«Промзона строгого режима»

    Чрезмерная эксплуатация труда работников – в основе роста производительности труда на вазовском производстве В0.

    Сварщик МКС Максим Сергеевич Смирнов выглядел неважно. Опухшие красные глаза с ходу выдавали в нем жертву нарушения правил техники безопасности на производстве, а отчаяние, которое легко читалось сквозь сетку лопнувших на белках сосудов, не обещало легкого разговора. В редакцию Максим Смирнов пришел вместе с лидером вазовского профсоюза «Единство» Игорем Витущенко.

    У сварщика Смирнова конфликт с администрацией всех уровней на производстве В0 – отдельно построенной конвейерной линии, на которой собирают «Ларгусы», «Ниссаны» и «Рено». Собственно говоря, В0 – это витрина современного АВТОВАЗа и, что немаловажно, визитная карточка Бу Андерссона, маркетинговая площадка, продающая его управленческий гений акционерам концерна.

    Однако именно условия труда, организация производственного процесса и принятые в В0 как норма служебные отношения привели к конфликтной ситуации, не решив которую Максим Смирнов обратился в газету. Ему слово.

    – На нашем производстве принято перемещать людей с одного участка работы на другой. Это делается в случае производственной необходимости (так называется затыкание дыр в процессе производства) или в случае, когда работника хотят наказать.

    – А в чем здесь наказание? Более тяжелый труд?

    – Нет. Это могут быть такие же сварочные работы, предполагающие сварку по 40 контактным точкам. Но на новом месте это другие точки в других местах, и пока я их не выучил – неизбежны ошибки. А это уже основание для наказания рублем. Вот так перебрасывать человека могут хоть каждый день. Я человек прямой и не боюсь конфликта с начальством, поэтому свое недовольство политикой администрации производства, сокращением людей и зарплат всегда выражал открыто. Администрация, понятное дело, в долгу не оставалась.
    Получив очередное распоряжение о смене места работы, я отказался его подписывать и поехал в прокуратуру. Потом, так получилось, разболелся и два дня был на больничном. После моего выхода на работу меня официально уведомили в нарушении ТК РФ.

    Дальше был и вовсе анекдот. Я потребовал копию документа. Мне отказали. Тогда я сказал мастеру, что сфотографирую документ на телефон. Он дал согласие, но снимать я не стал – не видел смысла. Мастер ушел и позвонил в управление службы безопасности, заявив, что я фотографирую на производстве, что строго запрещено. За мной тут же приехали сотрудники СБ и забрали к себе в офис. Там меня опять запугивали на тему – тебе здесь не работать и так далее. Но ничего не добились, и я вернулся на рабочее место.

    – Почему администрация так нервно и жестко реагирует на ваш протест?

    – Они страшно боятся Бу Андерссона и невыполнения плана. Все, сверху донизу. В В0 нет понятия нормы – заставляют работать до упора. Нет пятиминутных перерывов. Нельзя отлучиться даже в туалет. За малейшие нарушения сразу следует наказание рублем, но сперва это будет хамство и грубость, унижающие человеческое достоинство.

    – Это французы так себя ведут?

    – Французские менеджеры тоже имеют привычку орать, но в основном выслуживаются наши. Например, боковины для «Ларгуса» очень тяжелые, и французы установили специальный подъемник, но наши заставляют работников поднимать их вручную – так получается быстрее.

    – А как же правила техники безопасности?

    – Рабочие места в В0 в основном до сих пор не аттестованы, поэтому ни о ТБ, ни о нормальной доплате за вредность разговора нет.

    – И вазовцы все это терпят?

    – В В0 неслучайно брали преимущественно людей не с ВАЗа, а с улицы – без вазовского чувства самоуважения и гордости за свою работу. Здесь очень большая текучка, но это никого не волнует.

    Администрация планомерно сокращает численность работающих и повышает требования к остальным, не повышая, естественно, окладов. Вот и весь секрет эффективности и роста производительности труда, которым гордится Бу Андерссон, читая отчеты. Когда на производство приезжал губернатор Меркушкин, нас всех одели в чистое, расставили по местам и показали ему правильную картинку. А в реальности даже спецодежду не выдают.

    Случаи травматизма скрывают. Вот паренек у нас сломал сразу два пальца. Его «убедили» выдать травму за бытовую. Так и ходит с кривыми пальцами.

    Останавливать линию для проверки сварочных точек запрещают, хотя положено. Зато заставляют подписывать акты этих проверок. В общем, перечислять можно долго.

    – Почему люди не уходят?

    – Да на каждом втором ипотека и прочие кредиты. И работать так невозможно, и уходить людям страшно. Впрочем, людей, готовых на решительный протест, становится все больше.

    Пружина сжата почти до конца и скоро неизбежно начнет распрямляться.

    От редакции:
    Наличие такой вот «промзоны строгого режима» на территории флагмана автомобилестроения РФ, со своими надсмотрщиками и системой наказаний, с крайним неуважением к людям и их труду, пренебрежением правилами и нормами ТК РФ, заслуживает самого пристального внимания надзорных органов, органов власти и СМИ. Если в этом заключается главный секрет успешного менеджмента Бу Андерссона, то все его затраты на собственный PR – зря потраченные деньги.

    ворота производства B0

    фото: «Тольяттинский навигатор»

    «Тольяттинский навигатор» обязательно вернется к данной теме.

    «Тольяттинский навигатор»,
    № 21 (370), 17 июня 2015 года