Судьба городского леса до сих пор висит в воздухе

    В этом году профессиональный праздник работников леса совпал с днем голосования, отойдя на второй план. Хотя это не совсем правильно. Ведь если у нас будет нормальная среда обитания, а лес занимает треть территории города, то и жизнь наладится. А значит, и выборы куда угодно станут проходить в спокойной обстановке.

    Накануне профессионального праздника я попросил ответить на ряд вопросов главного консультанта по тольяттинскому лесничеству, министерства лесного хозяйства, охраны окружающей среды и природопользования Самарской области, кандидата географических наук Андрея Крючкова.

    – Прошлым летом в суде Центрального района рассматривалось гражданское дело о создании муниципального лесничества. Исковое заявление поступило от прокурора города, ответчиком значилась мэрия.

    – Было такое.

    – Чем все закончилось?

    – Суд обязал мэрию создать муниципальное лесничество, разработать и утвердить регламент, включить в реестр и так далее. Решение вступило в законную силу – и все.Муниципального лесничества до сих пор нет.

    – Как же так?

    – А вот так. Финансирования нет, и судьба городского леса до сих пор висит в воздухе. Мэрия не спешит оформить право собственности на городской лес.

    – А как на это смотрят областные структуры?

    – Дали время до нового года. Что будет потом, непонятно.

    – Невеселые новости накануне праздника. Но не будем пока о грустном. Не изменилась ли общая площадь тольяттинского лесничества?

    – Нет, те же 7 979 гектаров.

    – Какая площадь в этом году засажена деревьями? Помню, и субботники проводились, и воскресники, и шумные акции.

    – 59 гектаров – и все за счет внебюджетного финансирования, то есть за счет инвесторов, спонсоров, личных средств граждан. Высаживали ясени, березы, рябины и, конечно, сосны, которые в нашей местности являются лесообразующей породой.

    В этом году впервые были высажены лесные культуры с закрытой корневой системой, площадь – 26 га. Это новая технология.

    – Андрей Николаевич, а почему у нас сосновый край?

    – В песках лучше всего растут, приживаются сосны. Кроме того, наша основная задача – лесоразведение, а не лесовосстановление. Вы спросите, почему. Отвечу: мы находимся в зоне критического лесовыращивания.

    – Иными словами, не в тайге живем, где все растет само собой.

    – Не в тайге. А у нас лес сам растет, но плохо и тяжело.

    – В этом году меньше, чем в прошлом, но все же тольяттинцы жаловались, что из города вывозят живой лес. Они судили по вырубкам, по бревнам на грузовиках.

    – Это последствия пожара 2010 года. Сначала была частичная расчистка горельников, потом стали сохнуть насаждения, потому что изменился биоценоз, пропало единство организма. Представьте, у человека удаляют какую-то конечность, он начинает чувствовать себя ущербным. Так же и с лесом.

    – А сколько еще будут расчищать леса? Объективно.

    – Очень много усохших деревьев, больных; работы непочатый край. И потом, обратите внимание, на что в основном сейчас жалуются горожане. Не на то, что в лесу рубят, а на то, что рубят медленно. Сухостой – это угроза безопасности.

    – Я помню случай, только был он чуть раньше, не в этом году. Сосна упала на гуляющих людей и насмерть придавила мужчину.

    – В текущем году дважды случались ураганы, очень много деревьев повалено. Ущерб от повреждения линий электропередач, газопроводов, машин оказался большим. Несколько раз в зеленой зоне упавшие деревья останавливали автомобильное движение.

    Хочу подчеркнуть, что санитарно-оздоровительными мероприятиями надо заниматься регулярно, тогда лес не будет создавать людям столько проблем.

    – Минувший август получился очень жаркий. Была угроза лесных пожаров?

    – Была, но оперативные службы, особенно МЧС, сработали четко. Помогло и патрулирование лесов. За всю жару было два возгорания, которые быстро потушили.

    – Сегодня какой класс пожароопасности? Первый?

    – Нет, пока второй. Скоро будет первый, но сезон пожароопасности пока не закончился.

    – Странно, тольяттинские синоптики прогнозируют сплошные дожди и даже говорят, что бабьего лета в нашем привычном понимании не будет.

    – Дай Бог!

    – Это вы зря.

    – Пусть идут дожди и растут грибы.

    – Разве грибы можно собирать в черте города? Точнее, собирать можно, есть нельзя. Так?

    – Я, например, не рекомендую употреблять в пищу собранные в городских лесах грибы.

    – А где можно грибы собирать? В какой местности?

    – В экологически чистой, где нет больших автомагистралей и крупных производств.

    – Это по-прежнему Ульяновская область?

    – Не только Ульяновская, но и Пензенская, север Самарской области. На территории Самарской Луки не советую собирать, заповедник охраняется, не стоит нарушать законодательство.

    – И последние вопросы. В этом году лесопосадки еще будут? И где, если будут?

    – В районе «Тольяттиазота» и возле санатория «Лесное». Работы пойдут с начала октября и по новой технологии – с закрытой корневой системой.

    Пользуясь случаем, хочу поблагодарить всех неравнодушных граждан, проявляющих заботу о лесе, и поздравить с наступающим праздником. Я верю, что в Тольятти будет создано муниципальное лесничество, а это, в свою очередь, поможет решить накопившиеся проблемы.

    Беседу вел
    Сергей Русов, «Вольный город», № 36 (1113) 15.09.16

    валежник в тольяттинском лесу

    фото: Площадь Свободы