Прямая линия: Ответы на вопросы жителей Тольятти, 2019

    Перед прямой линией пришло сообщение о том, что тольяттинская ветеранская организация стала лауреатом национальной премии «Семейная реликвия» (номинация «Хранители времен»). Вручение награды будет в начале ноября в Москве. Я поздравил председателя городского совета ветеранов Сергея Ященко с победой в престижном конкурсе, но поговорить о внесенном вкладе в развитие семейных ценностей не получилось, потому что начались звонки.

    – Прямая линия? Это Кочерова звонит, Людмила Дмитриевна. Вчера я специально прошла пешком весь парк Победы. Там практически ничего не делается. Какую подготовку к юбилею Победы ведут городские власти, в чем она выражается? Бумагу переводят?

    – Не все, Людмила Дмитриевна, зависит от нашего с вами желания, если финансирование недостаточное. Для меня, например, главное – чтобы в парке Победы был установлен памятник женщине-солдатке.

    – Его точно установят?

    – Я не сомневаюсь. Подготовительные работы, связанные с выбором проекта, идут. Не обошлось, правда, без творческих конфликтов, но такое бывает часто. Онлайн-голосование горожан будет до 30 октября.

    – Второй момент. Совсем забыли про участницу Сталинградской битвы Кравцову, она живет на бульваре Кулибина.

    – Почему забыли? Мне тут подсказывает главный редактор, что недавно был материал, где рассказывалось про увлечение ветеранов, в том числе про хобби Нины Николаевны. Она разводит домашние цветы.

    – К сожалению, теперь не до цветов. Нина Николаевна перенесла инсульт, ее только что выписали из больницы. А реабилитационный центр отказался принимать Кравцову.

    – Вы имеете в виду филиал госпиталя для ветеранов войны?

    – Наверное, он так называется. Нина Николаевна живет одна, ее два раза в неделю навещает соцработник, порой заглядывает соседка. Я иногда захожу.

    – Я все понял, давайте координаты, свяжусь с районным советом ветеранов, пусть шефство организуют.

    – Третий момент. Я ветеран труда, 35 лет проработала на ВАЗе. Вроде льгот положено много, а реально только за капремонт возвращают треть взноса, остальные конторы берут по полной. Писала во все инстанции, чиновники везде одинаковы: возьмите справки, отнесите сюда, сходите туда, вас примут в порядке очереди. И так далее. А у меня ноги больные!

    Я все же две справки взяла, отнесла. И что же? Не те, говорят, идите за новыми. Мы свое честно отработали, так почему власть в лице чиновников не начисляет нам эти несчастные льготы автоматически?

    – Сочувствую вам, Людмила Дмитриевна, к сожалению, таково положение дел, но давайте направим письмо в органы социальной опеки.

    * * *

    – Салтыков звонит, Виталий Данилович. Мой старший брат с декабря сорок первого числится без вести пропавшим. На самом деле родители знали, где он похоронен. Я очень долго вел переписку с военными архивами, Красным Крестом и другими организациями. Украинцы дали четкий ответ, где могила брата. Хочу, чтобы при моей жизни восторжествовала справедливость, я один остался, некому за память брата воевать.

    – Чем помочь, Виталий Данилович?

    – Документы должны быть заверены нотариусом и военкомом. Отнес бумаги в Центральный военкомат и никак не могу дождаться ответа.

    – Я лично позвоню военкому Чурсаеву, уверен, все, что зависит от Вячеслава Васильевича, он обязательно сделает.

    * * *

    – Нина Семеновна беспокоит, Саблина. В других регионах все ветераны, которые относятся к категории «дети войны», получают доплату в 1000 рублей. А у нас этого нет. Почему?

    – Так решило в свое время правительство Самарской области. Из этой категории доплату получают только те, чей доход ниже прожиточного уровня.

    – И что делать? Опять терпеть?

    – Надо объединяться и отстаивать свои интересы. 22 октября будет городская отчетно-выборная конференция, вы же ее делегат. Поднимайте этот вопрос, давайте попробуем отменить эту норму регионального закона, я вас поддержу.

    – Мы решение в протокол занесем?

    – Конечно, если проголосуют другие делегаты.

    * * *

    – Труженик тыла Иванова.

    – Слушаю, Нина Павловна. Я вас по голосу узнал.

    – Я всегда говорила и говорю, что власти неуважительно относятся к труженикам тыла. Что это за доплата в 300 рублей в наше время? Надо эту категорию ветеранов приравнять к блокадникам Ленинграда или к участникам войны.

    – В целом я с вами согласен, но у меня другое предложение. Не надо никого приравнивать. Нужно добиваться, чтобы увеличили льготы труженикам тыла. Давайте этот злободневный вопрос поднимем на нашей конференции. В конце концов, из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд!

    * * *

    – Птицына беспокоит, Лидия Васильевна. У меня такой вопрос: должны ли председатели первичных ветеранских организаций жить на территории этих же микрорайонов?

    – Конечно, а иначе как они будут знать насущные проблемы старшего поколения в том или ином доме, на той или иной улице? Кроме того, в соответствии с требованиями положений устава организации, ветеранские группы формируются по территориальному признаку.

    – У меня есть примеры, когда принцип территориальности не соблюдается.

    – Диктуйте, поправим товарищей.

    * * *

    – Нина Сергеевна, фамилия Ребекина. Ветеран труда федерального значения, на «Синтезкаучуке» по первому списку отработала 42 года. Скажите, Сергей Геннадьевич, ветеран труда – это льгота?

    – Это звание. А что?

    – Как федеральный ветеран я в качестве доплаты получаю 713 рублей. Обычным пенсионерам на поездки в общественном транспорте выделяют 270 рублей. Я уточнила, почему транспортных денег не дают мне. Чиновники ответили: транспортная льгота входит в общую сумму, то есть в 713 рублей. Разве это справедливо?

    – Нет!

    – Сумма не велика, но несправедливость обижает.

    – Давайте я уточню и позвоню вам, диктуйте свой номер телефона…

    * * *

    – Я живу в частном секторе Старого города. Наш Лесной проезд до сих пор не получает квитанции за вывоз мусора. Это очень беспокоит, ведь долги накапливаются. Как быть?

    – Как вас зовут?

    – Олег Михайлович, фамилия Воронков. Некоторые шутят, мол, про нас забыли, давайте вообще не платить. Я против такого подхода: и долги, повторяю, копятся, и пени могут начислить. Зачем попадать в долговую яму!

    – Вы в офис регионального оператора обращались?

    – Конечно. Там говорят: пишите заявление, если согласны с нашими тарифами. А мы не согласны, тем более, областной суд их отменил. Сам читал об этом в «Вольном городе».

    – А мусор с вашей улицы вывозят?

    – Сами выносим к контейнерам, а оттуда редко, но все же вывозят.

    – Ситуация понятная. От имени горсовета ветеранов напишем обращение.

    * * *

    – Теняева беспокоит, Тамара Петровна. Как председатель совета педагогов-ветеранов хочу обратить внимание городских властей, что на отремонтированных улицах после дождей скапливается вода. Лужи кругом, возникает вопрос: кто и как у строителей работы принимал? Вон улица Баныкина залита, на Ставропольской – море воды, к школе нормально не подойдешь. Я в этом году специально резиновые сапоги купила, иначе – не получается.

    – Тамара Петровна, возьмите в районном совете ветеранов бланк по обследованию территорий на предмет комфортного проживания и с коллегами заполните.

    – А потом?

    – Мы соберем результаты таких обследований и направим в правительство области. Это идея губернатора, мы ее с удовольствием поддержим.

    – Еще такая проблема у ветеранов. Некоторым трудно платить коммунальные платежи, потому что надо куда-то идти, а ноги сильно болят. При этом часть пенсионеров не дружит с интернетом. Как быть?

    – Самый оптимальный вариант – обратиться за помощью к более молодым родственникам: детям, внукам, правнукам.

    * * *

    – Моя фамилия Полякова, зовут Вера Евгеньевна. Обращаю ваше внимание на то, что на правой стороне улицы Советской нет тротуара. Грязь кругом, ходить невозможно.

    – Записал. До вас только что звонила Маргарита Рачева, она обратила внимание на ужасное состояние остановок на улицах Мира, Гагарина. Я всем говорю: заполняйте бланки «Комфортная среда» и приносите нам, а мы направим в область.

    И еще. До 1 февраля будут обследованы жилищные условия всех участников войны. Результаты обследования тоже будут отправлены правительству губернии.

    * * *

    – Игорь Марычев из Автозаводского района, звоню по просьбе своего прадеда. Скажите, Сергей Геннадьевич, а сколько всего в нашем городе ветеранов? У вас есть такая цифра? Нет?

    – Есть – 220 тысяч человек. На учете в нашей организации – 89 129 ветеранов. Из них блокадников Ленинграда – 130, непосредственных участников войны – около 200, тружеников тыла – 4 500.

    – А почему количество фронтовиков вы не назвали точное?

    – Потому что цифра, к сожалению, постоянно уменьшается. Из этих двухсот больше половины уже не выходят из квартир. Примерно 30 человек еще могут передвигаться по улицам, вот на них вся надежда, что смогут 9 Мая участвовать в праздничных мероприятиях.

    – Да… Прадед просил узнать, не будет ли доплат тем, кого относят к категории детей войны?

    – Такой вопрос, Игорь, уже не раз звучал в ходе этой прямой линии. Хотите честно? Я – за. Но в Тольятти сегодня 51 тысяча человек, которые относятся к этой категории. Даже самые небольшие льготы для них – ощутимые траты для любого бюджета, поэтому проблему надо решать постепенно, с кавалерийского наскока ничего не получится.

    * * *

    – Любовь Андреевна звонит, Флис. В нашем городе ветеранам очень сложно попасть на прием к ревматологу, кардиологу, урологу и другим узким специалистам. Это я отвечаю на ваш вопрос в анонсе прямой линии: что нас волнует?

    – К сожалению, Любовь Андреевна, в Тольятти большой дефицит медицинских работников. Не только ветераны не могут попасть на прием к узким специалистам, но и все остальные горожане.

    До вас звонили жители Центрального района, у них на улице Лесной вообще закрыли поликлинику, которая располагалась возле детской многопрофильной больницы. Их прикрепили к поликлинике на Горького, 61. Это и далеко, и транспорт мало какой от них туда ходит. Вот как им помочь? Хотим еще раз от имени городского совета ветеранов обратиться к мэру.

    – Поможет?

    – Надо пробовать, под лежачий камень вода не течет. Если что – городской совет ветеранов находится на Жилина, 1, телефон 28-18-74.

    * * *

    – Еле дозвонилась до вас. Это Есфира Константиновна, фамилия Платонова, я работала в школе № 1 учителем русского языка и литературы. Обратила внимание, что в тольяттинском сообществе опять поднимается тема переименования города. У нас есть общество ставропольчан, памятники, книги, название улиц. На мой взгляд, этих уголков памяти достаточно.

    – Согласен с вами. И хотя я уроженец Ставрополя Куйбышевской области, но тоже против переименования. Не надо сейчас тратить силы и особенно средства, которых так не хватает на решение более насущных социальных проблем.

    Сергей Русов, «Вольный город Тольятти»
    Оригинал статьи опубликован в газете «Вольный город Тольятти», № 40 (1271) 18.10.19
    Номер свидетельства СМИ: ПИ № 7-2362

    звонок по телефону

    error: Мы записали ваш IP адрес