолет был заряжен. Роберт упал спиной на диван, у него из левого виска потекла кровь. Я бросил пистолет на пол и стал оказывать сыну первую помощь: закрывал тряпками рану, делал массаж сердца. Скорую помощь вызвала жена…

    Это показания отца, когда он еще был в статусе подозреваемого. На допросе спросили, откуда у него травматический пистолет. Ветеран МВД ответил, что ствол приобрел для самообороны примерно пять лет назад, получив на него разрешение. Он умеет обращаться с разными видами оружия, потому что 20 лет прослужил в системе МВД. Последнее место работы – колония-поселение № 1, должность – оперативный дежурный.

    – Зачем вы взяли пистолет, когда пошли в комнату сына?

    – Чтобы его припугнуть. Роберт, когда пьяный, очень агрессивный. Были случаи, он нападал на меня, а в 2002 году даже сломал ногу.

    – Вы знали, что патрон остался в патроннике?

    – Нет, этого не знал. Я же вытащил магазин из пистолета.

    – Кроме вас кто-то мог пользоваться оружием?

    – Нет, ключ от сейфа только у меня, пистолет я никому не давал.

    – А когда вы брали травматику в предпоследний раз?

    – Полгода назад, что именно делал, не помню.

    Последний ответ очень странный: как мужчина не помнит, для чего он брал в руки оружие? Травматический пистолет этой модели стреляет резиновыми пулями, дальность поражения – около семи метров.

    Поэтому во избежание тяжких телесных повреждений запрещено стрелять в голову и с расстояния менее метра. Эксперт установил, что «наличие следов выстрела при плотном упоре дульного среза ствола к поверхности кожи погибшего исключает производство его как случайного. Учитывая, что пистолет был приставлен к голове потерпевшего, это свидетельствует об осознанности производимых действий и желании совершить убийство».

    Но даже это еще не всё. На начало исследования в магазине пистолета находились три патрона, четвертый – в патроннике. То есть в момент выстрела магазин был в пистолете, Отец его не вытаскивал, что тоже говорит об умысле совершить убийство. В итоге ветеран МВД должен был понимать: если патрон в патроннике, а пистолет снят с предохранителя, это свидетельствует о желании произвести выстрел осознанно.
    Став обвиняемым, отец сначала говорил, что нажал на спусковой крючок случайно, потом – что сын набросился на него с кулаками, и он, перезарядив пистолет, выстрелил в Роберта с расстояния метр-полтора.

    В суде убийца признал вину и вообще отказался от дачи показаний. Все родственники, в том числе вдова, были на его стороне.

    Помощник прокурора Комсомольского района, поддерживавший государственное обвинение, предложил лишить подсудимого свободы на семь с половиной лет. Суд пожалел убийцу и вынес мягкий приговор – три с половиной года колонии строгого режима. Почему такая лояльность? Даже алкогольное опьянение подсудимого не признано обстоятельством, отягчающим наказание, потому что «оно не способствовало совершению преступления, а лишь могло повлиять на поведение М. и снизить уровень самоконтроля». Причина, скорее всего, в аморальном поведении погибшего.

    Впрочем, отец, убивший сына, себя уже наказал. Ни он, ни его родные никогда не забудут случившееся, потому что такое невозможно стереть из своей памяти…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

    пистолет в руках

    фото: novostey.com

    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 56 (1184) 09.02.18
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362