Работа вдали от Тольятти: Заключение

Этим рассказом мы завершаем тему работы вахтовым методом.

Сегодня на повестке дня решение следующей задачи: зарплаты в Тольятти категорически не радуют, и требуется не только поправить материальное состояние, но и посмотреть мир. Вы скажете, что сделать это одновременно не представляется возможным? Ошибаетесь.

«ПН» расскажет о тольяттинце, который не побоялся трудностей и «взял на абордаж» палубу российского траулера.

Появилась вакансия «отпугивателя белых медведей»

Про паспорта и повседневность

Допустим, вас безумно тянет на шикарный лайнер, но знание языков не распространилось дальше великого и могучего, а самая серьезная фототехника, побывавшая в ваших руках, – смартфон. В таком случае карибский туристический флот, фигурально выражаясь, идет ко дну, зато из глубины северных морей как подводная лодка всплывает флот отечественный – рыболовецкий.

И вот тут надо сделать серьезную оговорку: по законам Российской Федерации на морских и речных судах, независимо от их предназначения и занимаемой должности, человек без специального образования работать не может. Казалось бы, на этом историю можно и закончить, но на примере Алексея мы убеждаемся, что в России возможно все.

– Я даже не знаю, что меня заставило стать матросом: романтика дальних странствий или усталость от повседневности… Короче говоря, в Тольятти меня ничего не держало, и я начал искать вакансии на Северном флоте, – рассказывает наш собеседник.

В интернете можно найти довольно много организаций, предлагающих трудоустройство на траулеры и сейнеры без опыта и специальных документов. Зачастую подобные объявления, говоря языком нелитературным, «развод». Но некоторым, как нашему герою, бывает, и везет.

– Я собрал массу документов, получил загранпаспорт, справку об отсутствии судимости и долгов по налогам и кредитам, СНИЛС, ИНН и так далее. Копии всего этого уехали на Сахалин, и несколько недель я ожидал ответа. Наконец, мне позвонили и сообщили хорошую новость.

Перелет и проживание в общежитии оплачивала компания. Она же занималась вопросами оформления «морских документов». Процесс затянулся на два месяца, за которые Алексей успел акклиматизироваться, а заодно прошел «курс молодого бойца». Его ввели в суть профессии: на рыболовецком флоте человек без опыта и специальности может рассчитывать только на пост моряка-обработчика морепродуктов. Также новички обучились основам ОБЖС – организации борьбы за живучесть судна. Когда все документы были готовы, Алексей успешно прошел медкомиссию, и началась навигация.

Заработки вдали от Тольятти: Продолжение

Про девушек и русскую тоску

Для Алексея большим сюрпризом стал тот факт, что плавание начинается с планового ремонта судна. Причем ремонтировали его не абы где, а в доках Южной Кореи.

– Я сначала обрадовался: мол, не успел выйти в море, и сразу заграница. Но вскоре мне эта Корея встала поперек горла.

– Что так?

– Невыносимая скука. Судно стояло в доке почти два месяца. Рабочие делали основной ремонт, а команда наводила марафет и устраняла мелкие поломки. Свободного времени – уйма. Казалось бы, дуй на берег. Но дело в том, что делать там попросту нечего: уезжать в глубь страны нельзя, а вокруг порта только безликий поселок. В нем, правда, были магазины, кафе, бары и девушки с пониженной социальной ответственностью… Но они не радовали. В общем, тоскливо мне стало до жути.

Наконец судно вышло в море. Алексей работал на палубе, помогая с тралами, а когда появился первый улов, спустился на палубу обработки. Там расположен конвейер, по которому поступает свежепойманная рыба. Рабочие с помощью инструментов и различных станков разделывают добычу, отделяя и сортируя ее части по разным контейнерам. Затем эти контейнеры замораживаются или подвергаются вакуумной обработке.

– Работа незатейливая. И это поначалу сводит с ума. Но очень скоро входишь в особый ритм, который помогает отключить голову и даже получать удовольствие. Кроме того, я почему-то ловил кайф от качки, когда другие ребята проклинали ее на чем свет стоит. На траулере царит особая атмосфера сплоченности и точного понимания своих обязанностей. И эта атмосфера пронизывает тебя с ног до головы и не отпускает до самого берега. Я, когда вернулся в Тольятти, невыносимо скучал по судну и команде.

– А сколько ты заработал?

– Как моряк-первогодка я мог рассчитывать только на оклад – 27 тыс. рублей в месяц. Там я почти не тратился и привез домой примерно 170 тыс.

Про рыбацкую рулетку и наркотик

– Но ведь ты поехал на следующую путину уже как «опытный моряк». Удалось заработать больше?

– Самое смешное, что вторая вахта принесла одни убытки. Рыболовство – что на Волге, что на море – рулетка. В том году рыбы в нашей акватории попросту не было. Ушла. Говорят, мол, так бывает. Компания понесла огромные убытки, и обычные матросы вернулись по домам с долгами. Рабочие на прибрежных рыбзаводах даже забастовки устраивали.

– А ты не бастовал?

– На корабле? Это преступление, за которое тебя минимум не возьмут в следующую экспедицию. А, как я уже сказал, море стало для меня наркотиком.

моряки-обработчики морепродуктов

фото: ПН

фото: из открытых источников