Скоро в Тольятти начнется очередная волна реорганизации школ и детских садов

Процесс оптимизации учебных учреждений происходит в Тольятти уже не первый год. Но не становится от этого менее актуальным, обсуждаемым и безболезненным. Оно и понятно: на повестке дня — судьбы сотен детей и их родителей, а также десятков педагогов и других работников сферы образования. На сегодняшний день комиссии по оценке последствий принятия решений по реорганизации учебных учреждений завершили работу, документы в самое ближайшее время будут переданы мэру, решение об оптимизации он примет в апреле. Однако родители уже поспешили с инспекцией в те школы, куда якобы переведут обожаемых чад, просили директоров показать спортзал, столовую, учебные классы.

Накануне судьбоносных преобразований мы встретились с руководителем департамента образования Татьяной Терлецкой. Татьяна Леонидовна в первую очередь пояснила, почему уже несколько лет идет процесс объединения образовательных учреждений Тольятти. Причин несколько: учреждение неэффективно работает, в нем мало обучающихся. А это в условиях подушевого финансирования если не трагедия, то самая настоящая драма: зарплаты у педагогов из-за маленького количества учеников минимальные, наблюдается текучка кадров, которая в свою очередь приводит к низкому уровню знаний у выпускников по сравнению с требованиями государственного стандарта. С содержанием и ремонтом помещений у директоров таких школ также возникает проблема, на повестке дня встает вопрос о неэффективном использовании муниципального имущества.

Принимая решение об оптимизации, муниципалитет к каждому образовательному учреждению подходит индивидуально, учитывается, сколько подобных учебных учреждений в округе, является ли данная школа центром организации досуга, каков контингент учащихся, каковы сложившиеся традиции педагогического коллектива, насколько авторитетен и успешен руководитель.

Цель реорганизации школ и детских садов проста — консолидация методических ресурсов и оптимизация финансово-экономических служб, административного аппарата. Поэтому, по словам Татьяны Терлецкой, в первую очередь сокращаются ставки директора, завхоза, работников бухгалтерии, а педагоги, обслуживающий персонал остаются на месте.

При объединении школ первым в повестке дня встает вопрос организации работы начального звена. Старшеклассникам необходимы кабинеты физики, химии, биологии, а малышам для развития нужны игровые и спортивные зоны. Разделение младших и старших классов, конечно, удобно. Так, при объединении 54-й школы и классической гимназии № 39 младшим классам выделили одно здание, старшим — другое. Но некоторые объединяемые школы расположены далеко друг от друга, как, например, 91-я и 27-я, поэтому начальное звено решили оставить в обоих зданиях.
Сейчас департамент образования, как заверил нас его руководитель, не решает никаких проблем за школу. Когда начинается реорганизация, собирается совет школы, куда входят и педагоги, и родители, и даже старшеклассники. Вместе они вырабатывают программу дальнейшего развития и решают, в каких условиях продолжат обучение дети.

Татьяна Леонидовна вспомнила собственный опыт. В 2008 году она работала директором лицея № 19, к которому присоединяли школу № 17. Коллектив школы № 17 претерпел много реорганизаций — то учреждение отдавали педагогическому колледжу, то его делали девятилеткой, то начальной школой. Лицей на тот период по всем показателям занимал верхние строчки рейтинга, школа № 17 — нижние. Сначала народ сопротивлялся объединению, и это вполне понятно: люди, как правило, не хотят перемен, даже хороших. Были педагоги, которые не восприняли жестких требований Татьяны Терлецкой и перешли в другие школы. Те, кто перестроился и остался, работал дальше слаженной командой. Результат не заставил долго ждать — после объединения лицей № 19 опять вырвался в городские лидеры, а родители из бывшей школы № 17 потом благодарили педагогов. Мы, мол, и не знали, что наши дети и в шахматы могут играть, и петь, и танцевать. Раньше уроки заканчивались, и дети шли по домам.

Двигателем политики реорганизации сети учебных учреждений Тольятти является заместитель мэра по социальным вопросам Татьяна Леснякова. На одной из своих пресс-конференций она констатировала:

— Все организации, прошедшие оптимизацию, показывают хорошие результаты — как детские сады, так и школы. При объединении учреждений проецируем опыт успешной работы на менее успешные коллективы. Так, после объединения школ № 27 и 91 уровень ЕГЭ по русскому языку в 27-й школе вырос от 55,7 балла до 63,9, по математике с уровня 39,7 повысился до 52,1. Та же тенденция в паре школа № 54 — гимназия № 39 «Классическая». Мы наблюдаем положительные примеры по всем группам объединенных образовательных учреждений. Последствия оптимизации внимательно отслеживаются, если комиссия усматривает нецелесообразность таких объединений, то результаты озвучиваются. Например, комиссия увидела нецелесообразность объединения 57-го лицея и 71-й школы.

У медали, как известно, две стороны. После горячего обсуждения процесса оптимизации школ и детских садов в городской думе на комиссии по социальной политике мы взяли комментарии у директора школы № 7 Марии Ивановой. Напомним: дискуссия на заседании разгорелась по поводу предстоящего объединения школ № 55, 7 и лицея № 6. Депутат Борислав Гринблат попросил объяснить логику объединения, ведь 55-я школа находится чуть ли не в километре от лицея № 6, как, впрочем, и от школы № 7.

Марию Александровну, однако, взволновали и другие вопросы, не только территориальная доступность. Свой педагогический коллектив она считает хорошим, и ломать его не хотелось бы. Тем более что учителя уже пережили в 2010 году реорганизацию. Прогимназию «Дельта», которая считалась одним из престижных учреждений района, соединили с 7-й школой.

Когда-то в школе № 7 было полное среднее образование (11 классов), были успешные ученики, медалисты. Вдруг ее реорганизуют в основную общеобразовательную школу, и она становится невостребованной. Зачем, спрашивается, родителям девятилетка, если рядом с ней находится школа № 80 с углубленным изучением ряда предметов, лицей № 6, средняя школа № 18? Не могут в силу объективных причин в школе № 7 набрать большое количество учеников в первые классы. С этим связано и нежелание молодых педагогов работать в школе с малой нагрузкой и более низкой заработной платой, чем в школах с массовым пребыванием учащихся.

В школе № 7 учатся 245 детей, 302 ребенка ходят в структурное подразделение детский сад «Дельта». Из 245 учащихся 39 — с особыми возможностями здоровья (ОВЗ), обучаются в специальных коррекционных и интегрированных классах, 22 ученика с ОВЗ обучаются на дому. Итого: четверть учеников школы (61ребенок) не вписываются в федеральные общеобразовательные стандарты. Детей-инвалидов в школе 21ученик, из них не передвигаются без посторонней помощи 10 человек (9 из которых находятся при МУЗ «Детский санаторий «Бережок»). 61 учащийся имеет справку специальных комиссий (ПМПК, ВК МСЭ), а часть родителей за справками не идут, считая, что его ребенок может обучаться и успевать в общеобразовательных классах.

66 детей находятся на бесплатном питании, которое назначается детям из социально не обеспеченных семей, с низким прожиточным минимумом. Понятно, что на экзаменах такие дети не показывают высоких результатов, любые изменения условий обучения для таких учащихся — огромный стресс. Многие ученики в школе № 7 из социально неблагополучных семей, им не хватает ни заботы, ни домашнего комфорта.

Такие дети в большой реорганизованной школе, как переживает Мария Александровна, не окажутся ли за бортом? Ведь они требуют повышенного внимания, специального подхода в обучении. Чтобы работать с детьми ОВЗ, поведение которых девиантно, учителя школы № 7 за четыре года прошли массу курсов повышения квалификации по организации работы с учащимися ОВЗ. В 2014 году учреждение прошло аккредитацию, в ходе которой специальная комиссия особо отметила работу педагогов с учащимися с ограниченными возможностями здоровья. Школе № 7 присвоен статус школы — лаборатории ПГСГА (свидетельство № 06/2014 от 01.12.2014 г.). Здесь разрабатываются коррекционные программы для учеников с ОВЗ в условиях внедрения образовательных стандартов. Хотелось бы, чтобы полученные навыки и опыт учителей не «ушли в песок», а были использованы в новой структуре школы. Как, собственно, и оборудование. Ведь учебное учреждение участвовало в программе «Доступная среда» и оборудовано под детей с «особыми возможностями»: построены специальные припорожные пандусы для безопасного передвижения на спецколясках, опорные поручни, съемные лифты для передвижения по лестницам, специальные спортивные тренажеры.

Вроде бы, в школе № 7 планируется размещение классов начального обучения. И здесь, по мнению Марии Александровны, на повестке дня встает вопрос безопасности обучающихся. Дети начального звена подвижны. Школа существует с 1953 года, и ремонты, конечно, были, но межэтажные деревянные перекрытия основного здания требуют укрепления. Начальные классы размещены в той части здания школы, которая пристроена позже к основному зданию, где перекрытия бетонные. Сейчас в школе мало детей, а если классы заполнят под завязку малышней, бегающей на переменах? Выдержит ли старое здание новую нагрузку?

Интересно:
Детский сад № 200 — последнее объединение прошлого года, в результате которого вместо шести заведующих с заработными платами свыше 30 тысяч осталась одна ставка, также были сокращены по три-четыре бухгалтера из каждого детского сада, кастелянши, швеи, завхозы. Общая экономия составила существенную сумму, и главное — выровнялась нагрузка узких специалистов: психологов, логопедов, музыкальных работников, которые раньше не были загружены на ставку и, соответственно, мало получали.

школа № 23
Ольга Пимантьева, газета “Площадь Свободы”

фото: из открытых источников