Старая «дедовская» школа

    О преимуществах старой, «дедовской», школы развития детей рассуждает президент федерации армейского рукопашного боя Самарской области, руководитель отделения АРБ СДЮСШОР № 8 «Союз» Виталий Глотов

    Более двадцати лет назад Виталием Глотовым, замечательным тренером и педагогом, была создана в Тольятти городская, а затем и областная федерация армейского рукопашного боя (АРБ). За эти годы тольяттинскими рукопашниками завоеваны сотни медалей с первенств России и десятки – со взрослых чемпионатов. Среди учеников Виталия Александровича – лучшие в России и СНГ мастера рукопашного боя, многократные чемпионы страны и международных турниров: Антон Цибарт, Алексей Милованов, Рамис Терегулов, Алексей Фильянов, Андрей Молчанов, Максим Гришков, Самвел и Манвел Балаяны.

    Глотов – автор учебно-методической программы по АРБ, аттестованной и зарегистрированной в Минюсте. Не менее важной для всего нашего сообщества представляется проводимая Глотовым работа по духовному, физическому и патриотическому воспитанию молодежи. Об этом корреспондент «Площади СВОБОДЫ» и побеседовал с главой федерации.

    – Виталий Александрович, вы первым стали развивать в Тольятти армейский рукопашный бой. Почему АРБ?

    – Это симбиоз многих видов боевых искусств – самбо, карате, бокса, джиу-джитсу, грэпплинга, панкратиона, кикбоксинга и других. Сама система подготовки в АРБ, включающая ударную и бросковую технику, захваты и работу в партере, позволяет нашим ученикам успешно выступать в соревнованиях по тем видам, которые приближены к смешанному боевому единоборству (ММА).

    Юношеский ММА стали развивать недавно, но наши дети уже адаптированы к нему и являются победителями областных соревнований. Дети заточены под многие виды боевых единоборств, к примеру, под универсальный бой – еще один военно-прикладной вид спорта, где идет хорошая военная подготовка. Нужно уметь метать ножи, стрелять из пистолета, преодолевать полосу препятствий, после которой нужно выходить в ринг и биться в полноконтактный рукопашный бой, где минимум защиты и максимум дозволенного. И здесь наши воспитанники стабильно становятся чемпионами, призерами многих турниров. Поэтому, если хотите, чтобы ваши дети были разумными, здоровыми, адаптированными к жизни и не подверженными влиянию всех этих гаджетов, через которые идет управление сознанием людей, то срочно займите их чем-то хорошим, например, армейским рукопашным боем.

    – И это изменит их дальнейшую судьбу?

    – У наших воспитанников, без преувеличения, широчайший диапазон, и уверен, что в реальной боевой обстановке парни будут знать, что надо делать. Боец, который может противостоять на татами серьезным противникам, в любых реалиях готов перенести все невзгоды, умеет работать, включает мозги для достижения поставленной цели. К 18 годам парни полностью готовы к армейской службе. У нас есть договоренности с военными ведомствами о том, где будут проходить службу воспитанники федерации АРБ Самарской области. Их нарасхват берут в спецслужбы. Так, многие из них служат в Тольятти, в третьей бригаде специального назначения. А ребята, которые когда-то становились первыми мастерами спорта, чемпионами России по АРБ, – Антон Цибарт, Алексей Милованов – руководят физподготовкой в бригаде. Некоторые выбирают карьеру военного, поступают в высший военный институт физкультуры и там продолжают заниматься этими же военно-прикладными видами спорта, защищая честь заведения также и в полноконтактном карате, самбо, кикбоксинге.

    – Но ведь наверняка встречаются детишки, которые не хотят, чтобы их били по лицу?

    – Для таких у нас разработан универсальный бой категории лайт – та же полоса препятствий, метание ножа, а потом борьба. И в ММА есть лайт-контакт, где в стойке в голову не бьют, только в корпус, как в киокушин карате, лежачего не добивают. У нас большой спектр воздействий, чтобы ребенок мог самореализоваться, был трудолюбив, усерден в науках и умел терпеть. Мы требуем от воспитанников не только жесткого подчинения на тренировках, но и уважения к старшим, то есть, как бы это странно ни звучало, даем им советское воспитание. У нас старший всегда прав, потому что он берет всю ответственность за младших на себя. И мы объясняем ребятам, что их умение драться – это оружие, которое в быту применять нельзя, учим их уходить от конфликтных ситуаций, быть дипломатами и чтить Гражданско-правовой кодекс.

    – Как реагируют родители учеников на такую систему воспитания?

    – По-разному. Бывает, папа признается, что не умеет быть жестким с сыном, балует его, а здесь сын его получает то воспитание, какое он бы хотел сам дать, но не может. Некоторые родители держат детей в узде, но все равно ведут их к нам, потому что хотят, чтобы из него сделали настоящего мужчину. А другие мамы говорят, что бить непедагогично. Поэтому, принимая ребенка, мы подписываем с родителями договор, в котором оговаривается, что можно, а что нельзя. В федерации чтут учения Сухомлинского и Макаренко, используют и кнут, и пряник. Если ребенок осознанно сделал неправильную вещь, то будет за это наказан, если неосознанно, ему объяснят, почему этого делать нельзя и какие будут последствия. Обычно за месяц новички адаптируются к обстановке. Мамы признаются, что они полностью меняются, даже в отношениях с окружающими, становятся более сдержанными, ответственными, осознающими, что многое могут сделать.

    – Очевидно, что эта воспитательная концепция противоречит современным тенденциям, когда в школе учителя опасаются проявить строгость к ученику, ведь за это на них могут и в суд подать.

    – Мое глубокое убеждение – нашему обществу извне навязали некую западную установку о необходимости развития личности ребенка. И у него самого вдруг откроется осознание, он будет все делать осознанно, тренироваться и учиться осознанно?

    Более двадцати лет назад я приехал в Тольятти из Средней Азии со своими, как сейчас сказали бы, патриархальными устоями, стал тренировать учеников в таком, достаточно жестком, режиме. Но когда начал работать в школе боевых искусств «Союз», то в ней тогда была введена новомодная программа, касающаяся развития самосознания ребенка, нашпигованная либеральными тенденциями. Тренерам предложили прослушать курс лекций, где прозападные специалисты взахлеб расписывали преимущества и перспективность данной системы воспитания. Я скрепя сердце решил попробовать ее внедрить. И что же? В течение месяца в моей группе занимающихся пошел полный разлад, недисциплинированность, деградация в плане восприятия информации. Каждый ребенок замыкался на своем индивидуальном сознании, и проводить коллективные занятия при таком отношении к делу не представлялось возможным.

    По окончании пробного периода я скомкал всю эту программу и отправил ее в мусорное ведро, остановил тренировку и сказал: «Все, ребята, я проверил эту систему, и сейчас мы возвращаемся к старому, проверенному десятками поколений дедовскому методу». В течение двух недель у ребят восстановилось прежнее отношение к занятиям, скорость усвоения информации, и вскоре у них пошли реальные спортивные результаты!

    – В чем основные преимущества старой системы воспитания перед либерально-демократической?

    – Старая система предполагает так ставить задачу перед человеком, чтобы он сам пытался найти ответ и правильный выход из любой ситуации, учит работать самостоятельно с любой информацией. Сейчас кругом только шаблоны, и это резко суживает кругозор у детей. Если раньше, лет 15-20 назад, дети, пришедшие в секцию, воспринимали даваемую им информацию в течение недели, то сейчас этот период растягивается до трех месяцев. Развлекаясь с гаджетами, дети замыкают себя на лобной части мозга, отвечающей за мелкую моторику, а остальной мозг, наше объемное мышление отключаются. Им все труднее осознавать, что в единоборческом спорте, в работе тела присутствуют математика и физика – рычаги, точки приложения силы, сложение векторов.

    Наш организм – это биопсихомеханическая система, и мне приходится многое объяснять на схемах – как и куда наносить удар, ставить защиту, применять болевые приемы, как в борьбе использовать плечо рычага, как сгруппироваться, чтобы правильно упасть и не получить травму. Это объемное мышление. И наши дети начинают проявлять интерес к точным наукам, хорошо учиться, некоторые, учась в десятом классе, сдавали ЕГЭ для одиннадцатиклассников.

    – Не секрет, что армейским рукопашным боем занимается немало ребят из бедных, неблагополучных семей. А как решается вопрос с оплатой, ведь занятия у вас не бесплатные?

    – Наша федерация – это общественная организация, и никакие ведомства нам не помогают с оплатой труда тренеров, выездом на соревнования, содержанием зала, экипировкой. Приходится искать спонсоров, и многое зиждется на плечах родителей. Да, у нас в обществе уже не социализм, и если родители хотят, чтобы их ребенок не был брошенным и развивался, они должны в него вкладываться. В нашей организации существует индивидуальный подход. Есть, например, поясная градация – система разноцветных поясов, отражающих квалификацию воспитанника. Или, если парень добился титула победителя первенства страны, то целый год, до следующего первенства, его родители ничего не платят. А тот, кто выполнил норматив мастера спорта, приходит в зал как инструктор, он полностью освобождается от оплаты.

    – У нас в губернии культивируется свыше ста видов спорта, и единоборства занимают весьма внушительный сегмент, а уж процент занимающихся выше, чем в большинстве других направлений.

    – Это правильно. Недаром все еще актуальна поговорка: если не хочешь кормить чужую армию, надо готовить свою. А нас, россиян, всегда боялись и уважали. И в самых жестких видах единоборств мы всегда были впереди.

    Игорь Агишев, газета «Площадь СВОБОДЫ», ultrarunner@list.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь СВОБОДЫ»

    с флагом на первом месте

    Фото: «Площадь СВОБОДЫ»