Самому старому в Тольятти дереву 310 лет

    В воскресенье, 15 сентября, – отметили День работников леса и лесоперерабатывающей промышленности. Праздник давно перерос профессиональные рамки, поэтому его отмечают все любители леса, штатные и вольные экологи.

    Полтора месяца назад председатель социально-экологического союза, кандидат географических наук, почетный работник леса Российской Федерации Андрей Крючков был назначен директором муниципального казенного учреждения «Тольяттинское лесничество». По решению суда, которое мэрия несколько лет игнорировала, сейчас создается муниципальное лесничество. Период сложный во всех отношениях, но иначе нельзя – городские леса, запущенные и по сути бесхозные, могут погибнуть.

    Главного лесничего города я нашел… в офисе социально-экологического союза и не мог удержаться от вопроса:

    – Андрей Николаевич, а почему вы базируетесь здесь, а не в здании, которое мэрия выделила для лесничества, на Ленина, 44?

    – Причина проста – офис не готов. Сейчас я как раз оформляю бюджетную заявку, что нужно сделать в первую очередь.

    – Там нет ремонта? Разруха?

    – Ремонт сделан, но… Нет пожарной и охранной сигнализации, интернета, телефонии. Помещения не подготовлены к зиме: не проведена прессовка труб и так далее. Специалисты утверждают, что система труб в очень плохом состоянии. И не только, увы, она.

    – Иными словами, база как бы есть и как бы нет.

    – Но офис – это не самое главное. Проблема в том, что городские леса до сих пор не оформлены в муниципальную собственность. И это процедура не одного дня. Сам процесс идет, и если все будет нормально, то к концу следующего года он закончится. Но, несмотря на такой срок, надо уже сейчас заниматься сохранением и восстановлением городских лесов. И тут на первый план выходит пожарная безопасность.

    – Да? Осень же на дворе, скоро дожди пойдут.

    – Пожарная безопасность актуальна каждый год, в чем все мы не раз убеждались. Надо выстроить систему, чтобы обезопасить город от лесных пожаров.
    В качестве примера хочу привести такие цифры. В текущем году на территории Самарской области было 53, нет, уже 54 лесных пожара. Из них 40 – в Тольятти.

    – У нас появились пироманы, то есть одержимые поджигатели?

    – Это связано с большим количеством людей, отдыхающих на природе. Проконтролировать их действия сложно, хотя администрация города организовала патрулирование, привлекая к участию в рейдах в том числе правоохранителей, сотрудников МЧС, общественников. Плюс работники управляющих компаний. Лучше всех поставлено дело в Автозаводском районе, где даже при третьем классе пожароопасности глава администрации проводит оперативки. А еще Хвостов купил велосипед.

    – Чтобы ездить на тушение лесных пожаров?

    – Хорошая шутка. Юрий Михайлович купленный велосипед подарит лучшему общественнику, участвующему в патрулировании.

    – Когда?

    – По завершении пожароопасного периода, то есть в октябре.

    Проблема с пожарами гораздо серьезнее, чем полагают многие тольяттинцы. После известных событий лета 2010 года часть горельника вывезли, но осталось много лесных отходов. Они очень горючие. Кроме того, высохла высокая трава и стала, как порох. У нас климат резко континентальный.

    – А в чем тут опасность?

    – Трава быстро высыхает и становится пожароопасной. А бурьяна на месте сгоревших лесов сейчас очень много.

    Есть другая, не менее важная проблема. На протяжении 7 лет горожане на пустошах высаживали различные саженцы, которые не все прижились. Соответственно, на этих площадях надо снова сажать, чтобы создавать древесно-ценные породы, как прописано в лесохозяйственном регламенте.

    У нас леса несут, прежде всего, средообразующий фактор, мы не собираемся заниматься заготовкой древесины. Соответственно, надо менять сам подход к лесоведению.

    – Вы создаете первое в стране муниципальное лесничество. В других регионах об этом знают, как-то реагируют?

    – Конечно. Во многих регионах коллеги заявили, что будут следить за нашей работой, изучать опыт. Кто-то готов поддержать методической литературой.

    – Лучше деньгами.

    – (Улыбается) Конечно, лучше, но они лесники, а не банкиры. Ощутимую помощь нам оказывают министерство лесного хозяйства и другие ведомства Самарской области. Сейчас совместно готовим документы по формированию бюджета на восстановление тольяттинских лесов. Что касается бюджета города, то там на охрану лесов в следующем году денег пока не заложено.

    – Это случайность, закономерность или вредительство?

    – Бюджет дефицитный…

    – А лесничество создано по решению суда и под давлением прокуратуры и общественности. Мэрии, по большому счету, оно не нужно. Раньше без него как-то обходились, а тут средства надо выделять, помещения ремонтировать. Одни хлопоты для чиновников и никакой… «древесины». Я понимаю. Другой вопрос: как идет укомплектование штата?

    – Я принял на работу пятерых специалистов, но двоих сразу же отправил в отпуск без содержания. На них средства должны появиться только в конце сентября.

    – А с машиной для патрулирования лесов что? Помню, вам предлагали очень старую, 2006 года выпуска.

    – Я ее не принял на баланс, потому что нужны солидные средства для капитального ремонта, а их, как вы понимаете, тоже нет.

    – Проблема на проблеме. Может, напрямую обратиться к губернатору, чтобы погонял тольяттинских чиновников?

    – Я сейчас муниципальный служащий, а в этой среде не принято прыгать через голову. Надеюсь, все будет хорошо. В «Единой России» создали рабочую группу по лесам, помощь обещает и экологическая комиссия Госдумы. Эту комиссию курирует тольяттинский депутат Владимир Бокк.

    – А институт экологии? Впрочем, он уже утратил самостоятельность.

    – Теперь это филиал самарского научного центра, но деловые связи остались. Кстати, я пишу докторскую диссертацию, печалиться по поводу проблем некогда.

    – Весь август в городе с подачи мэрии проводилась акция «Чистый лес». Нужно было собрать как можно больше мусора под кустами и сфотографироваться с ним возле контейнеров с отходами. И выложить все это в соцсети. Кто больше лайков наберет, тот и победитель. У меня двойственное отношение к акции. С одной стороны, муниципалитет, не тратя денег, очищает городской лес. С другой, сбор лайков – все же сомнительный способ подсчета голосов. Как и фотографирование возле мусорок. Я, например, никогда не стану делать там снимки.

    – Я тоже. Тут свой нюанс: люди живут в соцсетях, и это надо использовать. Для меня важно то, что горожане, убирающие лес, сами не станут сорить. И детям своим не разрешат. И приглядят за другими, которые отдыхают на природе, то есть проявят гражданскую активность.

    – А что в планах городского лесничества на осень?

    – Инвентаризация лесных участков, посадка саженцев силами общественности на 10 гектарах и так далее.

    – Андрей Николаевич, у меня неожиданный вопрос: какой возраст у самого старого в Тольятти дерева? Самого-самого. Это, наверное, сосна?

    – Это дуб, ему 310 лет. Где он находится, не скажу, чтобы люди туда не ходили. Пусть растет. Дубы могут дожить до 600 лет. А средний возраст сосны в нашем регионе – 240, липы – 150, но это максимум. Тополь и осина у нас живут 70-80 лет, примерно столько же, сколько береза. А вот клен остролистный, не американский, может зеленеть до 120-130 лет.

    Я поздравляю всех любителей леса с праздником. Пусть наш лесной дом общими усилиями становится больше, чище и красивее!

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 35 (1266) 13.09.19

    соловей поет на ветке дуба