Сегодня редко какой автолюбитель решится

Мало кто из жителей крупных городов не сталкивался с рекламой «поменяй автомобиль на новый» или «вернем машину по гарантии».

Еще буквально пару лет назад такие объявления были приклеены чуть ли не к каждому столбу. Обычно по адресам, указанным в рекламе, располагались некие конторы, которые оказывали очень специфические правовые услуги. По сути, они занимались не защитой нарушенного права, как нормальные адвокатские объединения, а искали способы возврата любого гарантийного товара продавцу. По понятным причинам такие юристы старались иметь дело с дорогим товаром, прежде всего – с автомобилями.

Обычный потребитель, который по объективным причинам остался недоволен качеством купленной машины или ее гарантийным обслуживанием, мог разве что случайно стать клиентом подобного рода юристов. Куда чаще такие конторы имели дело с теми, кто был доволен машиной, но хотел «заработать» на ней. Любителей «задарма и досыта» в России хватало всегда.

Юристы, распространяющие подобного рода рекламу, опирались в своей практике на то, что в течение долгого времени закон РФ «О защите прав потребителей» затачивался именно на защиту последних. Баланс интересов продавца и покупателя был сильно смещен в пользу последнего, и на это у законодателя всегда была причина: потребитель – слабая сторона, он не профессионал, его следует всячески защищать. В итоге законодатель явно перестарался. Возникла ситуация, в которой за малейшее нарушение качества товара либо оказанной услуги автодилер наказывался очень существенными суммами. Потребители получили возможность не только добиваться возврата товара по очень широкому спектру оснований, но и взыскивать неустойку и штраф, который составлял до 50% от стоимости автомобиля. Если изначально данный штраф обращался в доход государства, то теперь он присуждался непосредственно потребителю. Соответственно, заинтересованность человека в обращении в суд резко выросла.

С течением времени подобного рода судебные процессы становились все более выгодными для потребителей. В ряде случаев из-за падения курса рубля и роста цен на новые машины гражданин получал удвоенную и даже утроенную стоимость своего автомобиля. Отдельные прецеденты вообще выходили за какие-либо рамки разумного, и цифры в судебных решениях все больше разжигали аппетиты потенциальных истцов.

В то же время ответчики – дилеры и импортеры – по результатам судебного процесса получали назад автомобиль, бывший несколько лет в эксплуатации. Учитывая, что на некоторые марки имеется пятилетняя гарантия, машина доставалась дилеру часто в плачевном состоянии, в самом конце гарантийного срока.

Как известно, спрос рождает предложение. Объявления на столбах стали встречаться все чаще и начали приводить не столько к юристам, сколько к организованным преступным группам. Их участники, юристы и автоэксперты, предлагали клиентам намеренно испортить автомобиль, чтобы имитировать гарантийные неисправности.

Действительно, зачем полагаться на удачу и ждать появления неисправности в надежной машине, если в конце гарантийного срока ее можно сознательно сломать? Повреждать двигатели и электронику аферисты стали с умом, незаметно, используя простые, но эффективные методики.

Первоначально автосалоны, еще не осознав, что произошло, бросились ремонтировать внезапные и массовые «гарантийные» поломки тех деталей, которые вообще никогда прежде не ломались. Поступая по закону, дилеры лишь ухудшили свое положение – они вооружили жуликов необходимыми для судебных процессов документами о гарантийном ремонте. От раза к разу ремонтируя автомобили, автосалоны создали «повторность» возникновения неисправностей, что больно ударило по проценту выигранных ими судебных дел. Волна исков о возврате целенаправленно поврежденных автомобилей накрыла дилеров в 2014–2016 годах. Тольятти не был исключением, напротив – представители импортеров, московские адвокаты, буквально неделями стали жить в Тольятти, ежедневно участвуя в нескольких судебных заседаниях.

Через какое-то время продавцы новых автомобилей поняли, что выбор у них небогатый: им нужно либо уходить с рынка, либо начинать выигрывать судебные процессы, вникая в причины поломок и тщательно выясняя их.

С привлечением дорогих и очень дорогих экспертов, с использованием иностранной диагностической техники, при помощи криминалистических (!) технологий и сложных экспертиз дилеры стали добиваться успеха в судебных процессах – начали получать заключения судебных экспертов в свою пользу.

Если раньше после экспертизы для суда становилась очевидной только сама неисправность автомобиля, то теперь, при более детальном изучении, начали выясняться причины возникновения неисправности. Рукотворные, искусственные причины.

В итоге этой работы появились первые отказы в исках, которые строились на том основании, что вещественное доказательство по делу – автомобиль – подвергалось вмешательству. Юристы истцов, проигрывая процесс за процессом, не сильно переживали по этому поводу – с автомобилей они могли переключиться на любой другой товар. Нельзя то же сказать про самих истцов. Автолюбители, проигравшие подобные судебные процессы, сталкивались со всеми прелестями поражения: на них «повисали» существенные расходы, которые в ходе судебного дела нес дилер или импортер.

Издержки исчислялись сотнями тысяч рублей. Мало того, особо отличившихся истцов стали обвинять в подделке доказательств и мошенничестве.

Все это сильно поубавило клиентуры у «автоюристов». Впрочем, для автосалонов каждый такой процесс оставался (и остается) очень затратным и по времени, и по деньгам, так как расценки на судебные экспертизы ввиду их востребованности стали неуклонно расти.

Помощь дилерам пришла, откуда не ждали. По всей России судебная практика стала меняться таким образом, что «потребительские» штрафы и неустойки, которые прежде текли в карман истцов широким потоком, начали уменьшаться судами в разы.

Судьи, уменьшая штрафные санкции к импортерам и дилерам, стали ссылаться на то, что суд в России должен восстанавливать нарушенное право, а не способствовать обогащению одной из сторон спора.

В итоге ситуация переломилась. Сегодня редко какой автолюбитель решится сознательно провоцировать неисправность своей гарантийной машины либо умышленно повреждать ее: в случае проигрыша дела он не только потеряет деньги, но и останется с неисправным автомобилем. Перспектива остаться в прямом и переносном смысле «у разбитого корыта» стала мощным сдерживающим фактором, равно как и возможность испортить биографию судимостью.

Юристы-провокаторы, конечно, никуда не делись. Работают, как прежде, и мастерские, в которых целенаправленно ломают гарантийные машины. У тех, кто успел «заработать» на описанной ситуации, по-прежнему чешутся руки, но рисковать или нет – каждый решает для себя сам. При этом всем уже очевидно, что время безнаказанности закончилось.

мужчина толкает автомобиль ко входу автосервиса

фото: bskltd.ru

Оригинал статьи опубликован деловой газете «Понедельник» Тольятти
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 63 – 00311 от 11.02.2011

фото: из открытых источников