Самые популярные пластические операции в Тольятти

    валерий рудуш

    Встретившись с заведующим отделением сердечно-сосудистой хирургии баныкинской больницы, доктором медицинских наук Валерием Рудушем, я первым делом спросил, заработал ли у них новый ангиограф.

    Дело в том, что в рамках национального проекта «Здравоохранение» в Самарскую область поступили три особых рентгеновских аппарата, предназначенных для диагностики и лечения патологий сердечно-сосудистой системы: два – в Тольятти, один – в Сызрань.

    – В ближайшие дни новый ангиограф у нас заработает, – пояснил Валерий Эдгардович. – Оборудование установлено, вышла небольшая задержка с программным обеспечением, но и тут специалисты разобрались.

    – А в медгородке? Там раньше, чем вам, привезли аппарат.

    – Там апробация была, но для постоянной работы нужны специальные разрешения.

    – Только им? Или вам тоже?

    – Только им. У нас первый ангиограф работает больше 10 лет, просто привезли второй, более современный. А для медгородка это новинка, но спецразрешения коллеги получили, наверное, параллельно, точнее, одновременно будем ленточки разрезать. Все сложные операции (лечение инфарктов, установка стентов и другие) станем делать на новом аппарате, а на старом – плановые (например, установка кардиостимуляторов).

    – Валерий Эдгардович, а сколько в кардиоцентре операционных?

    – Три, и все, поверьте, загружены.

    – Весна в этом году ранняя, так что давайте поговорим о красоте. Что тольяттинцев волнует в первую очередь, когда они подолгу стоят у зеркала?

    – На первом месте – омолаживающие операции на лице, причем и у женщин, и у мужчин. Блефаропластика стала обыденной операцией, раньше этого стеснялись, теперь, наоборот, хвалятся. Мы пластической хирургией занимаемся четверть века, в год делаем в среднем 150 операций, интересно наблюдать, как меняется общественное сознание.

    Обычно коррекцию век делают до 40, круговую подтяжку – после 50 и даже 60 лет. На втором месте – коррекция молочных желез, как правило, это их увеличение. В итоге – и красиво, и малотравматично. Хотя разные бывают клиентки. Сегодня снимали швы двум молодым женщинам, которым сделали одну и ту же операцию. Одна внимательно слушала, другая постоянно спрашивала, когда будет стопроцентный эффект. Мы ей не раз объясняли, что некоторое время надо подождать.

    – Весна торопит?

    – Возможно. На любую пластическую операцию надо решиться, потому что на некоторое время ты будешь ограничен в морально-физическом плане. Я всем пациентам говорил и говорю: результат любой операции будет виден через полтора-два месяца.

    – Какие размеры груди предпочитают тольяттинские женщины?

    – Импланты подбираются к человеку, как правило, они больше в два раза, чем свой размер. Была нулевка – станет двойка, если двойка – то четверка, была тройка – будет шестерка.

    – Есть методика, которую не часто применяют – вставляют временные импланты, так называемые эспандеры. Их постепенно закачивают жидкостью, чтобы растягивали кожу. Еще эспандеры применяются при операциях после удаления молочных желез.

    На третьем месте – пластика ушных раковин. Корректируем молодые ушки. А вот ринопластику в последние годы тольяттинцы и гости города стали делать мало.

    – Не ломают больше носы?

    – Приходят иногда после серьезных травм, скажем, после ДТП. Некоторых, которым с детства кажется, что их нос некрасивый, я сам отговариваю от операции. Как правило, мои аргументы опытного хирурга убеждают молодых людей.

    – А если они потом пойдут в частную клинику, где им с радостью и за приличную сумму сделают любую операцию?

    – Это их выбор. Моя позиция неизменна – во главе угла должен стоять профессионализм. Если можно не делать операцию, я всегда об этом говорю.
    В нашей работе, как, наверное, в любой другой, есть некая цикличность. Например, летом в сезон отпусков, загара и плавания пластические операции делаем меньше, зато к зиме пойдут «фартучники». Понимаете, о чем я? Полный человек резко похудел, на 20-30 килограммов, и кожа на животе провисла. Иногда это бывает у женщин после родов. Я беседую с каждым обратившимся, и вместе мы решаем, нужна ли операция.

    То же самое касается лазерного удаления варикозного расширения вен. Эта процедура стоит как бы на границе сосудистых и косметических операций. У нас есть замечательный врач Андрей Каличинин, который специализируется в этой области года три.

    – Сколько длится такая операция?

    – Примерно 40 минут, иногда чуть больше. Делается прокол и… После операции пациент уходит домой. Но все зависит от того, насколько выражен варикоз на ногах. Если сильно, то требуется другая, более сложная операция.

    Здоровья всем читателям «Вольного города», хорошего настроения и уверенности в жизни! А милых женщин я поздравляю с наступающим праздником Весны!

    В кардиоцентре был Сергей Ростовцев, «Вольный город Тольятти», № 8 (1289) 28.02.20

    валерий рудуш