Птицы-зимники прилетели

10 ноября – Неонилы и Параскевы

«Молятся о хороших женихах (то же 7 декабря великомученице Екатерине и 13 декабря апостолу Андрею Первозванному)» (Даль). «Девка на поре – женихи на дворе». Кабы завсегда так-то! А то приходилось умолять: «Матушка Прасковея, пошли женишка поскорее!». От себя присовокуплю: молятся, а не гадают! Последнее – бесовщина, а она завсегда чревата нежелательными последствиями.

11 ноября – Авраамий овчар, праздник овчаров. Анастасия-овечница

Этим вечером потчевали и чествовали праздничным ужином пастухов. Именно чествовали, потому как у селянок к ним отношение сугубо почтительное. Для селянок-то они были как вот няньки и воспитательницы в детском саду для нынешних матерей. Под их присмотр отдавали на целый день самые дорогие после родных деток существа – коровушек, теляток, овечек, да и козочек.

В этот же день чествовалась и Анастасия овечница. Анастасия римлянина (римлянка), заступница овец. Ее чествовали не как пастухов («пирами»), а «предиконостасно». Ей молились о сохранности и благополучии овечек.

12 ноября – Зиновий-синичник

Птахи-эмигранты за бугор подались, а к нам мигранты с севера прибыли. Не прибыли, а, почитай, нагрянули: вчера вечером не было, а по утряни – нате вам! Птицы-зимники – щеглы, снегири, сойки, чечетки, свиристели. Когда по выходе на пенсию работал дворником в детсаде, как приятно было наблюдать за детишками, когда они завороженно глазели на щёголей и красавцев снегирей, облепивших рябины. Какое там: «Становитесь, ребятки, в круг – играть будем!»?! Хором и жалобно-жалобно: «Екатерина Васильевна, давайте лучше птичек посмотрим!».

«И за зиньку-синичку, птичью сестричку свои святые Богу молятся».

«Немного зинька ест-пьет, а весело живет». А я бы, как любитель и почитатель этих милых птах, добавил: «И даже в стужу голос подает!» Вот уж действительно русская птаха: никакая непогода ей нипочем. Чуть-чуть солнышко выглянуло – она уже поет и жизнь славит!

14 ноября – Кузьминки

«Курячьи именинки; курячий праздник» (от себя присовокуплю: не для кур праздничек-то!).

Кузьминки слыли еще и девичьим праздником. В некоторых селах существовал такой обычай. В день Кузьмы и Демьяна девица на выданье с самого утра вместо матери как бы становилась хозяйкой в доме («Заступала на пост!»). Стряпала и своей стряпней сородичей и соседей угощала. И всё это делала под неусыпным надзором и попечением родной матушки. Чем не пример и школа домохозяйствования? А еще, говоря по-современному, тот еще был пиар-то! Вы думаете, на этом угощении не было «тайных агентов» и «засланных казачков» со стороны родителей и родственников будущих женихов? Ой, как вы ошибаетесь-то! И будущая сваха там всенепременно присутствовала и всё-всё выглядывала, «досье на невесту собирая»…

Вот пришлые да приезжие – все как один изумлялись тогда: какие-де в Аскулах и других селеньях Самарской Луки знатные стряпухи. Ну как есть мастерицы! Что ни сотворят – объедение, да и только! А что изумляться-то?! Они сыздетства к этому своими матерями приучены. А что якобы мисками да сковородками в мужей лукаются, «артобстрелы да бомбежки устраивая», да с ухватами наперевес за ними, как гренадерши, устремляются, когда те слишком уж долго у соседки по ее якобы настоятельной просьбе жерди на сушиле поправляли, так это всё враки и досужие (если не злокозненные) домыслы!

Анатолий Солонецкий, газета «Ставрополь-на-Волге»

сойка на кормушке

Сойка