Преподаватель школы № 86 в Тольятти Марина Киселева стала обладателем титула «Учитель года»

    Буквально через несколько дней она отправится на областной конкурс «Учитель года 2019», чтобы посоревноваться с педагогической элитой губернии. Но мы встретили учительницу в ее любимом третьем классе: конкурсы конкурсами, а работа работой.

    учитель года тольятти 2019 Марина Киселева

    Учитель младших классов школы №86 Марина Киселева

    – Марина Александровна, насколько значимо для современного учителя любое признание и вот такие профессиональные победы, в частности?

    – Наверное, значимы. Как бы мы ни суетились, как бы мы ни относились к тому, что очень многое изменилось в наши дни, что изменились требования к учителю и наши требования к детям и родителям, мы понимаем, как важно возродить статус учителя. И тут эти победы очень важны. В моем случае прежде всего для себя самой. У меня в силу семейных обстоятельств был перерыв в педагогической работе. Хотя я практиковала, работала в частном детском саду, и профессия учителя всегда была для меня значима и нужна. Но очень сильно заболела мама. Тут у меня просто не оставалось выбора. И я думаю, что эта моя победа – во многом ее победа тоже, потому что она всегда за меня переживала, говорила, что это она своей болезнью увела меня из профессии.

    Я даже не планировала вернуться в школу. Но меня вытянули мои подруги: пойдем, это твое. И я пришла. И поняла, что правда вернулась туда, где мне всегда хотелось быть, где мне так хорошо. Где я получаю колоссальное удовольствие от работы.

    – Вы оставляли школу…

    – На десять лет.

    – И вот после такого перерыва вы, наверное, увидели школу другой. У школы появилось иное лицо?

    – Я бы сказала, что в ней поменялось абсолютно все. Начиная от Интернета и электронного журнала и заканчивая новыми требованиями, которые государство ставит перед нами. И дети поменялись. И родители стали совершенно другими.

    – Более требовательными?

    – Они требовательны. Они хотят для своих детей лучшего. Но в принципе этого родители хотели всегда. Для меня было важно заслужить доверие молодых родителей, и мне приятно, что они ко мне относятся с полным уважением и признанием. Может, я не права, но я думаю, что они просто чувствуют, что я люблю их детей. А я правда их люблю. И работу свою люблю очень.

    – А как изменились ученики, Марина Александровна?

    – Они современные. Новый информационный фон очень заметен на детях. Но любви никто не отменял. Мы дружны. Я, конечно, держу планку, и они понимают, что я для них старший человек, но зайти в класс и обнять друг друга – у нас это принято. Принято зайти и рассказать, как дела, что нового. Это важно.

    – А государство? Его требования к сегодняшнему учительству адекватны, оправданны?

    – Однозначно не ответишь. Но я считаю: то, что делается в образовании сейчас, делается в лучшую сторону.

    – Например?

    – Есть моменты, которые школой в последнее время были забыты. Если говорить о национальной системе учительского роста, о педагогах-наставниках, то сейчас наставничество возвращается. И это здорово, потому что, к сожалению, те молодые педагоги, которые сейчас приходят в школу, не настолько подготовлены, чтобы сразу овладеть профессией.

    – А система контроля за знаниями?

    – Наверное, те российские проверочные работы в начальной школе, которые сейчас введены государством, отчасти нужно и можно подкорректировать, но вот лично мне самой интересно, на каком уровне подготовлены мои ученики. К тому же этот процесс подконтролен. Если отличник напишет проверочную работу на три, я буду за это отвечать. Это определенный стимул для педагога: не расслабляться.

    – А стресс?

    – Бывает по-разному. И тут многое зависит от учителя. Я вообще всегда говорю своим детям: у вас есть возможность исправить свой результат. Двоек я не ставлю категорически. И мне приятно, когда дети уже не расстраиваются из-за тройки, а спрашивают, можно ли завтра прийти и исправить эту оценку. Это у нас как правило. А еще я всегда говорю и родителям, и детям: конечно, важно, что у тебя в голове. Но не каждый станет профессором, не каждый будет круглым отличником. Самое главное – что у тебя в душе. И в этом у нас понимание.

    Так что мне кажется, что государство на правильном пути. Не говоря о заплате, которой не только учителю не хватает. Но когда государство смотрит за результатами твоей работы, это хорошо. Ведь бывает также приятно, когда ты выводишь своих ребят в пятый класс, и другие учителя хотят взять твоих детей. Это тоже о многом говорит.

    – Неужели ничего не ставило в тупик, не заставляло опускать руки?

    – Я, наверное, по жизни такой человек, что не отчаиваюсь никогда, как бы ни было трудно. А трудностей хватает у любого человека. Если оглядываться назад, у меня не было таких ситуаций, когда опускались руки. Правда.

    Мне было восемнадцать лет, когда я пришла в школу. Двадцать девятого августа я вышла замуж, а первого сентября учила детей. Родители учеников были в два, а то и в три раза старше меня. Мне было сложно чему-то их учить, непросто завоевать их авторитет. Был в классе один мальчик, к которому сложно было найти подход, но мы его нашли. Бывало, что мы с мужем брали его с собой гулять, общались, разговаривали. Любому ребенку нужно дать любовь. Важно, чтобы он почувствовал, что все, что происходит вокруг него, все это – для него. Во имя него. Вот как только он это почувствует, он сам повернется к вам.

    Когда я вернулась в школу, хотела взять первоклашек, чтобы расти вместе с ними. Но так получилось, что взяла этот класс, хотя он был довольно сложным. Учителя не стояли у его дверей в очередь. Тем мне было интереснее. Теперь мы живем как семья. Хотя мы всего год вместе. Когда шел конкурс, я звонила ребятам и говорила, что скучаю без них.

    – Вас не пришлось уговаривать пойти на конкурс?

    – Еще в седьмом году я пробовала себя в таком же конкурсе. Он был в какой-то мере проще. А может быть, я была моложе. Выиграть мне, конечно, не удалось, но я была отмечена за применение новшеств в работе. Мне повезло: я в девяносто шестом году поехала в подмосковный Обнинск, в научный центр «Эврика». Там люди настолько горели педагогической работой, там была такая творческая атмосфера, что у меня до сих пор от нее мурашки. И тогда мы практически первыми привезли в Тольятти программу развития творческих способностей: теория решения изобретательских задач.

    Потом появились свои задумки, свои приемы, и я пошла на конкурс в то время. Наверное, все-таки в тот раз мне не хватило опыта. Зато столько новых людей, столько ярких эмоций, столько новых задумок было.

    Мне и сейчас не хватает образования. И как бы ни странно это звучало, я сейчас студентка четвертого курса ТГУ. Учусь на психолога. Мне это тоже нравится.

    – Что волнует учителя сегодня?

    – Одна из проблем российского образования: грамотностью молодежь не блещет. И это, конечно, связано с нечитанием. Я вот своих детей приучила к тому, что у них в портфеле всегда должна быть книга, о которой в любой момент можно было бы рассказать и заинтересовать нас так, чтобы мы захотели взять и прочитать ее. Как привить интерес к чтению, об этом я как раз и говорила во время конкурса.

    – Сколько себя помню, я всегда хотела быть учителем. Мама работала нянечкой в детском саду. Она из многодетной семьи, и у меня очень много двоюродных сестер и братьев, чем я и компенсировала то, что была единственным ребенком в семье. Я всегда любила возиться с детьми, нянчиться с маленькими ляльками. Мне было интересно с ними. Всем книжки раздам, всех за ручку повожу. Мне и сейчас интересно с детьми. Приходится учиться постоянно. Муж говорит: ты соскучилась по этой работе. А я и правда соскучилась. В семь утра я уже в школе, а возвращаюсь домой поздно вечером.

    – А как же семья?

    – Дети уже выросли. У старшего трое детей, я трижды бабушка. Младший пока с нами. Мне нравится работа. Я этим живу. Мне некогда расслабиться в хорошем смысле этого слова.

    – Марина Александровна, когда-то общество относилось к профессиям медиков и учителей с безусловным уважением. Сегодня – справедливо или не очень – отношение изменилось. Как вы видите будущее этого союза: школа и общество?

    – Я не говорю, что все учителя пришли в школу по любви. Кто-то ведь приходит в класс за пять минут до урока, и его это устраивает. Кто-то провожает детей по звонку и уже держит сумочку на плече, чтобы убежать из школы. Также и родители. Кто-то сидит с учебником и помогает сыну или дочке, а кто-то даже не провожает ребенка в школу. Как это можно: не поцеловать утром ребенка?

    Важно любить свое дело. Когда все будут понимать это, все повернется к лучшему. Уйдет озлобленность, уйдет владение правами, а не обязанностями, люди изменятся. Винить можно всех и вся, но если ты сам не поменяешься, мир вокруг меняться не начнет.

    Читайте: Лучших учителей и воспитателей выбрали в Тольятти

    Марта Тонова, газета «Площадь Свободы», mail-ps@mail.ru
    Оригинал статьи опубликован в газете «Площадь Свободы»

    мария киселева учитель

    фото: «Площадь Свободы»