Серебряный призер чемпионата мира по муай-тай Александр Лимонтов

Самарец Александр Лимонтов в прошлом году занял второе место на чемпионате мира по тайскому боксу, который проходил на родине этого вида спорта – в Таиланде. Тогда ему не хватило опыта: к тому моменту Александр занимался муай-тай всего год. В марте он снова поедет на мундиаль. Теперь уже с единственной целью – победить. Мы встретились со спортсменом и расспросили его о карьере, о торжестве справедливости и секрете успеха в делах семейных.

– Саш, насколько я знаю, на занятия муай-тай тебя подвигла твоя девушка…
– Да, верно (улыбается). Два года назад я познакомился с Алиной, она второе место на чемпионате России по кикбоксингу взяла не так давно. Сейчас мы уже поженились. А в то время она со своим братом занималась у тренера Владимира Циммермана. Они мне и посоветовали прийти на занятия. Я пришел, посмотрел, мне все понравилось, так я и вкатился.

– А до этого занимался какими-нибудь единоборствами?
– Да, греко-римской борьбой. На самом деле, эти занятия мне помогают теперь и в тайском боксе. Например, благодаря греко-римской борьбе я приобрел вязкость в клинче. Что такое клинч, сейчас объясню… Вот в английском боксе, например, работа больше дистанционная, а в тайском разрешено сближение, удержание противника и нанесение ударов. Это моя сильная сторона: если противник попадется в захват, выбраться ему будет очень сложно. Изначально, когда я только начинал заниматься, мы с тренером как раз на эту вязкость и делали акцент.

– То есть, ты приходил в тайский бокс не полным профаном.
– Типа того. У меня была только спортивная подготовка, хотя и не было никакой ударной техники, я не мог делать ничего из того, что касалось именно муай-тай. Хотя, безусловно, если бы я пришел в этот вид спорта вообще нулевым, мне было бы в разы сложнее.

– Есть интересный факт: твои родители узнали о твоих занятиях тайским боксом только после того, как ты поехал на чемпионат Европы. До этого скрывал от них?
– Не совсем (смеется). Просто я жил отдельно… Ну они знали, конечно, что я там каким-то видом спорта занимаюсь, потому что я всю жизнь занимался спортом. Но особо не расспрашивали, а я и не рассказывал в подробностях, как и чем. Но отреагировали они отлично, когда узнали. Да и как еще можно отреагировать, когда сын достигает успеха в своей деятельности и даже едет на европейское первенство.

– Потом был еще мировой чемпионат. До поездки на него ты занимался муай-тай всего один год…
– Ну да (улыбается). Я не расскажу какой-то секрет успеха, потому что не знаю его. Могу лишь сказать, что нужно только желание человека. Да и вообще, мне попроще было – у меня вес тяжелый… Это так-то не сложно – попасть на чемпионат. Просто, понимаешь, многие люди долго занимаются чем-то и боятся выйти на чемпионат области. Поэтому на более крупные турниры попадают только те, у кого хватает смелости двигаться дальше. Было бы желание – возможности у многих есть.

– Что было самым сложным на мундиале?
– Акклиматизация! Вот у тренера не было с этим проблем, потому что он уже привык, двадцать с лишним лет ездит на всякие турниры. А я сразу хватанул (смеется). Прикинь, за сутки около шести килограмм потерял! Даже так получилось, что когда я пошел взвешиваться, я набил полные карманы всякими ключами, монетами, чем угодно. Потому что если бы мой вес был меньше 86,1 кг, меня бы просто не допустили к чемпионату. Вообще-то так нельзя было делать, но мне-то больше ничего не оставалось… Дело в том, что в какой вес ты заявился изначально, такой вес ты и должен держать на протяжении всего чемпионата. То есть меня бы не перекинули в другую весовую категорию, меня бы просто исключили.

– А кроме акклиматизации, что запомнилось в Таиланде?
– Там идет возвышение всех твоих чувств. Я не знаю, как объяснить… Тебе больше всего хочется, ты горишь, наслаждаешься жизнью. Это не в Самаре биться, где ты сел на автобус, доехал до «Локомотива», побился немного и поехал обратно. Здесь уже совершенно другой уровень. Гораздо интереснее, ты всегда открываешь для себя что-то новое.

– Чего не хватило в финале?
– Да опыта, я думаю. Я же тогда всего год занимался этим видом спорта. Причем было очень обидно: у меня были все шансы победить. Мне противостоял очень сильный бразилец, и у меня был шанс победить во втором раунде. Я не дожал его совсем чуть-чуть, немного не хватило для того, чтобы закончить бой досрочно. Я проиграл 2-1, был спорный момент, но сейчас уже это не стоит обсуждать, потому что для того, чтобы таких моментов не было, надо выигрывать нокаутом.

– Едешь на новый чемпионат?
– Конечно же! Уже готов в дорогу! В марте, с 12 по 24 число, снова будет чемпионат мира под эгидой WMF. Думаю, теперь с опытом проблем возникнуть не должно. Мы провели в зале работу над ошибками, подтянули технику. Нацеливаюсь только на первое место (улыбается).

– Ты сказал «под эгидой WMF». Расскажи, что за непонятки происходят с двумя федерациями?
– Существует их две: IFMA и WMF. Первая – международная федерация муай-тай, а вторая – мировая муай-тай федерация. У них там между собой терки, IFMA почему-то не признает WMF, хотя те проводят соревнования на родине этого вида спорта при поддержке министерства спорта и туризма Таиланда. Даже армия Таиланда поддерживает эту федерацию. IFMA’у в Таиланд не пускают, более того, у моего тренера есть бумага, где сказано, что олимпийской комитет Таиланда признает WMF как главную федерацию. Нам так-то все равно, главное – выступать, но IFMA развивается в двух регионах – это Дагестан и Кемерово. И дело в том, что люди из других регионов не могут попасть в сборную, у них практически нет шансов.

– То есть, по сути, существует два чемпионата мира?
– Так и есть! Один – от IFMA, другой – от WMF. Мы не можем участвовать в первом. Я вот выполнил кандидата в мастера спорта, но, например, у Владимира Циммермана есть ребята, которые не могут выполнить «международника» чисто из-за неполадок с аккредитацией федерации WMF. Хотя стоит сказать, что, как коммерческая организация, как маркетинговый проект, IFMA более организована. Ее президент – австралиец Стефан Фокс. Он все хорошо сделал в IFMA’е, но родоначальники – именно WMF. Даже забавно: в IFMA’е не выступают тайцы.

– Вот как раз о тайцах… Тайская культура и в жизнь тоже проникает?
– Да нет, я бы не сказал. Тут как и в любом единоборстве: если ты занимаешься чем-то, тебе потом не хочется бить кому-то без надобности физиономии на улице, в клубах, барах, ресторанах. Потому что чувствуешь ответственность. А насчет философии муай-тай… Я не думаю, что она проникает и в жизнь. Сам вид спорта – буддистский, но это еще ни о чем не говорит. По всему миру им занимаются и православные, и мусульмане, и буддисты, и кто угодно.

– Ты сказал, что бить физиономии вне тренировочного процесса не хочется. Но случалось?
– Я вообще изначально в спорт и пошел за этим. Просто я считаю, что если человек обладает каким-то физическим превосходством, то он, грубо говоря, должен поставить хулигана на место. Лучше он, умеючи, утихомирит хулигана, чем хулиган будет доставать людей вокруг. Я воспринимаю это как обязанность здраво рассуждающих людей – правильно вести себя на улице. Поэтому, в случае несправедливой ситуации, ее надо делать справедливой.

– То есть случалось?
– Да конечно же, случалось. И в целях самообороны, и в целях урегулирования конфликта. Просто в этом случае смотришь на это уже не как на драку, а как на… Как на возмездие, что ли, как на торжество справедливости.

– Клуб Mejoro Gym, в котором ты занимаешься, – единственное место для занятий муай-тай в Самаре?
– Я считаю, единственное. Ну как… Можно и дома заниматься муай-тай. Залы так-то есть, там тренируются люди. Кто-то пытался развивать муай-тай, сейчас в кикбоксинг перешел, кто-то арендует зал, да. Но это же все общие залы, не так как здесь. Я так скажу: заниматься можно всем, чем угодно, если есть желание, главное – чтобы был наставник, который в этом действительно соображает. В Самаре я знаю только Владимира Циммермана. Я не хочу никого обидеть, но если брать именно тайскую технику, то лучше Mejiro в нашем городе точно не найти.

– В других клубах больше кикбоксинг, чем муай-тай?
– Именно. Я даже вот какой пример приведу. В Таиланде как? По очкам локоть побеждает руку, а колено побеждает ногу. У нас в Самаре даже на чемпионатах области долгое время было все наоборот: если ты бьешь рукой, работаешь как боксер, ты выигрываешь. А почему, спрашивается, если это – тайский бокс? Вот только с этого года начали судить самарские чемпионаты правильно, и то пришлось прерывать чемпионат и в микрофон объявлять судьям, чтобы они считали не как в кикбоксинге, а как в нормальном, настоящем муай-тай. Ну а смысл бить рукой, которая в перчатке, если у тебя голые локоть и колено? Даже был скандал с участием нашей знаменитой боксерши Натальей Смирновой, которая тоже у нас занимается. Она заступилась за своего воспитанника – и правильно сделала.

– Вот у вас есть федерация муай-тай. Она вообще помогает?
– Ну да, иногда помогает. Но штука вот в чем: есть люди, которые, занимаясь тайским боксом, никуда не выезжали. Есть федерация там, конечно, все дела. Но многие просто сидят и обижаются на всех вокруг, что их вот не финансируют, и поэтому они не могут никуда выехать, ни на один крупный турнир вроде чемпионата мира… Ну ты зарабатывай, езди, побеждай, доказывай. Если сидеть на попе ровно, то так никуда и не съездишь, ничего не выиграешь, будь ты хоть сто раз лучший боксер. А сваливать все свои беды на федерацию – это глупо.

– Насколько я знаю, ты еще и тренер…
– Мне это доставляет удовольствие – осознавать, что я уже научился этому и могу научить других. Это очень приятно. Я только недавно начал преподавать, и для меня самый большой успех заключается в том, что мои ученики не боятся выступать где-то, они хотят это делать. Хотя народ все равно по большей части боится приходить в зал, боится получить по голове. Даже складывается такая ситуация, что девушки охотнее парней идут в зал.

– Последний вопрос как раз о девушках. Точнее – о девушке, твоей жене Алине. Вы же оба успешные спортсмены, оба достигли очень высоких результатов. В чем секрет успеха?
– Самое главное, чтобы твоя семья, дорогие тебе люди не отвлекали тебя от спорта. Ну или по крайней мере не разъедали мозг своими «вот ты работал, потом был на тренировке, а кто с ребенком будет, а на меня у тебя времени нет» и так далее. У меня получилось так, что мы вместе с женой ходим на тренировки. Поэтому, главное – это чтобы либо тебя не трогали по поводу постоянных тренировок, либо чтобы с тобой занимались. Ведь дома нужно спокойствие, а не лишняя трата нерв.

– Понял: главней всего – погода в доме.
– В точку!

serebrianyi-prizer-chempionata-mira-po-muai-tai-aleksandr-limontov-01

serebrianyi-prizer-chempionata-mira-po-muai-tai-aleksandr-limontov-02

serebrianyi-prizer-chempionata-mira-po-muai-tai-aleksandr-limontov-03
Артем Комаров, информационный портал газеты “Сaмaрcкие Извecтия”

фото: “Самарские известия”

фото: из открытых источников