Русских певиц нам не нужно: История возвращения Аллы Баяновой в Россию

    баянова алла

    Родители строго следили за тем, чтобы Алла не забывала русский язык. Отец даже взял с дочери слово, что та обязательно вернется в Россию и будет петь для русских…

    Старые песни не умирают. Поколения певцов, сохранив их первозданную красоту, возвращают эти песни на Родину. И самой яркой звездой в плеяде исполнителей сохраненной песни, без сомнения, является Алла Баянова (1914-2011), румынская, советская и российская эстрадная певица, исполнительница русских песен, автор музыки ко многим романсам из своего обширного репертуара.

    Ее при жизни называли легендой. А как же еще можно величать певицу, которая выходила на сцену ровно семьдесят пять лет?

    Алла Левицкая (настоящая фамилия певицы) родилась очень некрасивой и горластой. Бабушка по отцу посмотрела на внучку и изрекла: «М-м, похорошеть надо». Мама Аллы так и не смогла простить свекрови эти слова. Но из этого маленького горластого уродца выросла очень даже хорошенькая девочка.

    Отец Аллы, Николай Баянов, был известным оперным певцом. Во время гастролей он встретил девушку из очень просвещенной помещичьей семьи и влюбился в нее. Родители были против этого брака, и молодые вначале жили у дальних родственников в Бессарабии, которая после революции отошла к Румынии. Так семья оказалась за границей.

    Первый заработок

    Семейство много переезжало, пока не осело во Франции. Когда Алле исполнилось девять лет, в Париже открылся один весьма дорогой ресторанчик «Казбек», где собиралась самая блестящая публика. И вот сюда ее отца пригласили петь. Он надевал поддевку и пел русские песни.

    Однажды он исполнял один номер — «Кудеяр», пел балладу разбойника, который раскаялся в своих грехах. В этом номере должен был участвовать мальчик-поводырь. Где же было взять мальчика? И отец уговорил жену, чтобы вместе с ним на сцену вышла дочка Алла. Это было ее первое выступление на публике. Девочку нарядили в какое-то рубище из дешевого темного материала, в руке у нее была чашка — хохлома, в которой позвякивали несколько грошиков…

    И вот идет она рядом с отцом, на плече — его теплая огромная рука. Подошли к подиуму. Алла помогает отцу сесть на сруб, он вдохновенно поет балладу, публика, замерев, слушает. И это несмотря на то, что все уже были подвыпившие, после чарльстонов и прочих номеров.

    Вдруг в оркестре послышался какой-то перезвон. И совершенно неожиданно для всех, а главное — для отца, Алла запела «Вечерний звон». Отец мгновенно сориентировался, стал вторить… и они ушли — через длинный проход — за кулисы. В этот момент из-за стола встала какая-то дама и бросила Алле в чашку колечко и банкноту. Вслед за ней в чашку стали бросать деньги и другие посетители ресторана.

    Вскоре чашка переполнилась, и деньги посетители стали совать девочке в руки, за рукава, за ворот, ее вызывали на бис. Это был первый большой успех будущей артистки. Когда Алла принесла маме заработанные деньги, та изумилась, а отец сказал ей: «Видишь, Дина, Лешка заработала себе на зимнее пальто».

    Потом девочку отдали в католический монастырь, при котором находилась частная школа, ее держали две сестры-француженки. Именно там Алла научилась танцевать и освоила в совершенстве французский. Владела Алла Николаевна также румынским, немецким и русским языками. Родители строго следили за тем, чтобы Алла не забывала русский язык. Отец даже взял с дочери слово, что та обязательно вернется в Россию и будет петь для русских.

    «Русских певиц нам не нужно!»

    Алла Николаевна долго жила в Румынии — и при королях, и при диктаторах. Диктатор Антонеску невзлюбил ее именно за то, что она пела по-русски. Как-то ее попросили записать пластинку с русскими романсами на румынском языке. Алла напела восемь песен. Вскоре ей вернули эту запись со словами: «Антонеску сказал, что таких русских певиц нам не нужно. Вы поете по-румынски, а от этих романсов за версту тянет русским духом».

    (Впоследствии за пропаганду русского искусства Антонеску даже посадил певицу в тюрьму. Это случилось накануне Великой Отечественной войны).

    Алла Баянова сама писала музыку к стихам русских и советских поэтов — Сергея Есенина, Игоря Северянина, Роберта Рождественского, Константина Симонова и многих других. Правда, на концертах певица никогда не говорила, что исполняет свои собственные произведения. Зато стремилась к тому, чтобы каждый ее романс был маленьким спектаклем. С удовольствием пела и цыганские таборные песни, полные веселья и удали.

    Звездные и незвездные встречи

    Первый муж Аллы Баяновой был греческим подданным, с ним она прожила пять лет, а рассталась по воле ее родителей.

    Второй, Штефан, был румынским помещиком из знатной и богатой семьи, имел доступ в королевский дворец. Они познакомились, когда Алла случайно чуть было… не попала под колеса его автомобиля. Он, красивый молодой человек, вышел из машины, посадил ее рядом с собой и увез в свое имение.

    Штефан устроил жене поистине райскую жизнь, но она закончилась вместе с его арестом… О третьем своем замужестве Аллна Николаевна вообще никогда никому не рассказывала.

    Рассчитывать ей пришлось только на свой талант.

    Алла Баянова знала многих знаменитых русских певцов. Когда во Францииона пела в одном из ресторанов, то познакомилась с Александром Вертинским. Ей тогда было тринадцать лет, и он ей как-то сказал: «Знаешь ты кто? Ты славянка с персидскими глазами».

    Александр Николаевич развлекал публику забавными рассказами, был хорошим импровизатором, а в гримерке Аллы нередко прятался от своих многочисленных поклонниц. Он говорил ей так: «Аделаида, спасай, в зале акулы, спрячь меня куда-нибудь».

    Однажды они даже вместе спели в ресторане дуэтом старинную песню «Молись, кунак…»

    Одним словом, Александр Николаевич Вертинский стал первой и самой большой любовью в жизни Аллы Баяновой, на долгие годы он так и остался ее кумиром, другого такого певца и человека она в своей жизни больше не встречала.

    Много раз Алла Николаевна слышала Федора Шаляпина. Как-то раз в Бухаресте, где она работала в коллективе Петра Лещенко, ей удалось общаться с Шаляпиным целый вечер.

    С Петром Лещенко знакомство состоялось, когда он еще не пел романсы, а только танцевал. Потом Лещенко начал сольную карьеру, они с ним стали близкими друзьями, он даже был ее посаженым отцом на свадьбе. В Бухаресте певец открыл бар «Лещенко», где гуляли широко, с размахом.

    Прежние кабаки очень отличались от нынешних ресторанов. Когда на эстраду выходил артист, официанты не имели права обслуживать посетителей, никто не входил и не выходил из зала. Если подъезжали гости, их просили подождать до конца номера.

    Потом времена поменялись, и люди стали жевать шашлыки прямо на глазах у выступающего певца. Алла Баянова этого никогда не понимала. Для артистов ее поколения выступления в ресторанах были настоящей школой. За современную эстраду ей всегда было стыдно.

    алла баянова

    «Гори, гори, моя звезда!»

    Возвращение на Родину стало еще одним важным событием в жизни Аллы Баяновой.

    До 1989 года получить советское гражданство ей не удавалось. И она приехала в Союз с одним маленьким чемоданчиком, так как боялась, что вскоре ее попросят из страны. Но этого не случилось. И оказалось, что она вернулась насовсем…

    Вскоре после приезда Баянову пригласили принять участие в телевизионной передаче. А на следующий день она я проснулась знаменитой, ее стали называть легендой страны. Теперь ей слали мешки писем, снова приглашали на телевидение, журналисты брали интервью…

    Алла Баянова считала себя счастливым человеком, несмотря на то, что свое место ей, приезжей эстрадной артистке, завоевать было нелегко. Но ей казалось, что романс никогда не выйдет из моды, потому что его секрет в том, что люди «встречаются там с… самими собой: со своими чувствами, желаниями». По ее мнению, вся сила исполнения — в чувстве. Именно чувством привлекали Александр Вертинский, Вадим Козин, Петр Лещенко…

    И Алла Баянова! И пусть ей не удалось сделать великой карьеры в материальном плане, но по этому поводу она нисколько не переживала. Публика баловала артистку, говорила много ласковых слов, концерты проходили с аншлагом, были изданы три книги… Что может быть дороже для артиста?

    В последние годы Алле Николаевне пришлось много пережить. Она неудачно упала и сломала ногу, врач говорил, что ей уже не встать. Но она встала и снова выступала на сцене!

    «Я благословляю мою звезду, которая осветила мой путь на Родину и дала мне неоценимый дар — сотни тысяч друзей, ласковых и любящих. Боже, что за счастье: во всех городах, где я гастролирую, на улицах со мной общаются прохожие, просто так, как близкие друзья, мои россияне!..», — так Алла Николаевна написала в одной из своих книг.

    Подготовила Россинская Светлана Владимировна, гл. библиотекарь библиотеки «Фолиант» МБУК «Библиотеки Тольятти», e-mail: rossinskiye@gmail.com

    Литература:

    1. Баянова А. Гори, гори, моя звезда… Мозаика моих воспоминаний /Алла Николаевна Баянова. — Тамбов, 1994.
    2. Баянова А. Я буду петь для вас всегда/ Алла Николаевна Баянова.- М., 2003.

    О ней:

    1. Гиммерверт А. Непохожая на всех. Алла Баянова. Известная и неизвестная/Анисим Гиммерверт.- М.: «Викмо-М», 2004.
    2. Кузнецова Т. Судьба и магия Аллы Баяновой/Татьяна Кузнецова.- М., 1997.
    3. Фридман В. Мастера эстрады XX века. Популярные песни и романсы в несложном переложении для фортепиано. Алла Баянова/Виктор Фридман.- М.: «Музыка», 2006.