Синий цвет – цвет грусти и других начал

работа художника нв выставке в ТХМ

Выставка работ члена Союза художников России Надежды Овсянниковой и ее сына Алексея в Тольяттинском художественном музее (бульвар Ленина, 22) продолжится до 3 октября 2021 года.

В жаркие дни прохладу здешних залов словно усиливает синий колорит графических листов Надежды Федоровны.

– Николоз Бараташвили написал замечательные стихи «Синий цвет», которые Лариса Москвитина, замдиректора художественного музея, отыскала к открытию моей выставки, – заметила художница.

– Эту песню еще Татьяна и Сергей Никитины пели: «Цвет небесный, синий цвет полюбил я с малых лет, с детства он мне означал синеву иных начал». В точку прямо попала.

А еще символично, что дата написания – 1841 год. А я в 1944-м родилась, через 100 лет позже, а мысли одинаковые. Поэтому считаю, что мир един, всё равно найдется какой-нибудь человек, который думает так же, как и ты. Вот он мужчина, я женщина, а на мир мы смотрим одинаково. Только я смотрю более трагично, ведь когда он жил, не было атомного оружия и опытов с вирусами.

Прежде чем отправиться на открытие этой выставки, я просматривала газеты и увидела у Гениса, обозревателя, который в Америку эмигрировал, про синий цвет. Он другую базу подвел: синий цвет – это цвет Богородицы. И в какой-то степени цвет грусти, потери…

Пятьдесят работ в технике акварели, с использованием цветных и простого карандашей, представила Овсянникова, и еще двадцать – компьютерная графика сына Алексея, которого нет уже 11 лет. И всё равно Надежда Федоровна говорит о нем порой в настоящем времени:

– Как только появились эти программы, он сразу стал заниматься компьютерной графикой. Брал из интернета какие-то элементы, не успеешь оглянуться – у него уже целая композиция получилась. Импровизирует и не может потом свою работу повторить, быстро всё делает. Рисовал с детского сада, лет с трех, окончил самарское художественное училище. Он по диплому художник-оформитель, работал в мастерских, потом армия, позже стал дизайнером. Вообще он тоже художник-график, но рисует гуашью.

Название выставки «Снов волшебное мерцанье» – строчка из детских стихов Алексея. Как рассказывала его мама, писать он начал в четвертом классе, а в шестом уже перестал. На этом вернисаже некоторые работы художницы также названы строчками стихов сына: «Луна взошла и ночь молчит», «Ожерелье из жемчужин ночь вплела в шелка травы». И эти образы созданы воображением 10-летнего мальчика.

Всего около 20 детских работ и столько же стихов бережно хранит Надежда Овсянникова. Опубликовать, издать большим тиражом? Она об этом как-то не думала:

– Я человек не амбициозный, может, это и плохое качество… Как жизнь идет, так и идет. Но, наверное, есть у меня все-таки ангел-хранитель, что же касается семейных трагедий, то это ведь тоже жизнь. Плохо, что у меня фотографическая память, и всё, как сейчас, перед глазами…

В отличие от многих художников, которые обратились к педагогике после закрытия мастерских в годы перестройки, Надежда начинала как раз как педагог.

– Окончила институт в Курске, по диплому я преподаватель рисования, черчения и, что интересно, труда. Нас учили что-то там на станке точить…

Семь лет Овсянникова работала в педучилище на Алтае, потом семь лет – в тольяттинском педучилище. И еще семь – в художественно-производственных мастерских. Наконец, ушла в свободное творчество.

– Как оказалось, все-таки мое призвание – не педагогика, а творчество. Сама не сразу об этом догадалась.

С 1983 года член Союза художников, сначала СССР, теперь вот РФ. Была мастерская в Автозаводском районе, но после ухода из жизни сына, а потом и мужа отдала ее молодому художнику, сама сейчас работает дома. Пишет по-разному: какие-то картины создаются за один раз, какие-то приходится убирать с глаз надолго – не идет работа, ступор. А потом неожиданно лист извлекается вновь на мольберт, порой через месяц, и завершается:

– Я сначала люблю настроить общий колорит, сделать заливку, создать настроение, а потом прорабатываю, где это нужно. Абстракция? Не всегда, где «Миражи» только.

Подходим к работам поближе, и их полуразмытая издали синь приобретает детали, проработанные с удивительной тонкостью и тщанием:

– Мои любимые ракушки.

Они очень прозрачные, намеченные только изящным контуром, словно тающие или нематериальные…

«Ландыши», «Безмятежный май», «Вечная весна». Овсянникова не пишет специально серии, но так в итоге получается. Ирисы, ирисы, много изящных ирисов, а потом – всё, эти цветы себя исчерпали, автор выразила всё, что хотела, через их вычурные абрисы.

Есть несколько работ на библейские темы, есть классические по композиции натюрморты, но с какими-то полупризрачными кувшинами и портретами на дальнем плане, изображающими людей, которых художница видела когда-то давно, но помнит не только их черты (фотографическая память), но и фамилии. Наброски случайных прохожих или пассажиров в транспорте – «Горожанки» – минимальными выразительными средствами, простой карандаш, но так же тонки, почти невидимы штрихи!

Надежда Федоровна преподавала специальности на худграфе педучилища в моей подгруппе. Мы гордились и считали, что нам повезло. И тоже переняли эту скрупулезность в проработке деталей, даже в масле, которое Надежда Овсянникова, по ее теперешнему признанию, особо не любила.

Но преподавала и, что более всего мне импонировало, она никогда не садилась за наши мольберты и не перекраивала наши ошибки размашистыми мазками, как это делали ее коллеги-мужчины.

Может быть, женское искусство и должно быть сродни рукоделию с его тонкими аккуратными стежками? Между прочим, многие ученицы Надежды Федоровны пишут сейчас замечательные работы в разных техниках, ничуть не копируя ее стиль, и всё же. Что-то в них есть общее, утонченность какая-то, изящество.

– Мои работы издалека не увидеть.

Действительно, к ним нужно присмотреться, постоять, погрузиться. И тогда увидишь и птичек в голубом тумане, и бабочек, и острые ушки кота Маркиза. Одинокие фигурки в заснеженном парке – работа называется «Минор». А порой иронию и сатиру на нашу жизнь, как, например, в картине «Маскарад».

– Говорят же про некоторых женщин: это змея подколодная или – у нее мозги куриные.

– Как вы пишете пейзажи, природа вдохновляет?

– Зиму люблю писать летом, потому что тогда она лучше чувствуется. Я не любитель уставиться в натуру и ее копировать.

– По памяти пишете?

– Не по памяти, а через настроение.

– А всегда воплощается именно то, что задумано в начале?

– Обычно что хочу, то и получается. Очень редко, когда уводит в сторону. Я целенаправленный серьезный человек.

– Мне пришла мысль: сегодня так мало хороших иллюстраций в книгах, рисунки в вашем стиле были бы очень востребованы, не думали об этом?

– Заниматься книжной графикой не предлагал никто, да и вряд ли стану. Нужно связываться с издательствами, искать продюсера, с кем-то знакомиться. Я этого не люблю. Может, было бы интересно, но не рвусь, мне нравится заниматься собственным настроением.

На выставке была Надежда Бикулова, газета «Вольный город Тольятти»

художник на выставке в ТХМ

фото: «Площадь Свободы»