Святое правило медика

    врач
    фото: «Ставрополь-на-Волге»

    Есть люди, которые не ропщут на судьбу. Не кричат на каждом углу, сколько на их долю выпало испытаний, сколько пришлось преодолеть препятствий. Фельдшер из Березового Солонца Гульшат Рахимова – одна из них.

    Два года назад она вышла на пенсию, но продолжает трудиться, одна на четыре отдаленных села. И сейчас, когда разбушевался коронавирус, хрупкая женщина всегда на посту с бодрым духом и позитивной энергией – идет и работает.

    …Березовый Солонец из числа тех отдаленных сел правобережья, которые одни называют ласково глубинкой, а другие – медвежьим углом. Найти сюда фельдшера с проживанием всегда было большой проблемой. А уж в еще более отдаленные Осиновку, Винновку и Ермаково – тем более. Поэтому Гульшат Рахимова практически все шестнадцать лет работает на четыре села. Оказалась она в этой глубинке совершенно случайно – судьба занесла, но об этом чуть позже.

    Мы приехали к Гульшат Мадатовне в субботу утром. Несмотря на выходной день, она была на рабочем посту, ждала пациентов на процедуры. О фельдшерско-акушерском пункте, в котором она проработала долгие годы, можно слагать легенды: настолько он старый и неприспособленный. Слава богу этой осенью цивилизация докатилась и до Березового Солонца – в рамках нацпроекта возвели новый фельдшерско-акушерский пункт. Совсем скоро будет новоселье. А пока мы сидим в старом, но чистом и светлом кабинетике. Передо мной симпатичная, хрупкая женщина, на вид отнюдь не пенсионного возраста. Потекла беседа.

    Через тернии к профессии

    – Я родилась и выросла в Узбекистане, в городе Ургенч. В нашей семье всегда уважали медицинскую профессию, мой отец работал врачом. Мама умерла, когда мне исполнился всего лишь годик, растила нас мачеха. Я с самого детства мечтала быть медсестрой. Но папа говорил, чтоб шла учиться сразу на врача, – начала свой рассказ Гульшат Мадатовна.

    Гуля послушалась и после школы попробовала поступить в мединститут. Но не прошла по баллам. Девушка начала усиленно готовиться к поступлению на следующий год. Но снова не прошла по конкурсу.

    – Я тогда сильно обиделась на медицину! Ведь так горячо хотела быть медиком, так усиленно готовилась, а меня словно не пускали в профессию, – улыбается Гульшат.

    Но свое стремление работать в медицине Гуля не отбросила – подружка позвала ее в Оренбург, в медицинское училище, и она с радостью согласилась, ведь первоначально девушка мечтала быть именно медсестрой. Эта профессия ей казалась самой милосердной и чудесной на свете. В училище Гулю приняли без экзаменов, ведь у нее были отличные оценки в аттестате по химии и биологии.

    – Четыре года я проучилась в Оренбурге, стипендии не хватало, поэтому сразу устроилась санитаркой в больницу. Днем училась, а ночью дежурила в стационаре, – вспоминает Гульшат Мадатовна.

    После окончания медучилища Гуля вернулась в родной Узбекистан. Молодая девушка устроилась медсестрой в нейрохирургию. Вскоре встретила своего будущего мужа, родился сын. Все шло хорошо – семья, любимая работа. Но судьба готовила ей серьезный удар – умер муж. А вскоре после этого Гульшат постигла еще одна трагедия – в стране произошел переворот, и все встало с ног на голову. Аттестат о полученном образовании в России сочли недействительным. Женщине предложили перейти из медсестер в уборщицы. Она подумала… и решила уехать в Россию. Помог старший брат.

    – Мой родной брат к тому времени окончил мединститут в Москве и работал в Тольятти врачом-хирургом, он-то и позвал меня. Я приехала, и мне предложили место фельдшера в Березовом Солонце. Тогда я с радостью согласилась, не представляя ни специфики работы, ни жизни в деревне, – рассказывает собеседница.

    Деревенские будни

    А жить и работать на селе оказалось непростым делом для хрупкой женщины с ребенком, не имеющей ни малейшего представления о наших русских зимах и деревенских устоях.

    – Мне выделили комнату в том же доме, где находился фельдшерско-акушерский пункт. Старое здание без удобств и водопровода. Отопление газовое, но зимой в доме все равно было холодно. Вот все шестнадцать лет и проработала в таких условиях, – говорит собеседница.

    Что такое отсутствие воды в медпункте? Это значит, что каждый день фельдшер сама носит воду в ведрах и заправляет ее в умывальник и бак. Как добиться стерильности в таких условиях?

    – Один раз ко мне прибежал мужчина – он случайно по руке топором рубанул. Кровь хлестала ручьем. Какие раздумья? Схватила лейку и промыла рану, а потом перекисью залила. Все обошлось: отправили его в больницу, где ему наложили швы, – вспоминает Гульшат.

    …Да мало ли какие экстренные случаи бывают в отдаленном селе, когда нужно действовать оперативно и нет права на ошибку. Самыми сложными бывают ситуации, когда приходится иметь дело с анафилактическим шоком. Тут каждая секунда на счету. Человек задыхается, это чревато летальным исходом. В любое время дня и ночи фельдшер бежит на помощь. Пока едет скорая помощь, она делает противошоковый укол. Больному сразу становится лучше.

    – Недавно был вызов к ребенку, девочка задыхалась – приступ аллергии. Что делать? Я же с детьми не работаю, а тут нужно подобрать лекарство и рассчитать дозировку. Созвонилась с медиками из ЦРБ, помогли, разъяснили. Спасли ребенка, – говорит она.

    Зимой пациентов в разы меньше, потому что летом идет наплыв дачников из Ермаково и близлежащих сел. У кого сердце, у кого давление, а также ожоги, раны, клещи – с чем только не обращаются. Гульшат Мадатовна никогда не отказывает в помощи, это святое правило любого медика.

    Своя среди чужих

    Сельские жители не сразу приняли в свою «семью» чужестранку. Но за годы работы начали уважать фельдшера и свою новую соседку, за глаза называют ее ласково «наша Мадатовна». Многие жители с каждым праздником поздравляют свою спасительницу. Например, одна семья из Березового Солонца. Мужчина зимой так переохладился на рыбалке, что вечером ему совсем плохо стало, сердечный приступ случился. Дети прибежали за фельдшером. Она пришла и помогла, буквально вытащила человека с того света. Прошло много лет, а сам пенсионер и его дети до сих пор говорят спасибо и дарят подарки. Приятно.

    – Я первые годы, да что там годы, и спустя десять лет мечтала уехать отсюда! Бытовая сторона очень мешала нормально существовать. Жила ведь во временном жилье, даже своей земли не было. А пять лет назад администрация села выделила мне 15 соток, и с помощью брата мы поставили дом. Теперь это моя родина, и никуда отсюда уезжать уже не собираюсь, – улыбается собеседница.

    Кстати, сын Гульшат Мадатовны тоже пошел в медицину – успешно окончил Самарский медицинский университет и теперь работает сосудистым хирургом в Тольятти. С женой и маленьким сынишкой они по выходным приезжают в деревню к своей любимой мамочке на свежий воздух и домашние пироги.

    В борьбе с коварным вирусом

    Скромный человек Гульшат Мадатовна не особо распространяется о трудных сегодняшних буднях – о том, что ее включили в состав дежурных бригад медиков, которые курсируют по селам на срочные вызовы. День через три она выезжает по селам правобережья. График работы с 8.00 до 20.00. В остальные дни ведет прием жителей в своем медпункте.

    – В составе мобильной бригады мы курсируем по селам правобережья на вызовы с высокой температурой, а также на другие неотложные случаи. Врачи выезжают по выходным, а фельдшеры среди недели. В случае необходимости сразу назначаем лечение. Тяжелобольных госпитализируем в ЦРБ, – говорит она.

    Пока что, согласно статистике, в этом «медвежьем углу» с начала марта не было выявлено ни одного случая коронавируса. Пневмонии, правда, уже случались, но пока немного. Понятно, что фронт работ значительно увеличился. Но «наша Мадатовна» всегда на посту, с готовностью спешит на помощь.

    Любовь Шабалина, оригинал статьи опубликован в газете «Ставрополь-на-Волге»