Сергей Дьячков больше всего не любил чиновников

Сергей Дьячков за столом

Вчера, 8 апреля, было девять дней с момента смерти почетного гражданина города Сергея Дьячкова. Неординарная личность, он был многогранным человеком, несмотря на инвалидность и прикованность к постели. Я хочу коснуться только одной грани – сотрудничества с «Вольным городом».

Листочек с пол-ладошки

Мало кто знает, что писал Сергей Германович свои материалы, независимо от объема, на маленьких листочках. Причем, если чувствовал себя плохо, то листочки были с пол-ладошки, если получше – с ладошку. Они всегда пахли лекарствами, вызывая щемящее чувство жалости. Помня, что инвалиды не любят, когда их жалеют, я никогда об этом с ним не говорил.

Но пару раз заводил разговор о том, что хорошо бы нам творческий процесс перевести в электронный вариант: удобнее, быстрее и надежнее. Ведь не надо регулярно гонять редакционную машину, набирать текст, выясняя по телефону непонятные места, потому что почерк нашего популярного автора оставлял желать лучшего.

Сергей Германович просил оставить всё как есть, потому что ему физически неудобно работать с ноутбуком. Обычно он брал небольшую, легкую досточку, клал на нее листок и писал. Многие, прекрасно владеющие компьютером, не смогут написать интересный, полемический текст. А Германович – мог.

В качестве примера мы взяли фрагменты материалов нашего колумниста. Они опубликованы в разные годы, но по-прежнему звучат актуально.

Часто мы по телефону проговаривали будущие темы, порой спорили. Однажды Германович даже заявил, что подумает, станет ли он продолжать с газетой сотрудничество. Дело в том, что я не разделял его восторгов по поводу личности Сталина.

– Почему ты не любишь вождя? Он самый оболганный политик в нашей истории, но грязь к нему не липнет! – горячился Германович.

– Я нормально отношусь к Сталину, но нельзя постоянно писать о нем или ссылаться на его государственные дела. Еженедельная газета – не исторический альманах, сейчас много острых социальных проблем, требующих осмысления. Вот о чем надо бить в колокол!

Вряд ли я убедил Германовича на 100 процентов, хотя материалов на сталинскую тему стало заметно меньше. Но однажды он позвонил и в очередной раз попрощался со мной:

– Чувствую себя плохо, наверное, скоро умру. Я тут про Сталина написал, напечатаешь?

Кто же откажется выполнить просьбу умирающего?! Опубликовали. А через полгода ситуация повторилась. И мы снова напечатали. И так три раза.

Вряд ли это была хитрость Сергея Германовича, скорее желание быть услышанным на важную для него тему. Ведь он много лет балансировал между жизнью и смертью…

Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»

P.S. Просьба к мэрии – исправить очередную ошибку. На официальном сайте, где администрация выражает соболезнование по поводу смерти почетного гражданина города, неточно указан возраст: «на 76 году». Сергей Германович до своего 75-летнего юбилея не дожил четыре месяца.

Стремитесь говорить по-русски

Сажали когда-то за украденный колосок с колхозных полей. Наказывали сурово. Те времена с некоторых пор называют тоталитарными. А как прикажете называть нынешние времена, когда за украденную курицу можно схлопотать несколько лет, а за несколько сотен – угодить за решетку на три года?

Понятно, что по известной формуле: вор должен сидеть в тюрьме. Да вот беда – настоящие ворюги, действующие с размахом, у нас как раз и не сидят. Это же в последние десятилетия появилась поговорка: украл сто рублей – будешь сидеть в тюрьме, украл миллиард – будешь депутатом.

* * *

Школа – первая ступенька социальной несправедливости. Многие родители ничего не ждут от школы, понимая, что главное – накопить нужную сумму для продолжения учебы своего чада.

Но накопить трудно, поскольку среднее образование давно фактически стало платным. Деньги требуют за всё: платные услуги по предметам в нагрузку, чуть ли не насильно – сборы на ремонт школы и отдельно класса, подарки, переводные и вступительные взносы и так далее. Конца не видно. При этом ни детям, ни родителям за всё это никто не благодарен.

* * *

Обычно пишу про то, что берут не по чину и не по совести. Но нашим чиновникам жаловаться грех и по службе. Наверное, нет ни одной страны, где бы им полагалось столько льгот, привилегий и гарантий. В самый пик развития кризиса рост зарплат чиновников наблюдался почти во всех регионах.

Кроме оклада, существуют всякие «лечебные», «отпускные», «премиальные». В некоторых регионах придумали спецдоплату за чин и 14-ю зарплату. Федеральный закон обязывает индексировать ежемесячное содержание госслужащего не менее чем на процент инфляции. Это получается, что им и инфляция на руку. В пору ее искусственно подстегивать. Пытались ограничить чиновников в подарках и подношениях, но, похоже, презенты и ныне там.

* * *

В дату Сталинградской битвы показали фильм «Сталинград», снятый немецкими документалистами. Он в виде интервью с немецкими ветеранами, прошедшими сталинградский котел.

Обычно нам твердят, что Германия всё осознала, покаялась. Что-то я этого не заметил. Они по-прежнему называют нас «дикарями востока». В их словах – сохранившиеся страх и ненависть. Они жалеют о произошедшем только в пределах несбывшихся побед. Славят себя, свое мужество, называя нас врагами, жестокими и несправедливыми.

У них и мысли не возникает, даже по прошествии стольких лет, как они оказались на чужой земле, в трех тысячах километров от своего дома? И главное, зачем, с какой целью, с оружием в руках?

Так что их жалобы, как в жутком котле каждый день умирали до тысячи человек, не вызывают сочувствия.

* * *

Несколько лет назад я договорился с известной нашей супермоделью Натальей Водяновой, что она построит в Тольятти уникальную игровую площадку, где многое приспособлено и для детей-инвалидов, с одним условием: город обязуется содержать площадку и охранять от вандалов. Тогдашний мэр отказался.

Еще пример: моя добрая знакомая из Швейцарии предложила поставить для инвалидов средства реабилитации (в том числе редкие и сложные, у нас таких нет) на 16 тысяч евро. По идиотским правилам, существующим в России, следовало оформить кучу бумаг. Всё оформил (даже через министерство), а от нашей городской соцзащиты одну бумажку ждал несколько месяцев. Не дождался, и груз перераспределили в более расторопный регион.

* * *

Когда же деньги нельзя «распилить», их пристраивают на депозитах под проценты. И живут подобно рантье.

Ко мне случайно попало письмо губернских депутатов из Тольятти министру строительства Самарской области с просьбой выделить городу 150 миллионов рублей для установки общедомовых счетчиков. Ответ ошеломил.

Оказывается, городу уже давали 57 миллионов на оборудование 165 домов. Работы были выполнены лишь на треть, деньги не освоены. Несмотря на неоднократные требования устранить замечания, мэрия молчит, как воды в рот набрала. Что и кто за этим стоит и почему столь странно ведут себя чиновники, домысливайте сами.

* * *

Из собственного опыта. Что такое гемодиализ? Проще говоря, это когда почки отказывают. Таким больным надо постоянно чистить кровь. От этого зависит их жизнь. От почечной недостаточности умерли генсек Юрий Андропов, актер Леонид Филатов. У нас в городе таких больных десятки.

А теперь представьте себе, что системы для диализа также надо покупать через аукцион. То, что эта процедура не скорая, еще полбеды. Зарабатывать-то все хотят, и тогда предлагается системы поставлять не целиком, а разделив на отдельные части, чтобы увеличить число участников. Но разные поставщики привезут комплектующие от разных производителей – по принципу, где дешевле. А если они не совпадут и в момент процедуры произойдет утечка крови, больной погибнет.

Депутаты Госдумы, принимая порой сотни законов, естественно, их не читают, да и не требуют от них это делать. Сколько уже наплодили они таких нелепых законов. Вот и в этом случае, погнавшись за экономией, не просчитали, что получили на выходе. А получилась процедурная ловушка, когда худший выигрывает у лучшего.

* * *

Немалые деньги у нас тратятся на всеобщую вакцинацию, и число прививок растет. 90 лет назад во Франции сделали ребенку первую противотуберкулезную прививку. И что, в России стало меньше туберкулеза? Это социальная болезнь: чем лучше человек живет, тем меньше у него шансов этой хворью заболеть. При чем здесь прививка?

Вот ввели вакцинацию против клещевого энцефалита, и 7% детей от нее получили осложнения. Не проще ли остерегаться клещей? Но те, кто воруют деньги от вакцин, думают по-другому.

Мы взяли в пример медицину США. Но там на нее выделяют до 15% годового бюджета, а у нас – 3,6%. Врачей в США в 1,5 меньше, чем у нас, а качество лечения выше. Но на Кубе оно еще лучше. Почему? Потому что кубинцы взяли за основу советскую систему и вкладывают деньги не в высокотехнологическую помощь, а в профилактическую.

При СССР, по признанию ВОЗ, была самая эффективная медицина в мире. Эту модель переняли Канада, Швеция, Австрия, Япония. А у нас забыли. Кому это надо?

* * *

Всеми фибрами души ощутил пролет вертолета с премьером страны над моим домом. Солидно – рев оглушительный, мощная машина. Следом летел еще один, то ли сопровождение, то ли сбивали с толку возможных недругов.

Судя по направлению, прилетел из «Волжского утеса». Обратно не вернулся, улетел с аэродрома «Курумоч». По этой причине остальные рейсы отложили на два часа. Всё как обычно на Руси: если начальство едет мимо, народишко стоит на обочине, сняв шапки и склонив головы.

Разговаривал со знакомым дорожником, он сетовал, что за две недели их бросили заглаживать возможные пути-дороги проезда. Трудились напрасно – не случилось. Не то бы городу повезло больше, глядишь, кое-что еще бы подкрасили-подмазали. Однако визит в Тольятти случился на бегу. Премьер торопился.

* * *

В свое время нарезанные на неудобьях дачные участки производят 62% всей продовольственной продукции в стране, 82 – овощей, 50 – ягод. Именно дачи спасли в 90-е годы Россию от голодных бунтов. Но кто это ценит?

Хозяева жизни думают лишь о своем довольстве. Причем они уж точно ничего не производят, а лишь отнимают у нас: лес, воду, ягоды, грибы, рыбу, жизненное пространство. Появились предложения в субъектах – за плохое сохранение лесов вводить внешнее управление.

Когда читаешь, как у Черного моря, в заповедных местах по всей России прибирают к рукам лучшие природоохранные объекты под дачи, охотничьи дома, виллы, невольно вспоминаешь Сталина. Интересно, он бы их расстрелял или как?

* * *

Что слышим мы, просыпаясь? Сплошь катастрофы, теракты. Транслируемые негативные факты провоцируют соответствующие эмоциональные состояния, загоняя людей в депрессию, делая их пассивными и запуганными.

Когда в голосе ведущего – тревожные нотки, концентрируется давящая атмосфера. Специалисты придумали для этого даже новые слова: «травматургия», «лжизнь». Не уступает им и народная фантазия: «брехлама», «объЕГЭрить», «голодообразующее предприятие».

Народ языковыми изобретениями сопротивляется многоликой и коварной угрозе – безграмотным заимствованиям, рекламным слоганам, уродливым, вторгающимся в нашу жизнь бюрократизмам. Сдадимся – будем ничтожны и никчемны.

Потеря культуры языковой – это и есть поглощение, рабство без принуждения. Недаром де Голль, отстаивая нацию, первым делом защитил французский язык. Помните об этом и стремитесь говорить по-русски. По-настоящему.

Сергей Дьячков, почетный гражданин города
Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 13 (1346) 09.04.21
Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362