Секретные материалы: школьники играют в соцсетях на суицид

Распространенные по всей стране игры в социальных сетях, которые приводят к суицидам подростков, набрали популярность и в нашей области.

Секретные материалы

По официальному заявлению пресс-службы регионального Следственного комитета, у нас самоубийств подростков, связанных с играми в соцсетях, не было.

А вот в неофициальном разговоре с журналистом Волга Ньюс один из сотрудников региональной полиции утверждает: были, и далеко не одно.

Например, источник назвал два случая суицидов среди учащихся самарской школы №116.

“Мальчик был из неблагополучной семьи. Девочка, тоже покончившая с собой, жила с мамой. Мама тоже, как бы это сказать… меняла сожителей постоянно, – сообщил полицейский. – Когда они покончили с собой, мы стали отрабатывать… выяснили, что они состояли в группах в социальных сетях, которые предлагают игры на смерть. Сначала предлагаются попроще задания. Потом сложнее. Последнее задание – умереть”.

В приемной директора школы №116, кстати, подтвердили, что учащиеся, покончившие с собой, состояли в так называемых группах смерти в социальных сетях.

По словам источника в полиции, в подозрительных группах состояла и умершая после падения с высоты на ул. Тухачевского в сентябре этого года 14-летняя самарчанка Юля. Депрессия после развода родителей, рождение еще одного ребенка у мамы от отчима, чтение книги с названием “50 дней до моего самоубийства”, потом модная у молодежи игра в соцсети…

Я захожу в соцсеть “ВКонтакте”. Вбиваю в поиск слова “синий кит” (игра называется так, потому что киты, мол, часто выбрасываются на берег). Мне выдается не только список соответствующих групп, но и невероятно длинный список пользователей, оставляющих одно и то же стихотворение про кита со словами “я в игре” и хэштегом “синий кит”. Я регистрирую фейковую страничку, пишу, что мне 16 лет, ставлю на аватарку найденную в Интернете фотографию грустящей девочки, делаю пару “ванильных постов” на тему несчастной любви и тоже пишу тот самый стишок с соответствующим хэштегом. Не проходит и двух минут.

Я в игре

Пишет мне мальчик – школьник из Москвы. Вместо имени и фамилии у него какой-то не запоминающийся псевдоним. Фото загружено всего одно. На нем парень, вероятно, сидит в школьной “столовке” на фоне стоящих спиной девочек, закрыв лицо двумя пальцами, сложенными буквой V. Школьник, судя по одежде, явно из небедной семьи, и, как я пойму позже, ему абсолютно нечего делать.

– Ты хочешь играть? – пишет мне парень.

– Да, – отвечаю я.

Потом какой-то шутливый треп, рассказ, что игра очень серьезна, затем первое задание. Нужно облизать свой локоть и в доказательство прислать фото.

“Гуглю” фото облизывающей локоть девочки. Отправляю найденную картинку. Получаю новое задание – съесть снег.

Мне, если честно, есть чем заняться, кроме как есть снег. От меня требует тексты начальство, мне нужно успеть закончить работу в срок и забрать ребенка из детского сада, зайти в магазин, придумать, что приготовить на ужин, а еще разобраться с огромным списком домашних дел. Но когда я не отвечаю, мальчик не отстает: “Ну ты где?”, “Выполнила?”, “Ну ты будешь играть?”

Ему-то явно просто нечем заняться. Чтобы на время отвязаться, пишу, что поругалась с мамой и она не выпускает меня есть снег на улицу.

Позже я все же “нагуглила” картинку поедающей снег девочки (похожей на девочку, что облизывала локоть), а мальчик сказал, что сейчас пришлет новое задание. Новое задание я решила оставить на утро.

А утром оказалось, что администрация сайта “ВКонтакте” заморозила мою фейковую страничку из-за размещения мною того самого провокационного стишка.

Администрация также предложила мне ответить, почему я выложила этот стишок. Я выбрала вариант  “он соответствует моему внутреннему состоянию”. Тогда мне предложили ссылку на сайт психологической поддержки. Радует, что владельцы соцсети проявляют такую ответственность.

Кстати, пока я была “в игре”, мне написали еще две девочки. Одна – из числа так называемых дельфинов (эти подростки так называют себя, потому что дельфины веселы и жизнерадостны). Девочка прислала мне какой-то стишок в противовес тому, что пишут “киты”. Что-то там про прелести жизни. Стишок, думаю, меня бы не переубедил, будь у меня серьезные намерения.

Вторая девочка принялась вести со мной беседу и отговаривать от суицида. Я не отвечала, она не отставала. Тогда я призналась, что работаю журналистом и накладывать на себя руки в мои планы не входит. Мы разболтались. Девочка сказала, что знает про эту модную игру и в свободное время отговаривает играющих от самоубийств. Сказала, что кого-то уже отговорила. И что у нее у самой депрессия, хотя о самоубийстве она не думает. Я спросила, отчего депрессия. Выяснилось, что родители развелись, у мамы своя жизнь, у папы своя, ей одиноко и она никому не нужна… Классическая история.

“Хотелось довести до суицида”

Поскольку мою фейковую страницу “разбанить” не удалось, мне пришлось вести свою игру уже в открытую.

Я написала подружкам той самой Юли, которую нашли упавшей с высоты. Одна ответила. Ну как ответила – послала матом. Мы все же и с ней разговорились. Девочка написала мне: “А что если ты найдешь человека, который играет?”. Выяснилось, что эта подружка Юли играла.

“Ну некоторые хотят сдохнуть из-за проблем с одноклассниками, учебой, с родителями, на вопрос “вы можете совершить самоубийство прям сейчас, зачем играть?” они отвечали, что так интересней, другие играют, ибо делать не”…”, – рассказала мне девочка.

У девочки тоже были какие-то проблемы в семье, а еще она хотела поступить в медицинский, но на нужную ей специальность необходимо сдавать экзамен по химии. А у девочки еле-еле вышла тройка по этому предмету, и теперь вместо того, чтобы сидеть за учебниками, она играла на самоубийство, будучи в депрессии и опасаясь, что станет бомжом, не поступив в вуз.

Дальше – больше. Подруга Юли пишет мне, что сама была тем, кто дает задания. “Лично мне хотелось кого-то довести до суицида”, – пишет девочка.

Говорит, правда, что ей это не удалось и что “дельфины задолбали писать”.

Контроль в соцсетях

В транспортной полиции сообщили, что уже давно и активно работают по соцсетям.

“Игра, про которую вы говорите, – не единственная модная у подростков экстремальная игра, – говорит начальник инспекции по делам несовершеннолетних Средневолжского ЛУ МВД РФ на транспорте  Алла Нечесова. – Вот сейчас в моду вошли зацеперы. Это те, кто цепляется за подножку поезда, чтобы прокатиться. Они еще и “селфи” во время таких поездок начинают делать! Есть целые сообщества таких зацеперов, мы их постоянно мониторим по соцсетям”.

Родителям зацеперов грозит административный протокол по статье 5.35 КоАП и штраф в 500 рублей. Алла Нечесова говорит: это несерьезное наказание, давно пора его ужесточить.

“Понимаете, раньше была пионерия, в походы ходили… – говорит Алла Нечесова. – А сейчас подростки самим себе предоставлены. Если у родителей есть деньги – дети ходят в какие-то секции. Если денег нет – шляются по улицам или сидят в Интернете. С другой стороны, у многих родителей “любимая песня”: пусть школа воспитанием занимается, учителям за это деньги платят. Нет, дорогие родители! Учителям платят за образование, а воспитанием должны заниматься вы!”

herb на лице у девочки

фото: pixabay.com

Статья с информационного портала Волга Ньюс

https://volga.news/article/432424.html

фото: из открытых источников