Потрошили счета клиентов Сбербанка

Мы уже сообщали, что в суде Автозаводского района рассмотрено громкое уголовное дело. На скамье подсудимых оказались два мошенника, опустошавших счета VIP-клиентов Сбербанка. Преступная схема достаточно большая, и вряд ли в ней были только обвиняемые.

Дедушка, зачем вам «Маэстро»?

Все началось с Москвы. В дополнительный офис Сбербанка (Мещанское отделение) пришел мужчина, предъявив поддельный паспорт. Все данные в паспорте были VIP-клиента из Тольятти, а фотография – его. Попросил оформить ему дебетовую карту «Маэстро Моментум». Вел себя спокойно, соответственно, никаких подозрений не вызвал.

Через два с половиной месяца немолодой мужчина проделал ту же самую операцию в допофисе Самары. Только данные паспорта были уже другого VIP-клиента из Тольятти.
Специалист по обслуживанию физических лиц проявила инициативу и спросила у пенсионера:

– Дедушка, зачем вам карточка «Маэстро Моментум»?

– Внуки на нее будут деньги перечислять, – не моргнув глазом, ответил пенсионер.

Позже следователь ее спросил, как выглядел посетитель. Она сказала, что одет был в темное пальто, на голове – темная кепка. На лице много морщин. Сравнив фото в паспорте с оригиналом, ничего дурного не заподозрила. Поэтому и не стала проверять паспорт на специальном приборе. Не стала снимать и копий с документа – этого не требовалось по их служебному регламенту. Кроме того, карта «Маэстро» не именная, процедура ее получения достаточно простая и быстрая – на все про все ушло 10 минут.

Затем настала очередь тольяттинских допофисов Сбербанка. И здесь мошенники по поддельным паспортам (их было как минимум три) получили несколько различных карточек. А потом стали снимать с чужих счетов деньги. Если бы у них все получилось, то преступное сообщество обогатилось бы на 60 миллионов рублей.

Где мои миллионы?

В этом уголовном деле три потерпевших – два VIP-клиента и собственно Сбербанк. Вот что рассказал один из клиентов.

На протяжении нескольких десятков лет он обслуживался в Сбербанке, в последнее время были открыты пять счетов и «пластиковая карта в рамках зарплатного проекта». На пяти счетах хранились 40 миллионов рублей. В офис банка Николай Петрович (данные потерпевшего изменены) приходил один или два раза в месяц, чтобы снять проценты.

Услуга мобильного банка, когда на сотовый телефон приходит СМС-ка о любой операции с вашим счетом, у него была, но потом Николай Петрович ее отключил. Почему, он не пояснил: то ли не видел большой необходимости, то ли просто решил сэкономить.

Однажды он пришел в дополнительный офис Сбербанка вместе с племянником, решив оформить на родственника карту. Сотрудники сказали, что эта процедура займет много времени, и предложили приехать после их звонка.

Позвонили VIP-клиенту после обеда. Ничего не подозревающий Николай Петрович приехал и был огорошен скверной новостью: кто-то за четыре дня снял с его счетов 38 686 820 рублей, то есть практически все. Сотрудники банка поспешили успокоить миллионера, потому что удалось блокировать операции и большую сумму вернуть на счета законному владельцу. Пропали лишь один миллион и 4 тысячи комиссионных.

С удивлением Николай Петрович узнал, что кто-то в самарском допофисе от его имени получил дебетовую карту «Маэстро Моментум», оформив заявление и дополнительное соглашение. Встал вопрос: как такое возможно?

VIP-клиент заявил, что свой паспорт не терял и никому не передавал, но копии с документа снимались не раз. Это было в туристическом агентстве, где он покупает авиабилеты, в налоговой инспекции, при различных сделках купли-продажи. Своих близких родственников и знакомых Николай Петрович сразу исключил из числа подозреваемых. В ходе расследования уголовного дела ему показали фотографию мужчины в кепке, полученную из Самары. «Двойника» он не смог опознать, так и сказал:

– Этот человек мне незнаком, я никогда его раньше не видел.

Похожая история произошла и со вторым VIP-клиентом Сбербанка, который, давая показания, не раз подчеркивал, что свой паспорт никому не передавал. Документ находился либо с ним, либо дома, либо в служебном сейфе на заводе. С родственниками конфликтов тоже не было, если не считать разговора с сыном, захотевшего купить «Мазду». Отцу предлагалось доплатить полтора миллиона рублей, что, естественно, не вызвало особой радости. В конце концов покупка дорогой иномарки не состоялась.

Хотя есть и принципиальное различие в ситуациях. Второй VIP-клиент больше пострадал от мошенников – у него со счетов сняли 21 360 000 рублей. Надо отдать должное Сбербанку: он до окончания следствия возместил ущерб обоим потерпевшим.

Деньги из воздуха

На скамье подсудимых оказались Дмитрий Учаев и Владимир Касаткин. Оба ранее не судимы, ровесники, им за тридцать. Дмитрий имеет высшее образование, но не имеет работы. У Владимира – наоборот: Касаткин был менеджером по продажам ООО «Мания».

На время следствия Учаева арестовали, потому что в их тандеме он был главным. В изоляторе  пробыл почти год, получив там отрицательную характеристику. Менее деятельного и семейного Касаткина заключать под стражу не стали, ограничившись подпиской о невыезде.

В суде Касаткин вину признал полностью и рассказал свою версию случившегося. Однажды он стал обзванивать людей, которые оказывают содействие в получении кредита. Деньги нужны были не ему, а трем знакомым. В ходе обзвона он и познакомился с Учаевым.

Тот предложил встретиться напротив «Снежной королевы». С собой Касаткин взял копии документов желающих получить кредит. Учаев бумаги взял, а вечером перезвонил, сообщив неутешительную новость: этим лицам денег не дадут, потому что у них плохие кредитные истории. После этого Владимир еще пару раз звонил Учаеву с аналогичными просьбами, но тот не смог помочь.

Через какое-то время Учаев сам позвонил будущему подельнику и предложил заработать денег.  Касаткин, ухватившись за это предложение, получил недорогой сотовый телефон и указание, что необходимо ездить по банкам, открывая там счета на свое имя. И обязательно строго соблюдать инструкции.

Прошло два месяца, работа оказалась непыльной, но и не сильно доходной – Касаткин получал по 20 тысяч наличными. И вдруг звонок.

– Поезжай в банк, проверь, сколько денег на счете. Отзвонись! – приказал Учаев.

Касаткин съездил, с удивлением  обнаружив там крупную сумму. По его словам, он не интересовался, откуда пришли деньги. Главное, что пришли.

Учаев велел ему ежедневно снимать по 4,5 – 5 миллионов. Касаткин снимал и отдавал компаньону. С момента открытия счета таким образом через их руки прошло примерно 30 миллионов рублей.

Когда Касаткин втянулся в «денежный оборот», Учаев предложил ему новую авантюру – вклеить фотографию в паспорт на чужое имя. Разумеется, за приличный гонорар. Владимир и тут согласился, а потом ездил по тольяттинским допофисам Сбербанка оформлять карты «Платинум», «Голд». Мало того, используя поддельный паспорт, Касаткин поставил на учет в МРЭО ГАИ черный «мерседес». Правда, регистрационный номер «получился» не крутым – 276.

За хлопоты с иномаркой Учаев заплатил ему 10 тысяч. Естественно, Касаткина спросили, сколько вообще он «заработал» на махинациях.

– Я получил от Учаева 165 тысяч рублей – ответил обвиняемый.

Как зовут… Руслана?

Дмитрий Учаев, признав в суде вину, сообщил, что хочет сделать важное заявление. Ему была предоставлена такая возможность.

Махинатор заявил, что его роль в совершении преступлений не так уж велика, как это кажется на первый взгляд. Почему? Потому что он все делал не по своей инициативе, а по указанию Руслана – по сути был связным, посредником между Касаткиным и Русланом.

– Почему в ходе следствия вы ничего не рассказывали о Руслане?

К этому вопросу Учаев, просидевший с опытными сокамерниками не один месяц, был готов.

– На следствии ко мне относились предвзято, был только обвинительный уклон, поэтому я ничего не стал рассказывать о подлинном руководителе всех наших операций, – уверенно ответил Дмитрий и поведал почти детективную историю.

С Русланом он познакомился в ночном клубе, сидел рядом в общей компании. Обменялись телефонами. Руслан потом позвонил, предложив оформлять на себя фирмы. Дмитрий на всякий случай подстраховался, предложив услуги Касаткина. Все добытые деньги он отдавал именно Руслану, получая обратно по 20-30 тысяч, из которых приходилось еще отщипывать Касаткину.

– Если вы обменялись телефонами с Русланом, а потом не раз созванивались, то сможете назвать его номер?

– Нет, номер Руслана не сохранился, – грустно поведал Учаев.

Так и остался неустановленным лицом некий Руслан, если, конечно, он существует и зовут его именно так.

Чешский арестант

Была оперативная информация, что обвиняемые поддерживали тесные связи с небезызвестным Максимом Кирсановом. Это бывший сотрудник прокуратуры Автозаводского района, организовавший финансовую пирамиду, в сети которой попали жители не только Самарской области, но и других регионов.

Уголовное дело в отношении Кирсанова (мошенничество в особо крупном размере) еще не рассмотрено. Прописан он в Москве, а живет в Тольятти, поэтому допросить его удалось без проблем.

Максим Николаевич рассказал, что с февраля 2010 года по решению суда Автозаводского района ему предъявлено заочное обвинение в мошенничестве. Через полгода по запросу Интерпола он был задержан в аэропорту Праги и этапирован в чешскую тюрьму, где весьма плохие условия содержания. Там пробыл год, после чего экстрадирован в Россию.

Три месяца содержался в изоляторе Нижнего Новгорода, а после изменения меры пресечения на подписку о невыезде обитает в Тольятти. Периодически по личным и рабочим вопросам выезжает в Москву, получив предварительно разрешение следователя.

Учаева он знает с 2007 года как одного из сотрудников частного охранного предприятия «Атака». Этот ЧОП охранял объекты и транспорт ООО «Аида», которое является головным предприятием их группы компаний. Причем Кирсанов до сих пор числится генеральным директором этого предприятия.

Руководителем ЧОП «Атака» был Юрий Петлицкий, с которым он познакомился через общих знакомых в правоохранительных органах. В составе группы компаний было примерно 20 предприятий, а в 25 российских городах имелись филиалы. При этом во всех подразделениях работало не больше пяти человек, однако охрана вахтовым методом ездила по всем филиалам, так как Кирсанов не мог доверить деньги незнакомым организациям. Все сотрудники охраны были из «Атаки».

В то время в ЧОПе  работали где-то 80 сотрудников, среди них и Дмитрий Учаев. Все были вахтовиками. Когда предприятие прекратило свою деятельность, задолжав охранникам, Учаев уехал жить в деревню. Больше Кирсанов с ним, по его заверениям, не пересекался.

Тогда Кирсанову назвали несколько лиц, которые были замечены в сомнительных финансовых операциях, и спросили, может ли Учаев их знать. Максим Николаевич ответил уклончиво: дескать, точно сказать не может, но предполагает такую возможность. Почему? Потому что «физическая возможность была в ходе неоднократных встреч».

Сам Кирсанов кого-то из тех лиц назвал своим знакомым, кого-то – деловым партнером…

Взыскать солидарно

Для Сбербанка вся эта криминальная история – как снегопад летом, ведь мошенники знали о конкретных счетах VIP-клиентов. И снимали наличные в банкоматах, расположенных у восьми допофисов. Начальник отдела безопасности Автозаводского отделения сообщил в суде, что сотрудники банка, нарушившие должностные регламенты, подвергнуты дисциплинарным  взысканиям. Кроме того, усилен контроль, сейчас к проверке документов стали относиться более серьезно. Хорошо, если так. Но вспоминается недавняя история с поддельным векселем, где сотрудники допофиса не заметили 9 (!) подчисток.

Государственное обвинение в процессе поддерживал представитель прокуратуры города, подчеркнув, что наказание должно быть связано только с лишением свободы. Касаткина предлагалось приговорить к трем годам, Учаева – к четырем.

Суд, как это часто бывает, назначил наказание помягче: Касаткину – два года колонии общего режима, Учаеву – три. Плюс с осужденных должно быть взыскано солидарно в пользу Автозаводского отделения Сбербанка 22 364 855 рублей. Это в счет возмещения причиненного материального ущерба. То есть с каждого мошенника по 11 миллионов с хвостиком.
Кто знает, может для них денежный долг будет пострашнее колонии. Особенно для Касаткина, кстати, почти год воевавшего на Северном Кавказе и сохранившего определенные понятия о чести ветерана боевых действий.

Сергей Русов, газета «Вольный город»

пачка денег в руках

фото: pfp-gazeta.pfpg.ru

фото: из открытых источников