Рано встаешь – долго проживешь

    28 июля – Кирик и Улита

    «Кто на Кирика и Улиту жнет, тот маньяки видит (видения, мороку)» – Даль. Маньяки – от слов манить, обманывать. Что ж, в страдную пору, когда от высыхающего пота рубаха на тебе коробится, делается лубяной, да еще и в жуткую жару, на постоянном солнцепеке, может что-то и померещиться.

    Вот дожил прадедушка Толя. Позавчера измерил воду в колодце: полтора метра до дна осталось. Наполнил емкость для полива и следующим утром в сладкой-сладкой надежде опускает снова эту мерку – увы, как и вечером, уровень на полметра понизился, так и стоит. Сейчас бы ему, как белке в колесе, на огороде крутиться, а он сидит писульки пописывает, «жесткий режим экономии воды соблюдая». Грядочку пупырчатых огурчиков полил – и вся недолга. А всю остальную зелень придется на «волю Божью пускать».

    Ныне, слава Богу (и советским властям: старались для народа-то!), самаролукцев артезианские колодцы спасают. А обычные в жару мелеют. На всю жизнь запомнилась мне та безводная зима, когда огородные колодцы запирали на замок. Да, да, воровали тогда из них водичку-то, у кого своего колодца на огороде не было. По ночам. Мы из своего-то колодца только глубокой ночью глинистую водичку брали. А улочные до грязи вычерпывали. Так что у односельчан и самаролукских, что «на горах», а не на Волге, отношение к воде чуть ли не сокровенное. Чего не скажешь о молодых отпрысках наших. Помню, приехали тогда ко мне в Аскулы в летнюю пору молодожены – сын со снохой. В баньку послали их последними, когда сами (мы с женой и дочерьми) помылись. Бак горячей воды и десятиведерную из нержавейки бочку с холодной. Вышел во двор – гляжу, сыночка насос колодезный включил – воду набирает. Всю выхмостали, что ли? Да, говорит, а чего ее было-то? Десять ведер – «чего ее было-то».

    Вот какие наставления нашим с вами предкам об эту пору давались:

    «Зерно в колосу – торопись жать полосу». Климат-то на Руси, особенно в Поволжье, уж больно капризный да непредсказуемый. Ну-ка, дожди зарядят да ежели еще смерч налетит и всю постатку твою в Куликово поле превратит.

    «Жатва – время дорогое, никому не даст спокою». В этом я воочию убедился, работая на жатве во время летних каникул копнильщиком на комбайне. Начинали мы с моим «шефом» дядей Мишей Мухортовым, как только-только роса спадет, это уже в четыре утра – и до позднего-позднего вечера, почитай, до десяти, когда уже в нашем сельском клубе танцевальная «страда» разгоралась.

    Но зато какие славные утешения:

    «Жнут жаркою порою – жуют холодною зимою».

    «Пот на спине – каравай на столе».

    «Рано встаешь – долго проживешь». Правоту этого наших дедов-прадедов правила подтвердили ученые. Они уже давно установили, что «жаворонки» гораздо здоровее «сов». У последних в полтора раза выше риск сердечно-сосудистых заболеваний, да и выглядят «совы» куда старше своих ровесников – «ранних пташек». Есть предположение, что мелатонин (гормон хорошего настроения, он же естественное лекарство от старости и онкологических недугов) вырабатывается под воздействием самых ранних рассветных лучей.

    Мудрецы от медицины советуют: даже если вы неисправимая «сова», попробуйте хотя бы несколько дней в неделю притворяться «жаворонком» – ложитесь спать на два часа раньше обычного. Организм вам за это скажет спасибо! Ведь считается, что лучшее время для сна – с десяти вечера до пяти утра. Причем особенно ценны часы сна до полуночи – в это время один час идет за два!

    1 августа – Иоанн Многострадальный

    «На Ивана Многострадалица поле житом хвалится».

    «На Многострадальца Ивана рожь бывает пьяна». Ну, то бишь наливными колосьями долу клонится, как добрый молодец, меда-пива перебравши. Как тут не восторгаться образно-предметным мышлением наших предков?!

    2 августа – Ильин день

    Предупреждение: «Придет Илья, принесет гнилья (дождей)».

    А это вот присловье пожестче будет: «До Ильина дня в сене пуд меду, после Ильина пуд навозу». Довелось мне повидать, как морщатся, перебирая такое сенцо (с «пудом навоза»-то), коровушка с полуторницей. А брезгливые-брезгливые овечки – фырк-фырк на него: мол, сам, хозяин, лопай такое!

    «До Ильи мужик купается, а с Ильи с рекой прощается». А кто это в ум не берет, того потом озноб дерет!!! Это уж сам прадедушка Толя к такому выводу пришел (на основе горько-горького опыта!) Увы, кто не слушался своих бабушек (и я, многогрешный!), теперь расплачивается за это:

    Почему ломит спина?
    Знать, купался после Ильина!

    У нас ведь как (и не только у отроков и юнцов!): потный, горячий в холодную воду – бултых! У меня вот отец в сорок пятом, двоюродный брат Иван Подлипнов в начале пятидесятых прошлого века, сын Владислав в конце восьмидесятых – все трое в Германии служили. И у всех одно наблюдение в память засело: немец, прежде чем зайти в воду, целых полчаса разутый-раздетый на берегу посидит-потопчется.

    Вот что нам у западно-европейцев-то перенимать след: аккуратность, осмотрительность, а не гамбургеры, от которых изжога да гастриты, и другие такие же «новшества», на которые мы, русичи, уж больно падки да повадливы…

    «Ильинская соломка (нового урожая – свежая-свежая!) – деревенская перинка». То-то заботушка молодоженам предстоит – утрамбовывать эту перинку из молодой соломки-то! Ну они-то, положим, охотно с этим справляться будут, а старым старушкам каково на неутрамбованной, которая «комом стоит»? Так и быть, внучку придется просить, чтоб они с молодым муженьком для бабуленьки постарались…

    «С Ильина дня начинаются утренники». Помидоры им не достать, а вот огурчикам, если они в плетях по земле стелются, они могут быть пагубны.

    Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь на Волге»

    широкео поле в спеницей