Семейная история в Тольятти: Не у всех есть отцы, у кого-то мать из детдома

Сказать, что истории семей на постсоветском пространстве скудны на память поколений – ничего не сказать. Для современных подростков прадедушками и прабабушками являются участники Великой Отечественной войны, история страны и семьи «до» и «после» — в глубоком тумане… Поделимся новостями проекта Тольяттинского краеведческого музея «Семейные АзБуки» (победителя Международного открытого грантового конкурса «Православная инициатива 2017-2018»).

Тольяттинский социально-экономический колледж — первая площадка апробации программы дополнительного образования «Семейные АзБуки». Ее цели: восстановление нарушенной в СССР связи поколений через погружение современных подростков и семьи в историю, с опорой на документ музея и семьи, семейную историю; формирование значимого образа предка как носителя морально-нравственных выборов – «наследства» потомков. 5 мая 2018 года в ТСЭК состоялось тематическое занятие «Семейная история». Оно длилось несколько часов и предварялось сбором педагогами и учащимися ТСЭК семейных историй (опрос родственников, изучение документов семейного архива (были отправлены в т.ч. запросы родным в другие регионы, состоялись телефонные переговоры с дальними родственниками), а также построением родового древа в нескольких поколениях (3-5).

И перейдем сразу к открытиям процесса — «Семейные истории, 21 век»:

Открытие № 1

История страны и логика ее знакомы, но не очень. Подростки вспоминают учебный материал, если их учитель истории задает им вопросы в логике курса и в логике его преподавания. Но простой вопрос – чем необычна и чем страшна была Первая мировая война – приводит подростков в замешательство. Не вспоминается сразу, и когда она была. Из опыта 13-ти подростков (то есть, 13-ти тольяттинских семей) ни одна семья не помнит ни одного факта участия своих предков в Первой мировой войне – так же, как и опыт революции, опыт гражданской войны. Обрывочные факты 100-летней давности вскользь, по касательной, упоминают сохранившиеся крохи национальной истории: «Мой прапрапрадедушка был сельским церковным служителем – из сословия духовенства». Что случилось с сословием «духовенства» и прапрапрадедушкой после «Октябрьского социалистического переворота» (термин употреблен учителем истории и сегодня является одним из допустимых в современной исторической науке) – остается за кадром процесса. Предполагается, что собравшиеся понимают и смысл «переворота» и его последствия для сословий вообще и духовенства в частности… Всплыл еще один осколок семейной истории из опыта первого советского предка: «Он был из кулаков». Но на вопрос «А кто такой кулак?» звучит ответ ребенка: «Который все забрал у других, отнял». А версия, что он хозяйство свое мог заработать своим трудом, горбом, трудом нескольких поколений, и это у него его отняли – ставит подростка в тупик. Он ошарашен: «Да? Он, что, хороший? Он хозяин был?». История не предполагает таких вопросов… И, какая, собственно, история – национальная, локальная или семейная?..

Открытие № 2

Узнав годы жизни предка, подростки не могут сказать, свидетелем и участником каких исторических событий (кроме Великой Отечественной войны) был их родственник. Например, известно, что Василий П. жил в период с 1915 по 1972 годы; установлено, что он приходится родственником в таком-то поколении такому-то из родителей; а какие исторические процессы выпали на его долю – подростку неизвестно. Оказывается, Василию П. было два года, когда случилась революция 1917 г. (с кем он был, где?), он маленьким ребенком пережил Гражданскую войну (а голодал ли?), строительство коммунизма до и после ВОВ, он был (как минимум) пионером и комсомольцем, но факты эти не озвучены, не названы, не опознаны – не соотнесены! Известно одно: он — герой войны (Великой Отечественной и Японской (какой «японской», подросток не знает).

Открытие № 3

Герой труда известен многим семьям. Вспоминали рыбаков, колхозников, трактористов, механизаторов, женщин, отвоевавших право на труд наравне с мужчиной. Образы переплелись, датировки перепутались… Ясно было одно: труд в какой-то момент сделал из человека человека, был смыслом жизни, ее средством. Почему? Зачем?

Открытие № 4

Сиротство актуально по сей день. Не у всех есть отцы, у кого-то мать из детдома. Представляли родственников за спиной, в поколениях. Получился образ современника с одним крылом: за одним родителем стоят поколения, а за другим – «пусто». Они есть, но ничего о них неизвестно. Первые пионеры в Ставрополе – детдомовцы, отряда Кима, из Самары (20-е годы). Но сейчас ни революции, ни гражданской войны вроде нет? И Великая Отечественная отгремела? Гремит? Сиротство не наследуется: возник пример, когда более ранние поколения в счастливом браке 40 лет, и это дает надежду (подростку) сегодня. Силу «лебединой верности», в роду — сказали в группе.

У большинства подростков за спиной легко встают (в воображении) поколения рода и по маминой, и по папиной линиям: у кого-то три («я видела фотографию деда, когда собирала семейную историю, представила его сейчас, стало тепло от этого»), у некоторых – пять. Возникали лица и просто силуэты: «Они есть, я их не знаю… Но чувствую: не пусто позади меня».

Открытие № 5

Опыт потерь и преодолений в истории семьи знаком всем. Делились им в парах – доверяя историю тому, кому доверяешь. Некоторые поделились со всеми: родственников угоняли в Германию, они сражались на полях войн, их раскулачивали и репрессировали, они спасали младенцев около умерших матерей, они трудились в колхозах, они снимались с обжитого места и бежали в другие страны, другие края, часто бежали ни раз и – босиком, семью свою спасая… Не всем было ясно, за что могли репрессировать, когда (бежали), зачем, от кого, почему много раз. Но ясно было одно: предки спасали семьи; теряли близких, имущество, дом, кормильцев, чтобы семья выжила. История собиралась неравномерно, дыры зияли, но вклад висел в воздухе, как силуэты тех, кого не знаешь…

В лесу семьи — деревья и … дрова.

Выдержки из анкет участников музейной мастерской, ТСЭК, тема — «Семейная история» (в связи с национальной/локальной):

Что нового Вы узнали о свое семье из бесед с родственниками и изучения семейного архива: О своих прапрадедушках и прапрабабушках; Все знал сам; Был ранен дедушка на ВОВ; О раскулачивании деда; Какие бы не были события, семья существует всегда; Что бабушка была на ВОВ «Дети тыла»; Были потери, связанные с ВОВ (брат бабушки, дочери бабушки); Узнала, кем они работали, как жили и как скрывались в плохих условиях;

О скольких поколениях Вам теперь известно (было – стало): 4 – 5; 3 – 5; 3 – 4; до прадедов включительно; 4; 2 – 3; 4 – 5;

Какие опыты предков Вашей семьи являются ресурсом для Вас, и в чем этот ресурс: Я чувствую, как много старались мои предки, чтобы я жил в мире и благополучии; Благодарность; Опыт патриотизма и любви к семье;

Какие морально-нравственные выборы Вас потрясли, как Вы это можете использовать: Их мужество; Никогда не сдаваться; У каждого свой выбор, каждый несет ответственность, не осуждать (предков); Потрясли стремления к труду;

Чем помогла группа сегодня: Вспомнил и понял, что я не один; Узнать про их семью и историю; Поделиться историей своей семьи; Выслушали; Понять семейные ценности; Откровения; Почувствовать ту атмосферу, все говорили о своих родственниках;

Какой документ запомнился и чем: О пионерах; О пионерах и комсомольцах; Несколько историй о переселении в другие регионы и страны; Орден (принесли из семьи);

Сегодня я понял: Семья – это самое главное, и надо хранить память о них; После военного периода остаются воспоминания; Я горд своей семьей, она у меня большая; Моя семья очень большая и сплоченная, и мне всегда есть, на кого положиться.

А для тольяттинцев сообщаем: 19 мая 20188 года в рамках «Ночи музеев» в Тольяттинском краеведческом музее пройдет мастерская «Семейные АзБуки» для семей и взрослой аудитории. Предок станет ближе для всех, кому это важно; история семьи и страны прояснится и в некоторых местах свяжется как микрон потерянного (нацией) текста. Справки и запись по тел. 48-55-63.

Отдел по связям с общественностью ТКМ

проходит занятие в колледже семейные азбуки