Самозанятые: Люди все понимают

    Принят закон о самозанятых, оказывающих услуги физическим лицам для личных, домашних и иных подобных нужд без привлечения наемных работников. На учет таких ставят на основании уведомления по месту жительства (пребывания). Их доходом считается сумма до 200 тысяч рублей в месяц.

    Работа с физлицами будет облагаться налогом по ставке 4 процента, с юрлицами – на 2 процента больше. Для острастки пугают незаконным предпринимательством, штрафом до 2000 рублей, обязательными работами до 480 часов и даже арестом до 6 месяцев. Еще рассчитывают на жалобы и провоцируют доносительство. Кроме этого, для выявления нарушителей станут отслеживать объявления, в том числе в интернете, просматривать информацию на банковских картах, проводить контрольные рейды.

    Вот это масштаб! Сколько работников понадобится! Новый налоговый режим заработает с 1 июля. Заинтересованы во всем этом Минфин, Минэкономразвития и, естественно, налоговая служба.

    У большинства самозанятых доходы нестабильные и небольшие, часто носят случайный или сезонный характер. Росстат «определил» численность этой категории россиян – около 20 миллионов человек. «Опора России» называет цифру 6 миллионов. Но… за три месяца прошлого года легализовались всего 1289 человек. Большинство самозанятых не желает о себе заявлять, зная коварство нашей системы, недаром ее зовут фискальной.

    Сейчас 63 вида бизнес-деятельности требуют патента, но кроме него надо платить страховые взносы (медицинские, пенсионные). Единый налог на вмененный доход могут платить лишь коммерсанты розничной торговли, размещающие рекламу на транспорте, и автоперевозчики. А сколько хлопот! Онлайн-кассы, отчетность сдавать… Скажите, кому это надо?!

    В российском законодательстве нет такого понятия – самозанятый. Но подписан закон о введении налогового режима для самозанятых. Изобретаются все более изощренные методы пополнения госбюджета за счет населения. Словно госбюджет живет сам по себе.

    А как с этим обстояли дела в прежние годы, когда госбюджет направлялся в немалой степени на социальные цели? В 30-е годы и после войны существовало мощнейшее кооперативное движение, где работало 2 миллиона человек, производивших 6 процентов валовой продукции СССР. Это, заметьте, без учета сельских артелей, где трудились 30 миллионов. Можно было заниматься частным трудом, частной практикой (врачи, юристы и так далее).

    Хрущев все ликвидировал, причем имущество частников и кооперативов (артелей) конфисковали без компенсаций. Зарабатывать в открытую не разрешали, но и не отслеживали, если «самозанятый» чем-то занимался для дополнительного заработка на дому или оказывал некие услуги. Никита Сергеевич больше упирал на энтузиазм трудящихся, порой его беззастенчиво эксплуатируя.

    Была вброшена установка – «мелкобуржуазные» пережитки мешают строительству коммунизма: личный скот скупили, подсобные хозяйства и приусадебные участки запретили. А они не только служили сельчанам средством к существованию, но и обеспечивали всю страну овощами. Своими преобразованиями Хрущев довел государство до грани серьезных восстаний.

    Брежневский застой проявился в полном угасании творческого и делового энтузиазма. Где могли, халтурили, конечно, но предпочитали украсть, унести с места работы, что было доступно. Главными «трудящимися» стали несуны. Люди перенацелились на материальные выгоды любым путем, необязательно трудом праведным. Доля крестьян упала до 15%.

    Горбачев представлял собой абсолютный «клон» Хрущева. Даже слова пошли в ход давно знакомые: «перестройка», «демократизация». По поводу самозанятых появилось постановление «О мерах по усилению борьбы с нетрудовыми доходами». И началась привычная свистопляска. Правоохранители во всю шерстили репетиторов, бабушек, торгующих цветами и овощами со своего огорода, портных, кустарей и людей, сдающих жилплощадь в наем.

    Вам это ничего не напоминает? Все как всегда, ничего более умного придумать не способны. Буквально через полгода обратный кульбит – закон «Об индивидуальной трудовой деятельности». Теперь все стало можно, коль дали дорогу частному бизнесу. Разрешили развивать и кооперативы. А что? НЭП так НЭП – на всю катушку!

    Экономисты типа Гайдара уже засветились с обещаниями всеобщего процветания. Однако теперь в бизнес ринулись за наживой. Кто только чем не спекулировал! В Тольятти, естественно, все торговали машинами, заключая сомнительные сделки. Возникали длинные посреднические цепочки, где участники автомобили не видели в глаза, но свой процент закладывали. Повсюду плодились базары, комки, забегаловки, именно там отмывались деньги. Загоняли все, что можно было украсть.

    Страну распродавали оптом и в розницу. Где фальшивые авизо, невозвращенные кредиты, левая продукция, мошенничества – там обязательно бандиты. Появление рэкетиров вполне соответствовало духу того времени.

    Теперь у нас капитализм, практически любая предпринимательская деятельность разрешена. Но во всем мире бизнес стремится минимизировать налоги, а по возможности их вовсе не платить. Государство же стремится таких неплательщиков выявлять и наказывать.

    Вот и у нас решили проявить бдительность, при этом взывая к патриотизму. А может, следовало бы начать с прогрессивного налога на богатых, особенно на олигархов, которые держат капиталы за границей? Вещают об ответственности, а в жизни – сплошная ложь. Чиновники повсеместно получают взятки, откаты. Те еще «самозанятые»! И декларации у них в ажуре, и существует множество «законных» способов, чтобы сподручнее уходить им от налогов. Такая политика сродни лицемерию.

    Люди все понимают и потому действуют по принципу: кто кого обманет. Я сейчас не только про самозанятых…

    Сергей Дьячков, социолог, почетный гражданин Тольятти, член Союза российских писателей
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 2 (1233) 18.01.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    девушка работает за компьютером