Совсем юный тогда он даже не догадывался

Александр Гольдфарб – единственный тольяттинец, видевший Пальмиро Тольятти, в честь которого назван наш город.

Событие это произошло в международном пионерском лагере «Артек» в августе 1964 года. В знаменитый лагерь Александра Гольдфарба, восьмиклассника из Соль-Илецка, направили после победы в математической олимпиаде. Эта поездка оказалась насыщена интересными встречами, которые собеседник запомнил на всю жизнь, благо память 16-летнего подростка была хорошей и цепкой. Несмотря на то, что Александр Гольдфарб был уже комсомольцем и даже брился втихаря, он, как и все советские артековцы, носил пионерский галстук и с энтузиазмом участвовал в кипучей жизни легендарного лагеря.

Спас концерт Кабалевского

Кто только в Артек в августе 1964 года ни приезжал! Например, совсем молодой Иосиф Кобзон выступал в столовой во время обеда. Лучшие пионеры Советского Союза сидели за столами и ели, а Кобзон ходил между рядами столов и пел! Также приезжал с концертом композитор Дмитрий Кабалевский – почетный пионер, написавший про Артек целый цикл детских песен. Во время выступления Дмитрия Борисовича произошел казус, благодаря которому юный Саша Гольдфарб сделал первый шаг в электронику, впоследствии ставшую для него любимой профессиональной сферой.

На встречу с Дмитрием Кабалевским артековцев собрали в зале. Композитор стал включать магнитофон, чтобы мальчишки и девчонки послушали его музыку. Но все попытки оказались безрезультатными. Тогда организаторы обратились к пионерам: «Кто-нибудь в магнитофонах разбирается, ребята?» «Все молчали, я набрался наглости и ответил: «Я разбираюсь», – вспоминает сегодня Александр Гольдфарб. На самом деле он такой техники в глаза не видел. Тем не менее подошел к магнитофону, открыл крышку, увидел рычажок, поправил его, и техника заработала! Все произошло по какому-то наитию. Саше сказали: «Спасибо, мальчик». Он сел на свое место, и все стали слушать музыку.

По словам Александра Гольдфарба, в детстве он разбирал любые механизмы, даже мамин аккордеон. Самое страшное – собрать инструмент не смог, слишком много в нем оказалось кнопок. Без матрицы их вернуть на место было невозможно. За аккордеон родители Саше всыпали, но пытливый юноша не остановился в своих экспериментах.

Трагедия в разгар праздника

Во время смены, не забываемой для Александра Гольдфарба, в Артек приехал лидер итальянских коммунистов Пальмиро Тольятти. Он хотел встретиться с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым, но тот его не принял. Якобы сказал Тольятти ехать в Крым, там, мол, и встретимся. Об этом, конечно, Александр Аронович узнал, став уже взрослым человеком. А в августе 1964 года он вместе с другими пионерами пришел на концерт в честь приезда генерального секретаря Итальянской коммунистической партии.

Так получилось, что Пальмиро Тольятти вместе с переводчицей, врачами, охраной сел рядом с моим собеседником – буквально в соседнем ряду. По словам Александра Гольдфарба, Тольятти был среднего роста, старенький, плохо себя чувствовал. Во время обычного детского концерта с танцами, песнями и стихами он вдруг заплакал. Тольятти стали успокаивать, прибежала медсестра, но высокому гостю совсем стало плохо, он упал со скамейки, медсестра начала его реанимировать. Концерт остановили. Пальмиро Тольятти погрузили на носилки и отправили в артековскую больницу. Там установили неутешительный диагноз – инсульт. Состояние больного было настолько плохим, что ни о какой транспортировке не было речи. Лучшие врачи Артека как могли поддерживали жизнь Тольятти, но ничего не помогло. Не приходя в сознание, лидер итальянских коммунистов умер, его повезли хоронить в Рим.

28 августа 1964 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил переименовать город Ставрополь Куйбышевской области в город Тольятти. По-моему, замечательное название для города, в котором задумали строить завод по техническому проекту итальянского автомобильного концерна «Fiat». А мой собеседник, совсем юный тогда, даже не догадывался, что волею судьбы этот завод войдет в его жизнь навсегда, станет родным.

У истоков электроники ВАЗа

Александр Гольдфарб мечтал о кибернетике, поэтому вопреки семейной традиции получать медицинское образование поступил в Куйбышевский авиационный институт. После его окончания в 1972 году приехал работать в Тольятти на ВАЗ. Пусть кибернетика так и осталась в мечтах, но зато моему визави удалось создать отдел электроники в сборочно-кузовном производстве (СКП).

Почему Александру Гольдфарбу, ремонтному мастеру, пришла идея организовать новую службу? Приехавшие итальянцы привезли на ВАЗ импортное оборудование. Никто на заводе не знал, как его обслуживать. Мой визави пропадал в библиотеках. Никакой литературы на русском языке не было, итальянцы подарили Александру Ароновичу американский справочник. Но английского он не знал. Поскольку переводчики ничем помочь не смогли, пришлось разбираться с техническими терминами самому. – Как-то в СКП случилась авария, один из роботов вышел из строя, – рассказал Александр Гольдфарб. – Меня нашли, сказали лезть на антресоли. А я сел за стол, пригласил электрика, который безуспешно разбирался с поломкой. Я задал ему три вопроса, зная все схемы наизусть, и назвал причину аварии. После этого мне разрешили создать бригаду, дали комнату в корпусе № 62. Постепенно я стал самым высокооплачиваемым мастером на заводе. Средняя зарплата мастера была 145 рублей, а у меня была 190 рублей плюс премии.

Через какое-то время, по словам собеседника, в его бригаде появились инженеры – человек пять. И хотя отдел электроники существовал только на СКП, к мастерам в экстренных случаях обращались специалисты с разных производств, даже из пожарной службы. Как-то для предприятия купили пожарную машину, а что с ней делать, не знали. Еще один курьез случился, когда машину инкассаторов заблокировало, люди не могли выйти из автомобиля. Чтобы устранить ЧП, обратились к Гольдфарбу, специалисты которого ремонтировали любую сложную технику. И на этот раз они никого не подвели…

Как творческий человек Александр Гольдфарб в какой-то момент увлекся фотографией, делал красивые портреты, у него даже персональные выставки проходили. Впрочем, это совсем другая история…

Наша справка

28 августа 1964 года Президиум Верховного Совета РСФСР постановил переименовать город Ставрополь Куйбышевской области в город Тольятти.

29 сентября 1964 года школе № 23 присвоено имя Пальмиро Тольятти.

В 1967 году в школе № 23 открылся музей Пальмиро Тольятти.

В 1969 году школу посетили члены семьи Пальмиро Тольятти – вдова (Леонида Иотти), дочь (Мариза) с мужем (Густаве Имбелоне).

Место Хрущева занял Брежнев

Для спасения жизни Пальмиро Тольятти врачи пошли на крайнюю меру – сделали трепанацию, чтобы откачать сгустки крови. Но это уже не помогло. Не приходя в сознание, Тольятти умер 21 августа 1964 года в 13.20. Тогда в «Артек» срочно прибыл первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, который по надуманным причинам до этого откладывал встречу с Тольятти.

По своему обычаю он стал энергично руководить процессом прощания с «верным товарищем», собрал митинг в Артеке, а потом еще и в симферопольском аэропорту. Там, пытаясь подставить свое плечо под гроб, по ходу к трапу самолета вытолкнул одного из своих охранников, но поскольку сам оказался сантиметров на 15 ниже ростом, едва не завалил процессию. А в Италию сопровождать тело Тольятти отправили Леонида Брежнева.

Отставка Хрущева произошла в октябре 1964 года. Сначала Пленум ЦК КПСС, организованный в отсутствие Никиты Хрущева, находившегося на отдыхе в Пицунде, освободил его от должности первого секретаря ЦК КПСС «по состоянию здоровья». На следующий день указом Президиума Верховного Совета СССР Хрущев был освобожден от должности главы советского правительства.

Наша справка

Пальмиро Тольятти родился в семье служащего в Генуе в 1893 году, умер в возрасте 71 года в Крыму. Окончил юридический факультет Туринского университета. После возвращения из армии, где служил во время 1-й мировой войны, поступил на философский факультет упомянутого университета, но затем полностью посвятил себя политической деятельности.
Именно под его руководством компартия стала самой крупной партией в Италии и самой большой неправящей коммунистической партией в Европе. КПИ была у власти во многих муниципалитетах и обладала большим влиянием в обществе. Растущая популярность коммунистического лидера была как кость в горле для буржуазных националистов. В 1948 году на Тольятти было совершено покушение, едва не стоившее ему жизни, он был тяжело ранен.

В СССР Тольятти очень любили. Говорят, для советских руководителей он всегда олицетворял надежду на то, что коммунизм можно «экспортировать» даже в традиционно капиталистические страны. Казалось, еще чуть-чуть, стоит немного «дожать», и Италию можно будет считать принадлежащей к социалистическому лагерю. И в том, что этого не произошло, вины самого Пальмиро Тольятти абсолютно не было. Он и так прыгнул выше головы. Хотя в Москве и горько сожалели, что своих балтийских матросов и «Авроры» на «итальянском сапоге» так и не оказалось.

Ольга Пимантьева, «Площадь Свободы»
oleangelina@yandex.ru

Александр Гольдфарб

Александр Гольдфарб, фото: «Площадь Свободы»

фото: из открытых источников