Тайны гентского алтаря

    алтарь

    Гентский церковный створчатый алтарь — одно из величайших творений братьев Губерта и Яна Ван Эйков и великая загадка для историков и искусствоведов. Это — шедевр 15 века, вошедший в историю как одно из наиболее часто похищаемых произведений искусства. Много веков за ним охотились, как за чашей Грааля, но он мистическим образом возвращался в Бельгию, в родной Кафедральный собор в Генте.

    «Как смог»

    О Яне ван Эйке известно крайне мало. Однозначной версии о дате его рождения нет — то ли 1385-й, то ли 1390-й. Но в годе кончины сомневаться не приходится — 1441-й. Неизвестно и то, как выглядел художник. Картина, которая считалась автопортретом, сегодня оспаривается.

    Кто был его учителем и бы ли учитель, также неизвестно. Ясно то, что, будучи родом из деревни, ван Эйк начал карьеру только после переезда в Брюгге. Поступив на службу к герцогу Бунгурдии Филиппу III Доброму, ван Эйк вошел не только в мир искусства, но и стал участником политических игр. Заслужив доверие герцога, он был включен в состав свиты, которая сопровождала Филиппа III в Испанию и Португалию.

    Время ван Эйка было неспокойным. Достигла апогея Столетняя война, на костре сожжена Жанна д’Арк. Бургундия формально находится под властью Франции, но при этом ведет свою политическую игру, поддерживая то Англию, то Францию.

    В работе Ян ван Эйк был чрезвычайно скурпулезен. Экспериментируя с красками, он добился такого совершенство состава, что они дольше сохраняли свои свойства и быстро высыхали. Последнее позволяло работать в технике лессировки, то есть покрывать полотно тонкими слоями краски. В итоге предметы и объекты светилось, словно бы, изнутри.

    Это мастерство настолько поражало современников и последующие поколения художественных критиков, что ван Эйка долгое время считали изобретателем масляной живописи. Однако примеры такой техники известны с античности.

    Свои картины ванн Эйк подписывал личным девизом — «как смог». Это, как и все созданное ван Эйком, выглядит двусмысленно — то ли с превосходством (я смог, попробуй превзойти), то ли уничижительно (не судите строго).

    В эпитафии на могиле художника элегантно отражена вся его жизнь: «Здесь покоится славный необыкновенными добродетелями Иоанн, в котором любовь к живописи была изумительной; он писал и дышащие жизнью изображения людей, и землю с цветущими травами, и все живое прославлял своим искусством…».

    Одна из первых картин, написанных маслом

    Гентский алтарь вай Эйка был создан по заказу Йоса Вейдта, богатого донатора церкви Святого Иоанна Богослова, для личной капеллы его жены. (Позднее эта бельгийская церковь в Генте стала Католическим кафедральным собором Святого Бавона).

    При расчистке алтаря в начале XIX века на нижней раме внешней его стороны было обнаружено едва различимое четверостишие, написанное гекзаметром на латинском языке, на основании которого искусствоведы и сделали важные заключения об авторах алтаря: если буквы, отмеченные в последней строке красным цветом, представить как римские цифры и сложить их, выйдет 1432 — предполагаемая дата создания шедевра.

    Гентский алтарь состоит из 24 панелей, на которых изображены 258 человеческих фигур. Высота алтаря в центральной части достигает трёх с половиной метров, ширина (в раскрытом виде) — пяти метров. Картины, из которых состоит алтарь, расположены на внешней и внутренней стороне алтаря.

    Темой алтаря является поклонение Агнцу из Откровения Иоанна Богослова, согласно которому пророки, праотцы, апостолы, мученики и святые стекаются к алтарю, на котором стоит Агнец, символизирующий Христа. …Пророк Захария в шапке-ушанке. Кумская сивилла в кокошнике и мехах. Ева с лимоном вместо яблока…

    Надпись на алтаре сообщает, что он был начат Губертом ван Эйком, «величайшим из всех», и закончен его братом Яном, «вторым в искусстве». Освящён алтарь был 6 мая 1432 года.

    «А вот гнилые доски недорого!»

    О необычной способности шедевра отовсюду возвращаться домой впервые заговорили после поражения Наполеона под Ватерлоо. Тогда, в 1815 году, три центральные панели алтаря вернулись по месту постоянной прописки из Франции, где томились два десятилетия после захвата армией Бонапарта.

    Спустя год викарий собора Святого Бавона продал шесть створок из двенадцати. Думаете, он мечтал нажиться на продаже церковного имущества? Вовсе нет. Священником двигало единственное желание — привести в порядок запущенный собор. Вот уж действительно: хотел как лучше, а получилось как всегда! Когда с викария спросили за самоуправство, он даже не смог назвать имя покупателя — в запале не удосужился его узнать. Проданные части алтаря долго искали, да так и не нашли.

    Подробности сделки стали известны спустя годы. За шесть створок викарий надеялся выручить всего 600 франков. Однако нежданно-негаданно покупатель — хитрый брюссельский антиквар — пообещал денег в десять раз больше при условии, если вывезет «гнилые доски» немедленно. Викарий не раздумывал и минуты, а старьевщик тут же перепродал «барахло» за 100 000 франков британскому торговцу лесом Эдварду Солли.

    Последний оказался самым ушлым: практически за бесценок купил вещь, стоимость которой была больше в разы. Прусский король Фридрих Вильгельм III не думая выложил Солли за часть алтаря 400 000 франков. В 1821 году сцены райской жизни пополнили коллекцию берлинского Кайзермузеума, а немецкие правители с тех пор возжелали завладеть всем алтарем.

    Всенародный праздник

    Шанс осуществить мечту появился у немцев осенью 1914 года. Их армия так стремительно наступала, что оставшуюся часть алтаря не успели вовремя эвакуировать. Тогда настоятель собора с помощью верных прихожан спрятал алтарь в потаенное место. Ворвавшись в Гент, немцы кинулись в собор Святого Бавона. Но алтарь будто в воду канул!

    Немцы перевернули город вверх дном, даже не догадываясь, что драгоценность у них под носом, в доме, расположенном по соседству с комендатурой. После отступления противника из Бельгии алтарь вернули в собор под звон колоколов. На радостях в Генте устроили праздник.

    Но куда больше ликовал народ 29 сентября 1920 года, когда в 11 утра на площадь перед собором въехала машина с проданной больше ста лет назад частью алтаря, доставленной из берлинского музея. 6 ноября 1920 года алтарь вновь встал на свое место, по случаю чего в Бельгии объявили национальное торжество. Казалось, алтарь никогда больше не покинет стены родного собора, но судьба распорядилась иначе.

    Деньги — на бочку!

    11 апреля 1934 года пропала часть полиптиха под названием «Праведные судьи». Бельгийцы не сомневались: дело рук нацистов! Гитлера одолевала навязчивая идея превратить родной город Линц в культурный центр. Гентский алтарь должен был занять там одно из центральных мест.

    В действительности все обстояло куда проще и загадочнее. Под покровом ночи неизвестный вор проник в собор, воспользовавшись дверной отмычкой. Пока полицейские занимались расследованием, гентский епископ получил письмо с предложением вернуть украденные картины в обмен на миллион франков.

    С разрешения полиции епископ вступил с преступником в переписку. Чтобы убедить священника, что он владеет сокровищем, незнакомец оставил на столичном вокзале половину распиленной панели. За вторую часть он по-прежнему требовал миллион.

    Меченые банкноты поместили в конверт, но в нем было только 25 тысяч. Полицейские планировали проследить за тем, кто придет за конвертом по указанному адресу, и выйти на грабителей. Но преступнику удалось уйти от слежки. По собственному почину епископ снова затеял переписку. Воры настаивали на миллионе, в противном случае обещая уничтожить шедевр.

    По всей Бельгии был объявлен сбор средств. Один из самых активных сборщиков пожертвований, банкир Арсен Годетьер, во время выступления перед благотворителями упал и потерял сознание. Очнувшись, он прошептал, что знает, где спрятано сокровище, но договорить не успел — умер от инфаркта. Так что тайну «Праведных судей» банкир навсегда унес с собой в могилу.

    Кстати, панель, украденная в 1934 году, до сегодняшнего дня так и не нашлась, и её пришлось заменить копией.

    Пещера Али-Бабы

    Во время Второй мировой войны бельгийцы отправили алтарь во Францию, чтобы он не достался Гитлеру. В условиях военной неразберихи поезд с алтарем десять дней колесил по Европе, но в итоге все равно попал в руки нацистов. Алтарь перевезли в баварский замок Нойшванштайн.

    Гитлер потребовал от подчиненных отыскать «Праведных судей». Нацисты перерыли вверх дном весь Гент, включая собор Святого Бавона, дом банкира Годетьера и даже его могилу, осталось разве что попробовать гадание на рождество… Тщетно. «Праведные судьи» будто испарились…

    Когда союзники начали бомбить Баварию, гитлеровцы стали искать более безопасное место для награбленных ценностей. Выбор пал на соляную шахту в Австрии, в которой развернулось строительство подземного музея. В сентябре 1944 года алтарь был доставлен туда.

    Высадившись в Австрии, американцы принялись разыскивать украденные Гитлером ценности, в том числе Гентский алтарь. Помог случай. Офицер-искусствовед Роберт Посей во время посещения дантиста узнал, что зять врача руководил сбором краденого. На, поверку им оказался помощник Геринга и Гитлера, доктор искусствоведения, а по совместительству штурмфюрер СС Герман Буньес. В обмен на помилование тот рассказал о тайнике.

    3 мая 1945 года в обстановке хаоса союзники разоружили охрану и взяли все входы в музейный город под контроль. Пять дней спустя, после того как подземелье разминировали, Роберт Посей, как Али-Баба, спустился в пещеру с сокровищами.

    Летом 1945 года награбленное стали возвращать владельцам. Роберт Посей лично сопровождал гентскую жемчужину во время ее транспортировки в Бельгию. Самолет попал в сильную грозу, сбился с курса и еле-еле дотянул до брошенной военной авиабазы в ста километрах от бельгийской столицы. Несмотря на преграды, шедевр снова вернулся домой.

    30 октября 1945 года взволнованный Посей слушал торжественную мессу в соборе Святого Бавона и любовался творением братьев Ван Эйков. Место украденных и так и не найденных «Праведных судей» заняла копия, написанная реставратором ван дер Фекеном на дверце шкафа двухсотлетней давности. Бельгийцы верят, что когда-нибудь подлинник отыщется и вернется в свой рай на земле.

    От чего у реставраторов перехватило дыхание?

    В конце 2019 года шедевр вернулся с реставрации. Реставрация прошла на высочайшем профессиональном уровне и потребовала инвестиций в размере 2,2 миллиона евро. Но результат стоил того: было потеряно только 5% краски, а самой картине вернулась, по словам искусствоведов, «изначальная живость, богатство деталей и ясные цвета».

    Кроме того, в ходе реставрации, которая продолжалась восемь лет, выяснилось, что картина скрывала в себе тайну. Специалистам из Королевского института Бельгии удалось открыть изначальный вид центральной панели алтаря. Каково же было их удивление, когда они увидели, что у агнца на сцене «Поклонение Агнцу», изображающего жертву Христа, изначально были человеческие глаза. Реставраторы утверждают, что взгляд на этого агнца наводит ужас. Впечатление усугубляет струя крови из его сердца, стекающая в чашу.

    Центральное произведение фламандской школы было создано в 1442 году, но в 1550 году его кто-то переписал. В этот раз реставраторы при помощи хирургического скальпеля и микроскопа по миллиметру удалили верхний слой пожелтевшего лака вместе со слоем грубой переписи, чтобы открыть оригинал великолепной картины.

    Дело в том, что на центральной панели «Поклонение агнцу» вот уже несколько веков был изображен агнец с застенчивым взглядом, которого приносят в жертву как символ жертвы Иисуса Христа. После реставрации картина стала резко отличаться от привычного всем образа: его взгляд искусствоведы описывают как «угрожающе человеческий», что вызвано тем, что глаза находятся на большом расстоянии друг от друга и смотрят прямо, а нос имеет форму колокола и розовый цвет.

    Результат реставрации одного из самых известных шедевров мира реставраторы характеризуют как «шок для каждого». В социальных сетях изменения, произошедшие с аларем, тоже вызвали большой ажиотаж. Многие признавались, что картина после реставрации «навевает ужас».

    Ведущая реставрационной мастерской Элен Дюбуа обращает внимание на то, что агнец на оригинальной картине гораздо больше контактирует со зрителем. Ещё она утверждает, что у агнца довольно карикатурные черты из-за натуралистического стиля картины, что нуждается в дополнительном исследовании.

    — Ничего подобного во фламандской школе мы до сих пор не видели, — говорит Дюбуа.

    Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Библиотеки Тольятти»; e-mail: rossinskiye@gmail.com

    Литература:

    1. Успенский Б. А. Гентский алтарь Яна ван Эйка: Композиция произведения. Божественная и человеческая перспектива. — М.: «Индрик», 2009. — 208 с. – Тираж: 1000 экз.
    2. Успенский Б. А. Гентский алтарь Яна ван Эйка: Композиция произведений. Божественная и человеческая перспектива. — 2-е изд., испр. и доп. -М.: «РИП-Холдинг», 2013. — 328 с.

    Интернет:

    1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Гентский_алтарь – Гентский алтарь//Википедия.
    2. https://diletant.media/articles/44649448/ -«Гентский алтарь» ван Эйка
    3. https://web.archive.org/web/20100424093124/http://bel..
    Гентский алтарь или Мистерия агнца в соборе святого Бавона Гента
    4. http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5968/ — Гентское чудо