«Расходный материал» в Тольятти: Убийцы часто получают меньше чем они срок

    Я не раз отмечал, публикуя материалы из зала суда, что государство жестко карает наркосбытчиков. Другое дело, что в их ряды обычно попадают простые кладчики, которых оптовики цинично зовут расходным материалом. Тем не менее, убийцы часто получают меньше срок, чем распространители «скорости» и другой «синтетики». Очередной пример тому – свежий приговор, вынесенный в суде Центрального района Тольятти.

    В поле зрения правоохранителей Станислав Г. и Денис К. попали в общем-то случайно. Наряд полиции, патрулируя определенный сектор Старого города, заметил возле дома № 46 по улице Жилина странного парня. Точнее, странным было его поведение. Он средь бела дня озирался по сторонам, что-то записывал в розовый блокнот, а когда увидел полицейских, то резко засуетился: подскочил к проему подвального окна, потом попытался скрыться за углом дома. Мало того, вырвал из блокнота страничку и, смяв ее, быстро выбросил.

    Когда его задержали, молодой человек объяснил свое поведение так:

    – Я работаю замерщиком окон, определялся с объемами.

    Полицейские ему не поверили, обследовав территорию. И правильно сделали: в проеме подвального окна лежали пакетики с наркотиками, а на земле валялась страничка из блокнота с характерными записями. Цитирую (без грамматических ошибок и со знаками препинания): «Жилина, 46, подъезд 1. Зашел за дом, увидел на торце торчащую железку, у ее основания прикопан. Жилина, 46, подъезд 2. Зашел за дом…»

    Задержанным оказался Денис К., рассказавший, что два месяца назад познакомился со Станиславом. Их роднила тяга к наркотикам и отсутствие денег, поэтому они решили стать кладчиками.
    Первое задание от интернетного анонима оказалось пробным: взять на улице Голосова закладку и «раскидать» пакетики в округе.

    – В закладке лежали пять свертков. Мы все их развернули, каждый попробовали, но это была сода. Разложили, получив второе задание – такое же, только улица другая, – рассказал Станислав.

    На третий раз Станислав поехал в Тимофеевку, где среди бетонных плит лежал «груз». Он его забрал, но отдал пакетики для раскладки Денису – не хотел сам светиться. Тот отправился на улицу Жилина и был вскоре задержан. В общей сложности изъято 32,42 грамма «синтетики», согласно классификатору, это соответствует крупному размеру. Если заглянуть в Уголовный кодекс, то станет все понятно с наказанием. Тем более у Дениса – три судимости за грабеж и наркотики, но они уже погашены (официально считается не судимым), у Станислава – одна, за наркотики.

    Меня немного удивил рассказ бабушки Дениса. О том, что до армии внук жил у нее, из-за тяжелого материального положения матери парня. После девятого класса поступил в колледж, но вскоре бросил. Пытался устроиться на работу, хотя кому нужны несовершеннолетние без профессии и опыта.

    – До армии мы замечали, что у Дениса странное поведение. Служил он в морской пехоте, когда демобилизовался, то с работой опять не получилось, если не считать автомойки. Там внук подрабатывал неофициально. А потом мы узнали про наркотики, пытались его лечить. Зимой отправили в Башкирию, там бесплатный реабилитационный центр. Денис вернулся оттуда через несколько дней, сказал, что не хочет вступать в секту. Потом его судили за наркотики. И вот новая история, – горестно вздохнула женщина.

    И тут же добавила, что внук у нее добрый, отзывчивый, но поддающийся влиянию со стороны.

    Арестованные то признавали вину полностью, то отказывались от дачи показаний, то их меняли. Например, Станислав заявил, что раньше себя оговаривал, а на самом деле все обстояло иначе. Он якобы считал, что от наркозависимости можно излечиться только… в колонии. Что же касается наркотиков, то их изъяли у Дениса, а не у него, переписка с «куратором» тоже ничего не значит. К домашнему компьютеру имели доступ все члены семьи и гости, вдруг кто-то из них мог что-то написать. Впрочем, нет особого смысла перечислять все эти несерьезные доводы.

    В суде один признал себя виновным только в приобретении и хранении наркотиков, другой тоже отрицал сбыт. Тем не менее, Станислав получил 13 лет строгого режима, Денис – на 9 месяцев меньше. Но это все равно меньше, чем просил назначить государственный обвинитель из прокуратуры Центрального района Тольятти. Не исключено, что приговор будет обжалован.

    Да, деньги за наркотики друзья-подельники так и не получили, став очередным расходным материалом…

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 8 (1239) 01.03.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    рисует на стене знаки